18+ Подростковая драма и связь поколений: чем цепляет второй сезон «Эйфории»

Подростковая драма и связь поколений: чем цепляет второй сезон «Эйфории»

Варков

На HBO Max (а в России в «Амедиатеке» и на «Кинопоиске») стартовал второй сезон «Эйфории» (Euphoria) — подростковой молодёжной драмы о поколении Z с Зендеей в главной роли. Мне удалось посмотреть семь из восьми эпизодов второго сезона, и в этом материале я делюсь впечатлениями, как успешно сериал работает с драмой.

Трейлер второго сезона «Эйфории» / HBO Max

Первый сезон наделал шуму в 2019-м, его прозвали «портретом нового поколения», а Зендея даже получила «Эмми» за роль Ру Беннет как «лучшая актриса драматического сериала». И в этом образе она действительно раскрывается куда ярче, чем в «Дюне» или «Человеке-пауке: Нет пути домой». Но после триумфа «Эйфории» произошёл долгий перерыв в два с половиной года, который прервали короткими спецвыпусками — первым о главной героине, вторым — о персонаже Хантер Шефер. Теперь же наконец выходит полноценный сезон из восьми потрясающих эпизодов.

На случай, если вы забыли, о чём вообще этот сериал: в центре сюжета дружба зависимой от наркотиков девушки Ру (Зендея) и новичка в городе транс-персоны Джулз (Хантер Шефер). Постепенно их отношения становятся всё более близкими, и между ними возникают чувства. Параллельно представлены истории ещё нескольких подростков из их школы — «королевы школы» Мэдди, комплексующей из-за своей фигуры Кэт, спортсмена-задиры Нэйта и двух сестёр Лекси и Кэсси, каждая из которых сталкивается со своими проблемами. В финале первого сезона Джулз и Ру решили уехать из города, чтобы начать всё заново, но в последний момент Ру отказалась и осталась одна на вокзале.

Ру и Джулз, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

Первый эпизод второго сезона побил рекорд HBO Max с момента запуска стримингового сервиса — его посмотрело 2,4 млн человек. Откуда такой интерес? Всё очень просто: «Эйфория» — шоу, наглядно демонстрирующее, что все происходящие в молодости события оказывают огромное влияние на дальнейшую жизнь подростков. Сериал любят за откровенность и честность. Шоу Сэма Левинсона показывает, как подростки проходят через зависимости, как принимают свою сексуальность, как пытаются осмыслить себя в окружающем мире — и зачастую каждое откровение происходит через боль.

Сериал находит способ отозваться в каждом. Когда я учился в школе, у меня был приятель, который рано подсел на наркотики. Что конкретно он принимал, я не знаю, но виделся я тогда с ним нерегулярно, и при каждой новой встрече замечал, как он постепенно отдалялся от всех и сгорал внутри. У парня была неблагополучная семья, и им не было дела. А друзья не нашли правильный подход к тому, как поддержать оставшегося на обочине жизни приятеля. Я не знаю, чем закончилась его история — наши пути разошлись, но у меня на всю жизнь остался перед глазами жуткий образ парня, готового на что угодно ради денег. Ведь на них можно купить ещё дозу. Его принципы разрушались, убеждения менялись, а рук, за которые можно было бы зацепиться, рядом не оказалось. И это было страшно — на его фоне меркли любые подростковые драмы, которые я видел в старшей школе.

В таком же положении во втором сезоне мы увидим и Ру. Героиня, с большим трудом отошедшая от своей зависимости в первом сезоне, снова возвращается к ней. Причём её ждёт более серьёзная стадия, при которой она буквально бежит от всего мира в надежде хоть как-либо решить свои проблемы. Но как решить то, что внутри тебя? Как унять боль, причина которой в твоей голове? Я смотрел, как Зендея отыгрывает эти чувства и вспоминал того приятеля из детства. Как он был готов обманывать других — даже близких — ради денег на новые дозы, так и Ру преступает свои моральные принципы, падая в жуткий омут, из которого, кажется, уже совсем нет выхода.

Во втором сезоне больше внимания получают второстепенные герои. Например, Лекси и Феско, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

В этом моменте «Эйфория» работала на меня уже не как драма о неблагополучных подростках, а как настоящий фильм ужасов. Потому что видеть, как человек решается на подобное, реально страшно. Люди, подсаживающиеся на иглу, не прячутся в жутких подворотнях в трущобах, зачастую они живут среди нас. Таким человеком может стать любой, кто потеряет контроль и вовремя не попросит поддержки и понимания.

«Эйфория» во многом ещё и об эмпатии. Когда мы видим, что близкому или не очень человеку плохо — как мы готовы ему помочь? Побыть рядом? Поддержать чем необходимо? Взять за руку и пройти с ним весь путь? Сэм Левинсон в своём шоу говорит, что при желании поддержать ближнего нужно быть готовым ко встрече с тем, что терзает другого человека, нужно иметь силы принять его таким, какой он есть. Ведь у каждого есть свои скелеты в шкафу — и пытаясь спрятать чужие, можно неосторожно вызволить свои.

В этом плане интересен образ Джулз во втором сезоне. Ей в продолжении «Эйфории» уделяется меньше внимания, поскольку на передний план вывели внутренние терзания Ру. Но и героине Хантер Шефер дают свои яркие моменты — в них она движется дальше к определению себя, пытается осмыслить свою ориентацию после отношений с Ру, а также старается стать лучшей версией себя. Она не оставляет подругу в беде, но не всегда выбирает правильный способ помочь в своём стремлении поддержать подругу. Из-за этого их отношения проверяются на прочность самым жестоким способом.

В сети, кстати, множество недовольных поведением Джулз фанатов.

Второй сезон «Эйфории» отлично работает на разговор со зрителем о самых жутких вещах в нашей жизни. И всё это подаётся под ярким монтажом и наркотическим фильтром, перемежающимся с нестандартной визуализацией мыслей персонажей. Например, Сэм Левинсон берёт знакомый многим конфликт отцов и детей, но дополняет его сожалением о нереализации. Отец одного из главных героев Кэл Джейкобс (Эрик Дэйн) в новом сезоне раскрывается глубже — зритель узнаёт, как события прошлого вынудили его жить вразрез со своими желаниями. Из-за этого он обозлился на сына, который родился в другое время и получил возможность чувствовать себя комфортно. Эта боль из-за невозможности реализоваться терзает Кэла всю жизнь, и он, сам того не желая, транслирует свой гнев на сына.

Феско и Нэйт, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

В продолжении сериала Сэм Левинсон вновь берёт знакомые подросткам клише, пытаясь переработать их через призму особой искренности и эмоциональности «Эйфории». Например, такая простая вещь, как любовный треугольник, в этом сериале обретает сразу несколько уровней. Это одновременно и измена, и предательство дружбы, и попытка найти утешение хоть в каких-то отношениях. Здесь сериал вновь отсылает к тому, что многие герои травмированы тем, что не могут достичь желаемого. Каждый из участников треугольника страдает на своём уровне и понимает, что эти отношения лишь травмируют. Но им проще поддерживать иллюзию близости и чувств, чем честно признаться себе в том, что им нужно побыть наедине с собой.

Что интересно, треугольник возникает и в отношениях Ру с Джулз. Девушки одновременно увлекаются Эллиотом (Доминик Файк), с которым знакомятся на новогодней вечеринке в начале сезона. Но если Джулз помимо дружеского общения он привлекает и в физическом плане, то Ру видит в наркомане своего. Эллиот много употребляет и отчасти подталкивает героиню к зависимости, из-за чего он вновь оказывается на грани.

Ру и Эллиот, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

Главное достижение сериала — «Эйфория» по-прежнему невероятно красиво поставлена. В первой серии несколько раз ловишь челюсть от игры света и сочетания картинки, музыки и постановки персонажей. Чем больше смотришь сериал, тем чаще ловишь себя на мысли, что шоу Сэма Левинсона как постановка в театре — некоторые герои намеренно переигрывают, чтобы с дальних рядов всем было хорошо видно, а самые яркие эпизоды раскрываются, когда персонажи наедине и ведут диалог со зрителем. И в седьмой серии эта метафора перестаёт быть метафорой, когда на экране смешивается театральная постановка и подача самого сериала.

«Эйфория» рассчитана на подростков, но она отдаёт дань уважения родителям поколения Z — это проявляется и в саундтреке, и в кивках комедиям вроде «Американского пирога», и в общей тональности, в которой почти не ощущается новая этика. Персонажи здесь нарушают личные границы, токсично строят отношения и думают лишь о себе — их поведение строится так, как десятилетия назад велись отношения, когда и сериалы о подростках писались совсем на совсем иной искренности. В этом есть некая связь поколений — подростки в «Эйфории» проходят через те же трудности, что и их родители когда-то. И это выводит связь поколений на новый уровень.  

Проработал несколько лет в магазине комиксов. Писал о книжках с картинками, пока продавал их. Создал раздел комиксов на «Канобу» и спецвыпуск «Мира Фантастики». Теперь помогаю делать 2х2.медиа.

Tolstoy Comments
Читайте ещё
Рекомендуем
Популярное
Понятно
https://media.2x2tv.ru/euphoria-2-season/
Подростковая драма и связь поколений: чем цепляет второй сезон «Эйфории»
Подростковая драма и связь поколений: чем цепляет второй сезон «Эйфории»
Второй сезон «Эйфории» от HBO Max сильнее первого цепляет за живое.
Кино и сериалы
2022-01-15T21:01
2022-02-28T12:02
Кино и сериалы
https://media.2x2tv.ru/content/images/2022/01/16418391717839------.jpg
1440
1440
true
1440
1080
true
1440
810
true

На HBO Max (а в России в «Амедиатеке» и на «Кинопоиске») стартовал второй сезон «Эйфории» (Euphoria) — подростковой молодёжной драмы о поколении Z с Зендеей в главной роли. Мне удалось посмотреть семь из восьми эпизодов второго сезона, и в этом материале я делюсь впечатлениями, как успешно сериал работает с драмой.

Трейлер второго сезона «Эйфории» / HBO Max

Первый сезон наделал шуму в 2019-м, его прозвали «портретом нового поколения», а Зендея даже получила «Эмми» за роль Ру Беннет как «лучшая актриса драматического сериала». И в этом образе она действительно раскрывается куда ярче, чем в «Дюне» или «Человеке-пауке: Нет пути домой». Но после триумфа «Эйфории» произошёл долгий перерыв в два с половиной года, который прервали короткими спецвыпусками — первым о главной героине, вторым — о персонаже Хантер Шефер. Теперь же наконец выходит полноценный сезон из восьми потрясающих эпизодов.

На случай, если вы забыли, о чём вообще этот сериал: в центре сюжета дружба зависимой от наркотиков девушки Ру (Зендея) и новичка в городе транс-персоны Джулз (Хантер Шефер). Постепенно их отношения становятся всё более близкими, и между ними возникают чувства. Параллельно представлены истории ещё нескольких подростков из их школы — «королевы школы» Мэдди, комплексующей из-за своей фигуры Кэт, спортсмена-задиры Нэйта и двух сестёр Лекси и Кэсси, каждая из которых сталкивается со своими проблемами. В финале первого сезона Джулз и Ру решили уехать из города, чтобы начать всё заново, но в последний момент Ру отказалась и осталась одна на вокзале.

Ру и Джулз, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

Первый эпизод второго сезона побил рекорд HBO Max с момента запуска стримингового сервиса — его посмотрело 2,4 млн человек. Откуда такой интерес? Всё очень просто: «Эйфория» — шоу, наглядно демонстрирующее, что все происходящие в молодости события оказывают огромное влияние на дальнейшую жизнь подростков. Сериал любят за откровенность и честность. Шоу Сэма Левинсона показывает, как подростки проходят через зависимости, как принимают свою сексуальность, как пытаются осмыслить себя в окружающем мире — и зачастую каждое откровение происходит через боль.

Сериал находит способ отозваться в каждом. Когда я учился в школе, у меня был приятель, который рано подсел на наркотики. Что конкретно он принимал, я не знаю, но виделся я тогда с ним нерегулярно, и при каждой новой встрече замечал, как он постепенно отдалялся от всех и сгорал внутри. У парня была неблагополучная семья, и им не было дела. А друзья не нашли правильный подход к тому, как поддержать оставшегося на обочине жизни приятеля. Я не знаю, чем закончилась его история — наши пути разошлись, но у меня на всю жизнь остался перед глазами жуткий образ парня, готового на что угодно ради денег. Ведь на них можно купить ещё дозу. Его принципы разрушались, убеждения менялись, а рук, за которые можно было бы зацепиться, рядом не оказалось. И это было страшно — на его фоне меркли любые подростковые драмы, которые я видел в старшей школе.

В таком же положении во втором сезоне мы увидим и Ру. Героиня, с большим трудом отошедшая от своей зависимости в первом сезоне, снова возвращается к ней. Причём её ждёт более серьёзная стадия, при которой она буквально бежит от всего мира в надежде хоть как-либо решить свои проблемы. Но как решить то, что внутри тебя? Как унять боль, причина которой в твоей голове? Я смотрел, как Зендея отыгрывает эти чувства и вспоминал того приятеля из детства. Как он был готов обманывать других — даже близких — ради денег на новые дозы, так и Ру преступает свои моральные принципы, падая в жуткий омут, из которого, кажется, уже совсем нет выхода.

Во втором сезоне больше внимания получают второстепенные герои. Например, Лекси и Феско, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

В этом моменте «Эйфория» работала на меня уже не как драма о неблагополучных подростках, а как настоящий фильм ужасов. Потому что видеть, как человек решается на подобное, реально страшно. Люди, подсаживающиеся на иглу, не прячутся в жутких подворотнях в трущобах, зачастую они живут среди нас. Таким человеком может стать любой, кто потеряет контроль и вовремя не попросит поддержки и понимания.

«Эйфория» во многом ещё и об эмпатии. Когда мы видим, что близкому или не очень человеку плохо — как мы готовы ему помочь? Побыть рядом? Поддержать чем необходимо? Взять за руку и пройти с ним весь путь? Сэм Левинсон в своём шоу говорит, что при желании поддержать ближнего нужно быть готовым ко встрече с тем, что терзает другого человека, нужно иметь силы принять его таким, какой он есть. Ведь у каждого есть свои скелеты в шкафу — и пытаясь спрятать чужие, можно неосторожно вызволить свои.

В этом плане интересен образ Джулз во втором сезоне. Ей в продолжении «Эйфории» уделяется меньше внимания, поскольку на передний план вывели внутренние терзания Ру. Но и героине Хантер Шефер дают свои яркие моменты — в них она движется дальше к определению себя, пытается осмыслить свою ориентацию после отношений с Ру, а также старается стать лучшей версией себя. Она не оставляет подругу в беде, но не всегда выбирает правильный способ помочь в своём стремлении поддержать подругу. Из-за этого их отношения проверяются на прочность самым жестоким способом.

В сети, кстати, множество недовольных поведением Джулз фанатов.

Второй сезон «Эйфории» отлично работает на разговор со зрителем о самых жутких вещах в нашей жизни. И всё это подаётся под ярким монтажом и наркотическим фильтром, перемежающимся с нестандартной визуализацией мыслей персонажей. Например, Сэм Левинсон берёт знакомый многим конфликт отцов и детей, но дополняет его сожалением о нереализации. Отец одного из главных героев Кэл Джейкобс (Эрик Дэйн) в новом сезоне раскрывается глубже — зритель узнаёт, как события прошлого вынудили его жить вразрез со своими желаниями. Из-за этого он обозлился на сына, который родился в другое время и получил возможность чувствовать себя комфортно. Эта боль из-за невозможности реализоваться терзает Кэла всю жизнь, и он, сам того не желая, транслирует свой гнев на сына.

Феско и Нэйт, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

В продолжении сериала Сэм Левинсон вновь берёт знакомые подросткам клише, пытаясь переработать их через призму особой искренности и эмоциональности «Эйфории». Например, такая простая вещь, как любовный треугольник, в этом сериале обретает сразу несколько уровней. Это одновременно и измена, и предательство дружбы, и попытка найти утешение хоть в каких-то отношениях. Здесь сериал вновь отсылает к тому, что многие герои травмированы тем, что не могут достичь желаемого. Каждый из участников треугольника страдает на своём уровне и понимает, что эти отношения лишь травмируют. Но им проще поддерживать иллюзию близости и чувств, чем честно признаться себе в том, что им нужно побыть наедине с собой.

Что интересно, треугольник возникает и в отношениях Ру с Джулз. Девушки одновременно увлекаются Эллиотом (Доминик Файк), с которым знакомятся на новогодней вечеринке в начале сезона. Но если Джулз помимо дружеского общения он привлекает и в физическом плане, то Ру видит в наркомане своего. Эллиот много употребляет и отчасти подталкивает героиню к зависимости, из-за чего он вновь оказывается на грани.

Ру и Эллиот, кадр из второго сезона «Эйфории» / HBO Max 

Главное достижение сериала — «Эйфория» по-прежнему невероятно красиво поставлена. В первой серии несколько раз ловишь челюсть от игры света и сочетания картинки, музыки и постановки персонажей. Чем больше смотришь сериал, тем чаще ловишь себя на мысли, что шоу Сэма Левинсона как постановка в театре — некоторые герои намеренно переигрывают, чтобы с дальних рядов всем было хорошо видно, а самые яркие эпизоды раскрываются, когда персонажи наедине и ведут диалог со зрителем. И в седьмой серии эта метафора перестаёт быть метафорой, когда на экране смешивается театральная постановка и подача самого сериала.

«Эйфория» рассчитана на подростков, но она отдаёт дань уважения родителям поколения Z — это проявляется и в саундтреке, и в кивках комедиям вроде «Американского пирога», и в общей тональности, в которой почти не ощущается новая этика. Персонажи здесь нарушают личные границы, токсично строят отношения и думают лишь о себе — их поведение строится так, как десятилетия назад велись отношения, когда и сериалы о подростках писались совсем на совсем иной искренности. В этом есть некая связь поколений — подростки в «Эйфории» проходят через те же трудности, что и их родители когда-то. И это выводит связь поколений на новый уровень.  

ru-RU
https://media.2x2tv.ru/legal/
2х2.медиа
batman@2x2tv.ru
+7(495) 644 22 24
ООО «Телерадиокомпания «2x2»
192
31
2022
Варков
https://media.2x2tv.ru/content/images/2022/06/photo_2022-06-14_10-12-03.jpg
Проработал несколько лет в магазине комиксов. Писал о книжках с картинками, пока продавал их. Создал раздел комиксов на «Канобу» и спецвыпуск «Мира Фантастики». Теперь помогаю делать 2х2.медиа.
Варков
https://media.2x2tv.ru/content/images/2022/06/photo_2022-06-14_10-12-03.jpg
Проработал несколько лет в магазине комиксов. Писал о книжках с картинками, пока продавал их. Создал раздел комиксов на «Канобу» и спецвыпуск «Мира Фантастики». Теперь помогаю делать 2х2.медиа.
Подростковая драма и связь поколений: чем цепляет второй сезон «Эйфории»
https://media.2x2tv.ru/euphoria-2-season/