Терапия и диалог по душам: о чём рождественский выпуск «Эйфории»

Артём Миндрин

Актриса и модель Зендая, исполняющая роль Ру в «Эйфории», в октябре писала, что рождественский спецвыпуск HBO покажет 6 декабря. В отличие от второго сезона, дата релиза которого сдвинулась в сторону неизвестности из-за пандемии, он вышел с опережением графика — на русском языке эпизод можно было увидеть уже 4 декабря.

Вы могли забыть половину героев и событий первого сезона «Эйфории», но финал наверняка отпечатался в памяти так же, как и концовка Skins под Wild World. Если нет, то оставлю эти воспоминания и сравнения при себе, и не очень от этого расстроюсь. И речь не только о музыкальном номере, в котором Зендая отъезжает под собственную же интерпретацию хита Labyrinth. Весь восьмой эпизод сериала получился довольно драматичным, оставляя задел на довольно любопытный второй сезон. Я думаю, что не случись пандемии и проблем со съемками, никаких спецвыпусков бы не было, но шоураннеру Сэму Левинсону пришлось выкручиваться.

Прежде чем перейти к своим впечатлениям от просмотра, я хотел сам бы разобраться с простым вопросом «каким бы я сделал спецвыпуск». Кажется, срыв Ру в финале заслуживает значительной части предстоящего сезона, поэтому логичнее было представить историю Феско (барыга) после ограбления и выплаты долга, ну или приключения Джулс (которую играет трансгендерная модель и ЛГБТ-активистка Хантер Шафер) после отъезда. Но Левинсон простых путей не ищет, что делает спешл по-настоящему особенным. Почти час вы вместе с героями будете предаваться полному осмыслению произошедшего на импровизированном сеансе с психологом, а заодно обсудите и ещё тонну проблем, которые находятся далеко за пределами сериала.

Осторожно, дальше спойлеры или авторское мнение

Попытка структурировать мысли после просмотра превращается в непрекращающийся поток заметок, рассматривать которые вместе — долго, скучно и не особо нужно. Поэтому давайте попробуем ответить на простые вопросы.

— А что там вообще в рождественском спешле?

— Этот эпизод я бы назвал экранизацией романа «Отцы и дети» курильщика (крэка), где вместо отцов и детей два наркомана разных возрастов (в качестве бонуса ещё один наркоман категории «суперстаршие»). Истинное проявление сериала будет на экране около четырех минут, а дальше наступает talk episode с одним перерывом на перекур, ради которого и было всё создано (на мой взгляд).

Начинается всё с дико фальшивой сцены, которая буквально возмущает с первых кадров. Перед тобой напёрсточники, которые впрочем вскрываются довольно быстро. Дальше действие переносится в дайнер, где Али (наркоман в завязке) будет методично разбивать циничный образ 17-летней Ру (наркоман в развязке).

Если вы не помните, Али — это спонсор Ру, который по-отечески наставляет её на путь истинный, как мужик с мотоциклами помогал Липу в Shameless. За время диалога вам на всякий случай объяснят в лоб, почему героиня сорвалась в конце первого сезона, несмотря на собственные успехи, а ещё напомнят про BLM и другие актуальные темы 2020 года (без коронавируса). Но слушать их интересно — сам взгляд на революции хочется проговорить на кухне с друзьями, а универсальность других тем позволит каждому зрителю найти что-то близкое и его переживаниям.

— Пока звучит так, словно спецвыпуск будет интересен только фанатам сериала.

— На этот комментарий от выпускающего редактора я ответил сначала утвердительно. Но спустя пять часов мнение поменялось — вам вообще не надо знать, кто есть кто. имена героев здесь нужны лишь для обозначения общей формулы, где можно подставлять свои значения. Все размышления живут вне сериала — они все в нашей жизни. Один зритель попадет на сеанс терапии, кто-то на лекцию, а третий будет наблюдать за занимательной беседой, но все они вынесут что-то важное для себя.

Говорить про наркотики сложно, но необходимо. И делать это надо не акварельными плакатами поликлиник. Именно поэтому всё стартует с вопросов о том, как общество стигматизирует людей, которые с проблемой столкнулись. В прошлом году в новостном поле появилось сообщения Эминема, который радовался 11-летию своей трезвости. Во многом эпизод объяснил мне, о чём говорил артист и сколько работы за этим скрывается. Вторая важная для меня тема — самостигматизация. И формула, которая предлагается авторами сериала, может быть полезна в любом другом схожем случае, даже если вы не Ру.

— Я полюбил сериал за красоту. Стоит ли портить впечатления таким эпизодом?

— Сэм Левинсон умудрился со всеми проблемами производства снять эпизод хорошо (и на плёнку). При всей статичности событий на экране, наблюдать за всем приятно, особенно в момент перекура. Мало того, что он наступает ровно в тот момент, когда тебе самому этот перекур необходим, он ещё тупо красив. Есть ещё красивая финальная сцена, но её сложно оценить по достоинству, потому что внимательный зритель будет в состоянии главной героини.

— А музыка?

— Ей было сложно пробиться, но где получилось — всё удалось.

После просмотра хочется много говорить и рассуждать в унисон с 45-летним героем Колмана Доминго (Али), но здесь правильнее оставить размышления на отдельные темы каждому зрителю. Спешл получился частично вакуумным — он отлично живёт вне первого сезона, проговаривает много вещей, которые на экране уже были, а ещё он вряд ли испортит впечатления от того, что будет на экране дальше. Это публичный разговор, где на сцене в удобных креслах расположились две персоны. Одна практически идеальная за счет своего трудного жизненного пути, другой же только предстоит этот путь пройти. И зрителям предлагается трудный выбор, сделать который практически невозможно — идеальный и праведный взгляд человека, до которого мы не доросли, или цинизм и категоричность, которая осталась где-то в нашем пубертате. Кажется, после просмотра все уйдут при своем мнении, но останутся инициаторам дискуссии благодарны.

Что же касается «Эйфории» в целом, то хочется самому себе сбить дыхание. Сериал действительно классный и совсем забываешь, что это адаптация совершенного другого проекта. Но во многом детище Сэма Левинсона идет по уже протоптанной тропе. Большинство проблем я видел ещё в каком-нибудь этапе цикла «Деграсси», да и многие из них остались примерно в тех же годах. Частично сериал можно сравнить даже с первым сезоном «Полового воспитания», но всё же «Эйфория» качественно выделяется на всеобщем фоне. К сериалу появляются дополнительные требования, которые постоянно стоит учитывать, — он должен быть честным, он должен говорить с нами на настоящем языке и не должен романтизировать прием всего того, что сливал Феско в унитаз в конце седьмой серии. И, кажется, со всеми задачами отлично справляется рождественский спецвыпуск.

Лучше я сдохну ноунеймом, чем буду работать над собой, учиться, ставить перед собой реалистичные цели и двигаться по карьерной лестнице

Понятно