«Солнечные противоположности» как «Франкенштейн» семейных ситкомов

Наталья Лобачёва

В пятницу, 26 марта, на Hulu вышел второй сезон «Солнечных противоположностей» — проекта Джастина Ройланда и Майка МакМэхана. Это история о прилетевших с планеты Шлорп пришельцах Терри и Корво, их репликантах Джесси и Ямьюлак, а также о судьбоносной Пупе — эволюционирующем инопланетянине, созданном для превращения Земли в Шлорп-2.

Первым сезоном Solar Opposites уже породили массу обсуждений: мы успокаивались, что проект не скалькирован с «Рика и Морти» (и даже не повторяет мультсериал «Осторожно, земляне!»), наблюдали за межпланетными мигрантами и через их знакомство с привычной для нас жизнью открывали обыденность по-новому. По сути, мы с «Противоположностями» адаптировались к мирам друг друга. И раз курс молодого пришельца пройден, можно начинать погружение (с небольшими спойлерами).

«Солнечные противоположности» / Hulu

Слом четвёртой стены

Второй сезон насыщен метагэгами: в первом эпизоде главный герой Терри уже придумывает четвёрке пришельцев название «Солнечные противоположности»:

— Солнечные противоположности летят в Лондон!
— Хватит уже, что это вообще значит?
— Предлагаю называть нас солнечными противоположностями!

В сериале слом четвёртой стены выглядит не как вау-эффект, он скорее работает на сближение зрителя с героями. Отсылки к известным фильмам типа «Чужого против хищника» или к обсуждению нового «Соника» в твиттере не выглядят как пасхальные яйца — уж слишком они лежат на виду. Скорее такие реминисценции добавляют происходящему правдоподобности: персонажи путешествуют по Лондону, Москве, периодически говорят о поп-культуре и передают приветы зрителю. Кажется, будто на другом материке реально поселились пришельцы, и это не вызывает особого ужаса.

Более того, инопланетяне сражают своей дружелюбностью: в пятом эпизоде они даже предлагают зрителям получить жизненно важный урок на специальном сайте сериала. Например, не стоит понижать градус алкоголя, а цыплят, вообще-то, по осени считают.

Новый взгляд на вечные ситкомы

Продолжение «Противоположностей» с первого же эпизода намекает, что перед нами нетипичный формат семейных ситкомов. И это проявляется не столько в отсутствии родственных связей между героями, сколько во внешней обстановке и коммуникациях внутри инопланетного квартета.

Во-первых, герои оказываются в сложном положении относительно своего вида: шлорпианцы Коврониус и Зельвуд заинтересованы исключительно в Пупе, а не в поддержке бывших соотечественников и желании держаться вместе. Земляне же не принимают инопланетян как своих: Ямьюлак подвергается жёсткому буллингу со стороны одноклассников, а Корво становится жертвой насмешек на местной вечеринке.

Получается, они уже не свои у шлорпианцев и ещё не свои у землян.

Ты ассимилировался, как и мы. Обожаешь пиццу, как и мы! Купил абонемент в спортзал и ни разу не воспользовался. Ты не настоящий пришелец, Корво!

Отчаянные времена требуют отчаянных мер, а эта четвёрка уж точно не из робкого десятка. Поэтому вместо драгоценной Пупы, которая уже поменяла цвет и стала более разговорчивой, герои отдают пришельцам обычную собаку с указаниями, как за этой псевдопупой ухаживать:

— Ходите на прогулку три раза в день;
— Выполняйте все её прихоти;
— Бейте себя по лицу каждый раз, когда она гавкает.

С издёвками землян герои тоже не настроены мириться: Ямьюлак мстит одноклассникам ударом со спутника, а Корво создаёт отдел по борьбе с вечеринками.

Во-вторых, Solar Opposites успешно сидят сразу на двух стульях, вбирая в себя лучшее от разных форматов ситкома. С одной стороны, они продолжают традицию «Рика и Морти», выражая чувства и мысли героев через сарказм и иронию. Так, например, в начале лета репликанты решаются убить взрослых, а взрослые — репликантов, боясь устать друг от друга за каникулы.

При этом, персонажи осознают, как важно их сплочение во времена, когда все остальные от них отвернулись. Потому они не стесняются говорить о важности друг друга: например, Джесси достигает пика своей карьеры в четвёртом эпизоде, но чувствует себя несчастной без общения с Ямьюлаком, Терри и Корво. Похоже действуют персонажи других семейных ситкомов типа «Великого севера» и «Закусочной Боба».

В-третьих, как и многие проекты семейной анимации, Solar Opposites по-своему говорят о смерти. В начале второго сезона, как и во всём первом, смерть выглядит своеобразным спецэффектом, который легко отменить. Так, например, во втором эпизоде Ямьюлак превращает людей в бутылки с вином, а в третьей серии Терри хоронит всех своих близких. В обоих случаях герои потом переигрывают происходящее в хэппи-энд без особых усилий, не оставляя зрителю шанса почувствовать драму.

Но к концу сезона герои вместе с создателями будто перестают дурачиться и говорят о смерти куда серьёзнее. Здесь уже не хихоньки да хахоньки: персонажей ждёт реальная смерть, до которой надо успеть насладиться происходящим. Каждый начинает жадно сгребать все сладости жизни, пытаясь «надышаться перед смертью». Но в последний момент персонажи понимают, что ценен не собственный гедонизм, а время, проведённое с близкими.

Две сюжетные схемы по цене одной!

И, конечно же, мы не можем не сказать про Пупу — самого интригующего героя Solar Opposites. Пока квартет пришельцев ездит в летние лагеря, сидит в тюрьме и сражается с местными любителями вечеринок, Пупа неспешно набухает, смотрит шпионские сериалы и, в общем-то, медленно двигает сюжет. Мини-истории Терри, Корво и репликантов то начинаются, то заканчиваются вместе с сериями — это первый сюжетный уровень, схожий концептуально с такими семейными ситкомами, как «Симпсоны» и «Достаточно близко».

Пупа же живёт вне эпизодного континуума; она и есть та красная нить, незаметно проходящая сквозь серии и сезоны. Этим она подкупила наш интерес после премьеры, а теперь заставляет мучительно ждать продолжение Solar Opposites, где наверняка появятся новые философские уровни, экшен-истории и взгляды на извечные темы.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно