Интервью с продюсером «Майора Грома» Романом Котковым и исполнителем главной роли Тихоном Жизневским

Варков

В кино выходит первый фильм по отечественным комиксам — «Майор Гром: Чумной Доктор», основанный на одноимённой серии от Bubble. В честь этого наш редактор Варков побеседовал с продюсером и сценаристом фильма Романом Котковым (он ещё и главный редактор издательства), а также с исполнителем главной роли Игоря Грома — Тихоном Жизневским. С 1 апреля фильм будет в кинотеатрах по всей стране, и в ожидании мы поговорили о комиксах, невзрослении, любви русского зрителя к сериалам о ментах и о том, настало ли время вернуться в кино.

Игорь Гром — редкий пример честного полицейского, у которого от несправедливости будто горит внутри. Это побуждает его снова и снова идти против правил, добиваться правды грубыми методами и после неудач без горечи надевать старую потёртую кожаную куртку с кепкой и возвращаться на службу. Но однажды всё меняется — в Санкт-Петербурге появляется настоящий суперзлодей, называющий себя Чумным Доктором.

О том, каким получился фильм «Майор Гром: Чумной Доктор», Артём Нечаев подробно рассказывает в отдельном материале.

Об изменениях, произошедших с фильмом

— Роман, в вашем подкасте с продюсером Михаилом Китаевым вы рассказывали, что после его прихода в команду очень сильно переработали фильм. Можешь рассказать, как сильно изменился проект? Правильно понимаю, что среди идей, от которых вы отказались, было, например, представление более интернационального Санкт-Петербурга?

Роман: У нас долгое время была идея снимать Питер как современный Нью-Йорк. Это было видение режиссёра Владимира Беседина, который поставил короткометражку о Майоре Громе. И огромное количество наработок было сделано в этом ключе. Какие-то из них остались в полнометражном фильме — например, полицейский участок, который похож на западный участок и не похож на наш. Но большую часть мы сделали всё-таки такой петербургской, родной, народной, красивой, то есть той, какой мы гордимся на самом деле.

Ранний ролик с интернациональным подходом к изображению Санкт-Петербурга

Изначально мы это делали, потому что вели переговоры с кучей западных продюсеров, людей, которые собирались финансировать полнометражный фильм про Грома. Так что, конечно, проект претерпел множество изменений. Мы тогда были новыми людьми в киноиндустрии, которые думали: «Вот сейчас мы, как Майор Гром, выбьем пинком двери и научим всех, как делать», а потом поняли, что мы сами ещё ничего делать не умеем — нужно прийти и научиться. И Миша Китаев стал как раз тем человеком, который пришёл и научил нас, как подбирать команду и как вообще работать в кино.

Соответственно, те образы и те идеи, которые у нас были до его прихода, мы отмели, потому что у нас был другой каст и иной драфт сценария. И потом мы уже начали всё это выстраивать с нуля с учётом уже российской киноиндустрии и нашли в ней самое лучшее.

Роман Котков на съёмках фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

— Как считаешь, примут ли такой подход западные зрители? Со всей его «русскостью».

Роман: Мне кажется, что да. Там классные живые персонажи, у них действительно живая русская душа. То есть они оценят именно героев. Главное достоинство фильма и его идентичности — это его русские персонажи. Это узнаваемые архетипы, сыгранные замечательными российскими актёрами. Кажется, именно в это западный зритель может влюбиться. Он увидит красивый Питер, классный экшен, необычные образы, в которых много души.

Это есть и у Игоря Грома, что совершенно понятно, ведь он человек, который погряз в работе. Он постоянно думает о ней, привык решать проблемы по-своему, и это свойственно русскому человеку, потому что в других странах всё иначе. Люди не так уделяют время работе — они встают в 18:00 и уходят домой. А русский человек перерабатывает, он всего себя кладёт на амбразуру того, чем он занимается. Кажется, это очень характерно для нашего народа. Надеюсь, западный зритель на это подсядет и оценит, как классно смогли снять в России фильм.

«Майор Гром: Чумной Доктор»: куда привели поиски «русскости» кинокомиксов
Первый российский кинокомикс удивляет тем, насколько он «норм», а сам Майор Гром теперь навсегда в нашем сердечке.

— Роман, в интервью я читал, что короткометражка больше не считается каноном для фильма «Майор Гром: Чумной Доктор». А какие-то находки или визуальные решения из неё всё же перешли в полный метр?

Роман: Да, конечно. Мы много шутили, что у нас состоялся ребут вселенной ещё до того, как она запустилась. У нас была короткометражка, мы признали её неканоничной и сразу перешли к фильму. В полнометражный фильм перешли бандиты, собственно, открывающая сцена — погоня за грабителями в масках хоккеистов из «Шайбу! Шайбу!». И, наверно, перешла ещё способность Грома просчитывать события. Кажется, это две самые важные фишки, которые ушли в фильм из изначальной концепции.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

Но я не могу сказать, что мы как-то ориентировались на короткометражку в плане того, на что нам хочется быть похожими. Всё же это был наш шоурил, демонстрация возможностей технических и работы в команде. Так что на полном метре мы всё поменяли, и сейчас у нас есть история, достаточно драматичная, интересная и яркая, чтобы отделиться уже от сплошного экшена и принять, что мы сделали фильм про персонажей и героев, раскрыли их и хотим дальше с ними работать.

Об экшене и подготовке к роли

— Любое супергеройское кино в первую очередь про экшен. Тихон, ты в интервью говорил, что в твоей жизни очень важную роль играет театр, а там подготовка к роли отличается от кино. Как тебе дался тяжёлый опыт физических тренировок для «Майора Грома»?

Тихон: Замечательно мне дался этот опыт. Подобного у меня не было прежде — здорово было попробовать это всё: дробное пятиразовое питание и регулярные упражнения с тренерами. Я ведь никогда с тренерами не занимался — максимум единоборствами в детстве. Но чтобы так сильно прорабатывали моё тело — такого не было никогда. В целом всё, что связано с «Майором Громом», — это огромный опыт и что-то новое для меня.

Тихон Жизневский, кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

Я вот сейчас фильм впервые целиком посмотрел [на пресс-показе — ред.], и это тоже новый опыт — оценка себя в качестве главного героя. Я даже не знаю, по каким критериям это характеризовать, потому что я ни разу себя в таком проявлении не видел. В театре, например, ты себя вообще не видишь, если главную роль играешь.

А разница между театральной подготовкой и подготовкой к кинороли небольшая. И там, и там ты готовишься к роли одинаково. Например, для «Майора Грома» я нашёл товарища из полиции, который действительно следователь. С ним я читал сценарий, хотя это было запрещено, но я об этом никому не рассказывал из создателей. Я просто приносил с собой сценарий и говорил: «Давай думать над этим: что правда, что может быть, а что — нет, что совсем смешно и из-за чего нас засмеют твои друзья-следователи». А он смотрел и говорил, например, «Вот это бред, этого быть не может». Я потихонечку какие-то кусочки ребятам проталкивал, они там закладывались, персонажи больше опускались на землю, становились доступнее для простого человека, нежели герои, существующие в американских комиксах, которые говорят так, как никто не говорит, и делают всё так, как никто на самом деле не делает.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

Роман: Я бы ещё добавил, что сейчас среди сценаристов фильма указаны восемь человек, но, на самом деле, если реально всех указывать, то стоило бы указать и всех артистов, и со стороны помогавших ребят, и вообще всех на съёмочной площадке, кто работал, потому что все внесли свой вклад.

Тихон: Вот шутка с шавухой в трейлере — чисто моя. Два дня мне Олег [Трофим, режиссёр — ред.] говорил: «Давай-давай, тут нужна какая-то шутка про шаверму. Как тебе эта? А вот эта?» Я говорю ему: «А если „Ещё вчера мяукала“?» А он отвечает: «Она, конечно, бородатая, но ничего — всё равно работает». И мы её оставили.

Роман: Мы прогоняли каждую сцену столько раз, что текст прямо на ходу преобразовывался. Так что это большая коллективная работа.

— Тихон, в интервью ты рассказывал, что до «Майора Грома» не читал комиксы, но пришлось познакомиться с первоисточником. Можешь рассказать о новом для тебя опыте?

Тихон: Сама культура комикса любопытна, конечно, но не сказал бы, что это моё. До «Майора Грома» я совсем не читал комиксов. Но когда начал работать над ролью, то, естественно, всю линейку перечитал. Это очень любопытно и здорово. Форма постоянно меняющихся картинок с каким-то острым сюжетом, где что-то постоянно происходит, и ты за этим следишь. То есть кино буквально у тебя в руках. Сам формат любопытный, но повторюсь: не совсем моё, но очень интересно.

— Может быть, Роман Котков или Артём Габрелянов советовали тебе какие-то истории, которые обязательно стоит прочитать?

Тихон: Они мне многое советовали почитать, но читал я немногое. *смеётся* Различные истории Marvel и DC я, конечно, видел. У меня так бывает — сидим с другом, смотрим фильм, я спрашиваю: «А это Marvel?» — «Нет, это DC». И наоборот. В общем, не разбираюсь в этом сильно. Я читал в основном  что-то из вселенной Bubble — «Красную фурию», «Бесобоя» и его друга синего демона Шмыга, несколько выпусков про Чумного Доктора и даже «Игорь Угорь» [пародийный комикс Bubble с короткими стрипами — ред.]. Мне нравится, что ребята делают со вселенной.

Роман: Тебе очень понравился «Игорь Гром», который стартовал, когда «Майор Гром» закончился.

Тихон: Да, «Игорь Гром» замечательный: это когда упадничество у Игоря начинается, и он превращается в падшего человека.

— Главный злодей фильма — Чумной Доктор, вы не раз говорили, что в фильме под маской скрывается совсем другой человек. Расскажите о внешнем облике. В комиксе он выглядел иначе, а в фильме персонаж получил полноценный костюм со встроенными огнемётами и бронёй. Почему отказались от оригинального образа?

Роман: У нас фильм всё-таки с претензией на реализм, пусть и с альтернативным взглядом на происходящее. Человек в фиолетовом пальто и в маске, у которого видно волосы, странно смотрелся бы. В любых кинокомиксах перерабатываются образы для кино, потому что все понимают, что это должно выглядеть реалистичнее, интереснее и более правдоподобно.

И, конечно, с Чумным Доктором мы проделали огромную работу, потому что сделали полностью функционирующий костюм, в котором реально работающие огнемёты. У нас на ютубе есть несколько роликов о его создании. И там огромное количество людей рассказывает, как мы его создали за четыре месяца. Это действительно мощно. Мы создали реально работающий суперзлодейский костюм, который в принципе может натянуть любой.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

— Теперь главное, чтобы его не украли.

Роман: Да, теперь главное, чтобы не украли. У нас три версии есть, разобранные по частям, хранятся в разных городах. Надеюсь, ничего такого не произойдёт.

Интересно, как народ примет Чумного Доктора — как образ, как символ.

— Тихон, а тяжело было на съёмках взаимодействовать с Чумным Доктором и его огнемётами?

Тихон: Конечно, но безопасность была превыше всего. Профессионалы в лице Саши Стеценко следили за каждым шагом, контролировали ситуацию и не давали нас в обиду. А жарко и правда было. Огонь, конечно, подрисован чуток в фильме, но где-то в половину он правда был на съёмках.

Роман: Мы реально жгли людей и Санкт-Петербург. Но ничего не пострадало.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

О народной любви к сериалам про ментов

— В России исторически любят сериалы и фильмы про ментов, многие современные миллениалы росли волей-неволей смотря эти бесконечные проекты. Продолжает ли «Майор Гром» в каком-то смысле этот тренд? Какой новизны стоит ждать?

Тихон: Мне кажется, это к вопросу о том, когда мы с моим товарищем-следователем работали над сценарием. Он мне много говорил, что если переносить это в реальную жизнь и показывать жизнь полиции, то надо было начать выпивать и снимать драму.

Роман: И запереться в крохотном кабинете.

Тихон: У нас не было задачи показать нашу современную полицию и как-то приукрасить её. У нас она симпатичней внешне получилась. У современных полицейских и машины, и форма чуть-чуть другие. Но не было и задачи у нас в полном реализме. Не об этом кино. Это параллельная вселенная.

Роман: На самом деле, мы не хотели намеренного олдскула.

Тихон: Тогда было бы «Там для меня горит очаг...» *напевают вместе*

Роман: От старой гвардии у нас Алексей Маклаков остался — пусть он и не из полиции, а из армии, но, тем не менее, мы хотели ввести образ, полюбившийся любителям классических сериалов.

Алексей Маклаков, кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

Но в целом то, что перешло, из атмосферы этих старых проектов о ментах, — это не то, с чем современные люди ассоциируют полицию. Иногда это достаточно негативный образ. Мы же хотели вернуть образу полицейского не то чтобы какой-то лоск, а именно правильность.

Тихон: Как дядя Стёпа.

Роман: Да, дядя Стёпа был советским супергероем, который приходил и доставал что угодно откуда угодно, всегда выручал и был таким человеком, который придёт и спасёт.

Кадр из мультфильма «Дядя Стёпа — милиционер / «Союзмультфильм»

Тихон: Защитник простых людей в первую очередь.

Роман: Гром тоже человек, который придёт и спасёт — пусть он и сделает это, ругаясь, избивая людей или разрушая по дороге что угодно, но он всё равно справится. Я всегда говорил, что для меня это простая концепция: супергерой в России — это человек, который приходит и делает свою работу, причём делает её хорошо и доводит дело до конца. Вот Гром — это такой человек, потому что ему не нужны лазеры из рук, ему важно быть там, где в нём нуждаются, и сделать то, что он должен.

Кажется, это и было заложено в старых классических «Улицах разбитых фонарей», где они появлялись, решали проблемы с юморком, попадали в какие-то забавные комедийные ситуации, вот это точно наше наследие — несерьёзный подход.

Тихон: То есть лёгкая коллаборация «Ментов», «Ментовских войн» и комиксов Marvel.

Роман: Не знаю, я в «Ментовских войнах» не играл в отличие от кое-кого.

Тихон: *смеётся* Жёстко, было дело. Все, кто живёт в Питере, так или иначе там снимались. [Тихон сыграл в 2013 году в «Ментовских войнах 7» — ред.]

О режиссёрской версии фильма

— Сейчас после выхода «Снайдерката» фанаты кинокомиксов активно обсуждают режиссёрские версии фильмов. А есть ли сцены, которые пришлось убрать, но вам их очень не хватало в финальной версии?

Тихон: Мы час отрезали.

Роман: Куча сцен! Есть ещё сцена большая на барже с Игорем Громом и Димой Дубиным. Материала очень много. Возможно, в какой-то момент нам захочется сделать расширенную версию, но проблема в том, что для этого нужно, во-первых, наше время, а, во-вторых, куча графики, монтажа, звука и так далее. Это огромная работа. Даже работу над тем, что сегодня люди видели в финальной версии, мы доделывали до последнего момента — каждый кадр, каждый звук допиливали. Не могли отпустить, всё улучшали и улучшали. И вот, судя по реакции людей на пресс-показе, всё отлично и всем понравилось.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

О шаверме

— Одна из ключевых фишек Игоря Грома — он обожает шаверму. Тихон, а ты разделяешь его любовь?

Тихон: Обожаю!

Роман: Главный эксперт.

Тихон: Я всегда её любил ещё до съёмок «Майора Грома», начиная с института. Даже с родины своей — когда первые шавухи появились в Калининградской области. [Тихон родился в Зеленоградске — ред.] Они тогда были такие острые, плотные, совсем не такие, как сейчас.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

Шаверма — это потрясающая еда, в которой сочетаются цена, качество, вкус. Это доступная, объединяющая людей еда, хоть и не совсем нашего происхождения. Это не так важно во времена мультикультурализма, и это прекрасная всеобъединяющая еда, начиная с очень богатых людей и заканчивая простыми рабочими. Я очень люблю шаурму и ем постоянно. Не как Майор Гром, конечно — не по пять штук в день. Но когда я после долгой поездки возвращаюсь в Питер, сразу с вокзала иду на Владимирскую, беру свою любимую шавуху, съедаю и домой.

О заинтересованности зрителей и возвращении в кино

— Расскажите, какие трудности возникли, когда вы пробовали заинтересовать фильмом не читавших комиксы людей? Как достучаться с русским супергероем до зрителя, который пресытился, например, фильмами Marvel, и у кого есть опасения в адрес «русских супергероев» после «Защитников».  

Роман: Конечно, предубеждения есть. Поэтому мы придумали несколько способов, как подавать фильм. Один — «экранизация российского комикса», второй — «приключенческий боевик» и т.д. Наш фильм, на самом деле, достаточно многослойный и многоступенчатый — в нём есть всё: и экшен, и комедия, и боевик, и драма. Как Шрек говорил, что он — луковица, так и наш фильм многослойный. Там очень много всего. Я надеюсь, что именно поэтому в нём каждый найдёт что-то своё. У нас есть и классные молодые ребята, и Алексей Маклаков с Любовью Аксёновой, которые известны широкому российскому зрителю, который много смотрит различные проекты на телевидении и в кино. Достучаться тяжело, потому что все размышляют в духе «Ну какой в России супергерой?»

Любовь Аксёнова, кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

Ещё много реакций встречаем относительно короткометражки. Многим она понравилась, и они говорят: «Ну вот они всё там поменяли, и теперь будет плохо». Это, конечно, предубеждение, потому что стало только лучше, и мы наконец можем это показать.

А вот насчёт предубеждений в адрес кинокомикса не могу сказать. Именно экранизаций комиксов в России не было ещё никогда — мы в этом первопроходцы. А качественное кино говорит за себя. Когда люди посмотрят, вопросов уже не останется.

— Немного грустный вопрос: несмотря на послабления, в России всё ещё не побеждён коронавирус, а это налагает ограничения к посещению кинозалов и в целом отпугивает многих. Не боитесь, что «Майор Гром» выходит слишком рано?

Роман: Во-первых, другие проекты, в том числе новогодние, показали, что люди всё-таки ходят в кино. На «Последнего богатыря» и на «Огонь» пошло огромное количество людей.

Тихон: Сейчас и «Конёк-горбунок» хорошо зашёл в прокате, а он вышел не под Новый год или другие праздники. Народ потихоньку возвращается в кино.

Кадр из фильма «Конёк-горбунок» / СТВ

Роман: Люди очень соскучились по кино, особенно по масштабному, жанровому, крутому, зрелищному — это для нас главное. И, кажется, не выходи мы сейчас, а перенеси опять на осень или к Новому году, то мы бы уже сами не смогли и свою жизнь просто положили на служение этому фильму. И мы уже  правда устали его доделывать — этим можно до бесконечности заниматься.

А во-вторых, мы считаем, что сейчас очень классный момент, когда людям реально не хватает такого фильма. Апрель — месяц весенний, все сейчас начнут выходить из домов, и мы надеемся, что они пойдут гулять, дышать свежим воздухом, а также заходить в кино, чтобы посмотреть хороший фильм.

Как возрождают сказки в российском кино: «Конёк-горбунок», «Последний богатырь» и другие
Возрождение киносказок — уникальная Жар-птица или обычный Иван-дурак?

О ностальгии и невзрослении

— В детстве многие из нас примеряли на себя роль героев и бандитов, а современные дети — супергероев и суперзлодеев. Тихон, а кем в детстве хотел стать ты?

Тихон: Я в детстве хотел стать ветеринаром, а примерял я на себя разные роли — совершенно не похожих героев. Это и Tekken, и Street Fighter, и Mortal Kombat. В последнем я был Саб-Зиро, а в Street Fighter — Далсим. Мы во дворе устраивали битвы — тогда нечем было заняться, как сегодня, поэтому мы выходили, распределяли роли: «Я — Далсим, ты — Кэмми, ты — Рю», — и бились до крови. Вот такими супергероями мы увлекались в детстве.

Кадр из Street Fighter II

— Так вот о каких единоборствах из детства ты говорил ранее.

Тихон: Нет! Это уже потом я занимался в секциях. Не могу сказать, что я боец, чуть-чуть учился и буквально два раза в жизни дрался. Но во дворе мы прям месились, делая вид, что мы супергерои.

Я вырос в 90-х, там вылезаешь из окна, а кто-то прыгает на чужом лице или в кого-то стреляют. Так что время было весёлое. И, тем не менее, все эти фишки я хорошо помню. Потом уже Покемоны пошли, но это мне уже не так было интересно. Tekken и первый PlayStation в сердце навсегда.

— А вот сейчас, когда ты примерил на себя роль Майора Грома, отечественного героя, есть ли ощущение, что сбылась какая-то детская мечта?

Тихон: Да в том и дело, что так в жизни и бывает, что то, к чему ты не стремишься, тебя само находит. На удивление парадоксальная вещь: я никогда не мечтал, не желал, не было у меня такой мысли даже — сыграть супергероя. Я, конечно, хотел когда-то побыть Оптимусом Праймом, но это маловероятно. *низким голосом* Автоботы!

Роман: Съезди в Адлер, там точно будет возможность сыграть Оптимуса у аниматоров на пляжах.

Тихон: А супергероя я сыграть не хотел, так что не могу сказать, что закрыл какой-то гештальт. Мне кажется, если бы наш фильм получил продолжение, то это можно было бы дальше развивать. Вот я сегодня целиком посмотрел «Майора Грома» и понял, куда это можно увести. Тем более, что сейчас и киноопыт новый появляется потихоньку. Как первый шаг — это очень круто. Всё равно камни полетят, конечно, всё равно будут плеваться, кто-то будет хейтить, но нельзя не признать, что это не историческая ***** [фигня], как говорится. Это первый отечественный фильм, снятый по отечественному комиксу. Это важная веха.

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» / Bubble Studios

— Мы как 2х2.медиа активно поддерживаем кидалтов и невзросление, много говорим о том, каково жить со своим внутренним ребёнком, сохраняя увлечения, тянущиеся с детства. Наша основная идея как раз в том, что иметь такие хобби и мировоззрение — совершенно нормально. Вот Роман до сих пор коллекционирует фигурки и комиксы. А в каких отношениях ты, Тихон, со своим внутренним ребёнком? Считаешь ли себя полноценно взрослым?

Тихон: В моей профессии в первую очередь стоит оставаться непосредственным, как ребёнок, потому что актёрское ремесло в моём представлении — это игра детей в куклы, в солдатики, как в детстве. И чем больше ты играешь в это, чем ты органичней выглядишь, тем серьёзней это может получиться и прозвучать со стороны. Поэтому я как раз пытаюсь дурачиться постоянно, говорить иногда какие-то вещи, которые не стоило бы, веселить себя и окружающих. Как только ты становишься максимально серьёзным взрослым человеком, то всё — начинаешь потихонечку внутренне умирать. Надо пытаться оставаться собой, нельзя своего внутреннего ребёнка взрослить.

Роман: Я за Тихона ещё скажу, что каждый раз, когда мы самую серьёзную сцену или смену сделали, он выходил из кадра и такие коры мочил, что мы все лежали. Это невозможно передать — просто нужно быть там.

Тихон: Правда, надо дурачиться, надо какие-то свои хобби и увлечения  оставлять. Должна в человеке оставаться какая-то детскость.

— Вот ты, Роман, по жизни работаешь с комиксами — редактируешь их, пишешь, читаешь. Как тебе помогает этот опыт?

Роман: У меня есть шутка, что я прихожу с работы, где весь день читал комиксы, ложусь в ванну, открываю другие комиксы и тоже начинаю читать. Это правда — я всё время так делаю. Это уже часть жизни. Мне нравятся комиксы, я люблю их, хочется, чтобы больше людей читало комиксы. Это то, что мною движет и поддерживает на плаву. Кажется, проблемы у многих людей в жизни оттого, что они не делают то, что им приносит настоящее удовольствие. Хочется, например, покупать фигурки — да, пожалуйста, у меня весь подоконник завален ими. Когда к нам в кабинет с Артёмом [Габреляновым — ред.] приходят, у нас там куча всего, полноценный склад.

Тихон: И это верно. Нужно получать удовольствие от жизни. Заниматься, чем хочется — не бояться и не стесняться.

Проработал несколько лет в магазине комиксов. Писал о книжках с картинками, пока продавал их. Создал раздел комиксов на «Канобу» и спецвыпуск «Мира Фантастики». Теперь помогаю делать 2х2.медиа.

Понятно