Как возрождают сказки в российском кино: «Конёк-горбунок», «Последний богатырь» и другие

Наталья Лобачёва

Российский кинематограф знатно утеплился этой зимой, выпуская уже третью киноленту, основанную на сказках. Первого января вышел «Последний богатырь: Корень зла», четвёртого февраля состоялась премьера мультфильма «Огонёк-Огниво». И вот восемнадцатого числа грядёт релиз «Конька-горбунка» — сказки по мотивам известной книги Петра Ершова. Мы посмотрели все три ленты, и если первая показалась сумбурной и нелогичной, вторая — жизнеутверждающей и трогательной, то третья разместилась где-то посередине.

Сюжет фильма частично повторяет оригинальную сказку: Иван-дурак вместе с Коньком-горбунком выполняют различные поручения царя. То они спасают Царь-девицу, то приносят перо Жар-птицы, то ищут перстень в океане.

Выход «Конька-горбунка» — ещё одно звено в формирующейся тенденции выпускать киносказки. Хорошо это или нет — давайте разбираться.

Начнём сначала?

Вся популярная киносказка последних лет, как правило, только основывается на фольклоре и не ставит перед собой задачу точно воспроизвести все смыслы и сюжеты, закладываемые авторами в произведения и простыми людьми — в устное народное творчество. Самыми приближенными к оригиналам были история про Алёшу Поповича и мультфильм про князя Владимира — в первом авторы сохранили близкую к былине сюжетную нить, во втором особо не искажали образ самого князя.

Дальше российская сказка обратилась губкой и стала активно впитывать черты массовой культуры, а особенно — глобализацию. Именно поэтому во вселенной богатырей можно отыскать диско-шар, а речь персонажей пестрит современными выражениями, смешанными со всякими «окаянными» да «силушкой богатырской».

Из анимационных богатырей эти характеристики перекочевали в так называемые фильмы-сказки: обе части «Последнего богатыря» не постеснялись замиксовать фольклорных персонажей с микроволновками и телефонами. «Конёк-горбунок» выглядит чуть скромнее: здесь из современного — музыкальная пауза под Skibidi и реплики вроде «свадебку замутим», а из оригинального повествования — львиная доля сюжета и героев.

Конёк без «горбунка»

По сути, на экранах мы чаще всего видим не экранизацию, а ретрансляцию внешней оболочки фольклорных текстов с сохранением главных героев. При этом сами персонажи, при таком подходе, сильно отделены от ценностных смыслов, которые они изначально в себе несли. Через Бабу-Ягу в «Последнем богатыре» мы вряд ли поймём, что этот фольклорный персонаж — проводник из царства живых в царство мёртвых (в сиквеле героиня сама утверждает, что не знает, как попасть к усопшим). Таким же обезличенным остаётся Рыба-Кит в «Коньке-горбунке»: у Петра Ершова же в тексте остров-существо символизировало русскую глубинку, автор иронично описывает господство бюрократии в ней:

Осетры тут поклонились,
В земский суд бежать пустились
И велели в тот же час
От кита писать указ,
Чтоб гонцов скорей послали
И ерша того поймали.
Лещ, услыша сей приказ,
Именной писал указ;
Сом (советником он звался)
Под указом подписался;
Чёрный рак указ сложил
И печати приложил.

Вопрос: зачем?

Но насколько вообще важно передавать все эти скрытые смыслы и не резать сюжет оригинала? Всё зависит от цели режиссёров и сценаристов. Можно взять самый базис сказки, перенести его в новый сюжет и посмотреть, как поведёт себя герой или явление в других условиях. Это хорошо получилось у «Огонька-огнива»: команда взяла за основу историю о неком огниве, с помощью которого можно получить неземные богатства, что чревато зависимостью и гибелью личности. Взяв это ядро, в котором сфокусирована главная мораль, создатели мультфильма ювелирно поместили его в другие условия: тут уже не солдат и старуха, а целая вселенная с Гончаром, Королевой и Огоньком.

К сожалению, пока что «Огонёк-огниво» — скорее исключение, чем правило. В «Коньке-горбунке» кажется, что сюжет всего лишь подсократили и немного модифицировали, но на деле создатели убрали важные логические звенья, которые были в сказке, давали читателю мораль и позволяли ему ассоциировать себя с героями. В фильме же, например, зачем-то переселили Царь-девицу в ледяной замок (в оригинале она жила в океане) — стало непонятно, как она могла оборонить перстень в океан, где живёт Рыба-Кит и к которому позже придёт Иван.

Сложно и сочувствовать главному герою — по книге он был явным Иваном-Дураком, который всё получал только через испытания и с помощью Конька-Горбунка. В фильме же, например, к Царь-девице он прошёл совершенно спокойно:

— Где твои свирепые богатыри? — Не знаю. Всю жизнь здесь стояли, может, обедать ушли.

В сказке Иван из-за своей глупости получал жизненные уроки: то он чуть не проспал Царь-девицу, то не послушался Конька и взял перо Жар-птицы. В фильме же герой постоянно делает всё не по плану — срывается в пропасть за Царь-девицей, отпускает на волю Жар-птицу, однако ему всё прощается из-за доброго сердца. Невинный душой герой — чудесный образ, только вот в жизни редко всё складывается удачно только благодаря доброму сердечку. Глупые ошибки бьют по голове, порой оставляя шишки на долгое время.

У «Конька-горбунка» получилась похожая ситуация с фильмами серии «Последний богатырь»: культурный код из героев или событий вытащили, а новую начинку положили как-то боком. Или чуть-чуть. Или вообще забыли про неё. Безусловно, «Конёк-горбунок» вышел намного симпатичнее своих предшественников, но и его сложно назвать флагманом возникающей тенденции на сказки.

Кадр из фильма

«Конёк-горбунок» непросто устроен и с точки зрения графики: весь фильм снимался в павильонах, и некоторые визуальные решения сильно режут глаз во время просмотра. В некоторых сценах очень заметно, что героев добавили на фон: они очень странно взаимодействуют с пространством. Это не выглядит как смешной гэг из советских фильмов, где это обыгрывалось ещё и звуком, а как будто не до конца сделанная работа. А в миксе с чересчур анимационным Коньком-горбунком и слоумо, которое вставлено во многих местах не для фокусировки внимания на определённых деталях, а, ну, потому что это круто! ура! слоумо!, сложно хотя бы на полтора часа поверить, что ты находишься среди героев по ту сторону экрана.

Можно быть толерантным и терпимым, сказать, что в целом, нормально получилось: над декорациями явно хорошо посидели, фоны проработали здорово, героев одели стилёво. Но когда осознаёшь, что «Огонёк-огниво» студия «Вверх» делала на свои только финансы и получилось отлично по всем параметрам; а на «Конька-горбунка» несколько спонсоров, в том числе «Фонд кино», выделили бюджет в 760 миллионов рублей и вышло то, что вышло, — быть терпимым не очень хочется.


Фильмы на основе оригинальных текстов — будь то фольклорные записи или авторские сказки — хорошая история, которая может здорово привлечь неискушённого зрителя к изучению мировой культуры в целом и родной — в отдельности. Но пока такие сказки созданы только развлекать.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно