Как «Южный парк» помогает бороться с тревожностью. История Карины Истоминой

Анна Устюжанинова

Превратили в текст для вас новый выпуск «Эскейпа» — нашего подкаста о том, как поп-культура и то, что принято считать развлечениями умеет лечить, как игры, анимация, сериалы, комиксы и даже мемы спасают кукуху, скажем прямо, от поездки в один конец. Кто мог подумать, что в 2021 году мы будем говорить о том, как сериал с шутками сильно ниже пояса и юмором без тормозов и границ воплощает собой реальную терапевтическую технику и помогает бороться с тревожностью? О том, как работает терапия «Южным парком», мы поговорили с диджеем, соведущей шоу «Подруги» и огромным фанатом анимации для взрослых Кариной Истоминой.


Кстати, мы на 2x2 запустили ещё один подкаст, он называется «Ты кидалт», и в нём мы исследуем, как сохранять внутреннего ребёнка, когда вокруг тебя такой суровый, жестокий мир. И обсуждаем всё то, что интересно кидалтам, если вам близка эта тема, ищите подкаст — мы есть на всех основных платформах.


— Привет, расскажи чуть-чуть о себе, чем ты живёшь?

— Да столько всего! Во-первых, я — диджей, потом соведущая шоу «Подруги».

— Для людей, которые читают наш материал, точно можно сказать, что у тебя есть татуировка с Бартом Симпсоном.

— Да. Очень люблю мультики. В первую очередь хочу сказать огромное спасибо, что вы делаете такое важное дело, потому что я считаю очень важно следить за ментальным здоровьем и относится к себе бережно и, если что, всегда обращаться к специалисту. Но если нет возможности обращаться к специалисту и даже если ты к нему обращаешься — всегда можно нырять в какие-то миры. Я обожаю телеканал 2x2, я работала на нём 10 лет назад.

— Еее! Целуем ручку!

— Когда Денис Всесвятский ещё был программным директором.

— Сейчас он Дендиректор.

— Да-да, я знаю. Денис, большой тебе привет! Я до сих пор смотрю 2x2, у меня есть телек дома.

— Прям эфирный?

— Да, дома стоит телевизор в спальне, я смотрю 2x2. Это единственный канал, который я не переключаю.

— Всё не зря!

— Да, мне 2x2 в целом очень помогает от тревожности и в большей степени — это «Южный Парк». Я его пересматривала очень много раз.

— Ты давно увидела его в первый раз?

— Да, я первый раз его смотрела с папой. При том, что мультик совершенно недетский.

— Ты ещё ребёнком была?

— Да, он же вышел в первый раз, если не ошибаюсь, в 1999 году.

— Примерно так.

— Получается, в первый раз я его увидела, когда мне было лет семь.

Кадр из South Park / Comedy Central

— Ооо прикольно! Интересный опыт это с папой в семь лет посмотреть.

— Да, но там были безобидные серии с Korn. Помню, что первая серия, которую я в жизни увидела — это было с группой Korn, а мы с папой очень любили вместе слушать Korn. Помню, что у нас валялись дома диски, и это у меня отложилось. Я потом пересматривала на русском, мне очень нравится дубляж. Он очень смешной!

Самые токсичные серии «Южного парка», которым не стоит доверять
«Южный парк» в эфире уже 23 сезона, для многих он всегда был голосом разума. Однако некоторые серии «Южного парка» несут спорный и откровенно вредный посыл, вводя зрителей в заблуждение и ухудшая жизнь реальных людей. Фарид Бектемиров называет восемь таких эпизодов.

— Я пару раз удивительным для себя образом находила шутки, которых в английском нет.

— Да, потому что очень хорошо передаёт.

— С душой!

— Да, очень хорошо душу передаёт, поэтому я его прям очень хорошо знаю и очень люблю. Вот вчера смотрела, он же ночью идёт, перед сном.

— 18+, чтобы не кромсать.

— Да, я его перед сном смотрю, одну серию и ложусь спать.

— Почему тебе так нравятся мультики для взрослых? Что они тебе дают того, что не дают какие-то другие фильмы, сериалы?

— Меня это успокаивает. Когда мы в «Подругах» обсуждаем очень тяжёлую тему, например, насилие над женщинами. Это совершенно не смешно, это абсолютно ужасно, неприемлемо и нет сейчас никаких законов, которые защищают женщину. В интернете часто говорят о том, что любая жертва сама виновата в том, что с ней случилось. Нагнетается, нагнетается, а потом я вспоминаю, что такие вещи были в «Южном Парке».

У нас недавно в «Подругах» был выпуск про буллинг. Мы обсуждали, как всех гнобят в интернете, что невозможно в интернет зайти — тебя загнобят за всё. Весь сезон был про буллинг, когда у Кайла Брофловски батя наливал вино в бокал, садился и под классическую музыку превращался в тролля и писал какие-то отвратительнейшие вещи! И загнобил какую-то шведскую спортсменку или активистку! Она покончила с собой! Там начинается какой-то ужас! Появляется корпорация, которая выявляет этих троллей, в общем, весь сезон об этом. У нас нагнетается история в «Подругах», и я такая: «Так, подождите, это же было в «Южном парке». И мне становится легче от этого.

— Сброс такой?

— Да, это сброс! Из-за того, что создатели «Южного парка» всё это превращают в гротеск, мне лично этот юмор очень нравится. Мне кажется, что это снижает градус. С Русланом Белым у нас летом был выпуск, мы обсуждали, можно ли шутить так или нельзя.

— Где есть грани?

— Да, потому что там иногда шутки за гранью добра и зла. Особенно, раньше.

— Да.

— Раньше был прям спайси контент. Мне кажется, что из-за того что «Южный парк» начал своё существование до новой этики. Ведь это было начало нулевых и можно было делать, что хочешь. У него такая репутация высмеивания всего — они могут делать сейчас что угодно. Естественно, если сейчас появится какое-нибудь шоу, которое будет высмеивать всё...

— В схожем духе?

— Да, я считаю, что ему не дадут жизни, но мне правда «Южный парк» очень помогает в какой-то стрессовой ситуации. Плюс я же его знаю очень хорошо и когда ты знаешь информацию наизусть — тревога пропадает. Когда ты смотришь информацию, которая тебе уже знакома.

— Comfort шоу?

— Да-да-да. Это как «Симпсоны», которых я знаю все эти… Сколько их? Тридцать пять уже сезонов.

— Я перестала считать.

— Уже больше тридцати сезонов. Я их знаю очень-очень хорошо. Я их тоже перед сном смотрю и засыпаю.

— Это в таком, грубо говоря, бытовом плане каждый день?

— Да.

— Бывает ли такое, что у тебя тревожность прям катастрофизирует какую-то мысль, которая тебя тревожит? И она прям педаль в пол, и ты тревожишься на полную катушку, доходишь до каких-то абсолютно абсурдных граней, как ты в этот момент пытаешься с этим работать?

— Очень сложно в такие моменты что-то с собой сделать. Вообще ничего не помогает в этом случае. Я сейчас делаю свою передачу про ментальное здоровье, будет запускаться на YouTube, будет называться «Справиться проще».

— Кайф!

— Там, как раз будет серия про тревожность. Клинические психологи и психотерапевты что советуют? Если у тебя тревога, то её нужно просто прожить. Тревога в любом случае имеет свой конец, и с ней ничего не надо делать. Если организм хочет тревожиться, то надо тревожиться. Я понимаю, что это не секси абсолютно. Это неприятно, не хочется в этом состоянии прибывать, но, к сожалению, так надо. Ничего с этим не поделаешь.

Да, мне нравится, хотя «нравится» — это очень громкое слово, но мне чуть-чуть помогает техника заземления, что это значит? Я смотрю, что вот: это — моё тело, это — мои ноги, это — мои руки, я — Карина, мне двадцать шесть лет, я нахожусь в этой комнате, вот — Аня, вот — микрофон. Я записываю подкаст с тобой. Очень важно, чтоб это были детальные вещи.

— И с конкретикой?

— И с конкретикой, это тебя переключает. Есть ещё техника дыхания. Её я посоветовать не могу, потому что я в ней не шарю, её можно прогуглить в интернете. Делать её нужно обязательно по методичке, потому что, когда я её делала не по методичке меня вырвало.

— Есть побочки.

— Да, есть побочки и очень тонкая грань. Но у тревоги есть свой конец — это единственное, что может успокоить. Она рано или поздно закончится. Я поняла, что необязательно всегда лезть на рожон. Я знаю, что некоторые вещи меня тревожат — я туда не иду.

— Это супер сложно.

— Да, я понимаю.

— Очень интересно почитать, что там происходит, но…

— Или я знаю, что не надо какому-то человеку писать, потому что я буду сильно тревожиться, а иногда очень хочется, но я не пишу, потому что не надо. Какую-то взрослую позицию, когда занимаешь, например, алкоголь вызывает тревогу, потому что тахикардия — сердце быстро стучит, а из-за того что сердце быстро стучит, у тебя появляется тревожность — это из-за физических симптомов, но оно всё взаимосвязано.

— Про технику заземления, очень круто было в «БоДжеке», если вдруг смотрела.

— Да.

Почему мы любим «Коня БоДжека». Самый подробный анализ мультсериала
В деталях рассказываем, почему мы считаем «Коня БоДжека» лучшим представителем анимации.

— В последнем сезоне, где у Холлихок был приступ панической атаки, ей парень сказал назвать пять предметов, которые она вокруг себя видит, четыре звука, которые слышит, три запаха, два что-то на вкус и один, честно, забыла, но вот эта методика — пять, четыре, три, два, один очень круто срабатывает. Тоже про заземление, что ты сейчас в моменте.

— Да, либо по цветам. Это тоже может помочь, но ещё, что мне рассказывал терапевт, — это с первого раза не помогает. И не нужно думать, что с первого раза не получилась — дурацкая практика. Нет. Тревога же у нас годами наслаивалась, и она прогрессировала, и значит упражнения эти нужно накачивать, как мышцы. С первого раза не получится, но может получится с шестого. Вообще очень хорошо от тревожного расстройства, именно когда это уже расстройство.

Кадр из BoJack Horseman / Netflix

— То есть когда системно?

— Ну да, когда системно и когда тебе это реально очень сильно мешает жить. Не так, что: «Ой, я переживаю перед каким-то выступлением», — это называется «медвежья болезнь» в народе. Это ничего страшного, у всех это бывает. Или когда к доске страшно выйти — тоже бывает.

— Это работает как индикатор. Ты тревожишься, и это тебя мотивирует на что-то, к чему-то подготовиться.

— Тревожность — это вообще абсолютно нормальное чувство человеческое. Оно должно быть в нашей природе. Но если ты тревожишься от всего на свете: ладони потеют, руки трясутся и сердце стучит от любого состояния.

— Когда тебе нужно сделать какую-то мелкую задачу по работе, она не страшная, но ты уже дефолтно тревожишься.

— Да, тут нужна когнитивно-поведенческая терапия. Это очень хорошо помогает. Восемь-двенадцать занятий и всё, можно выйти в ремиссию. Это не то, что нужно лечить пятнадцать веков. Это можно вылечить правда очень быстро.

— Когда я ехала сюда, я тоже просто в КПТ [когнитивно-поведенческая психотерапия — ред.], как раз терапевтируюсь. Там есть методика, которая называется катастрофизация. Я подумала, что «Южный парк» для тебя работает как раз как катастрофизация. Они показали самый дальний предел.

— Да, какая жесть может случиться.

Новый спешл «Южного парка» намекает на что-то важное — финал или обнуление сериала?
Рассказываем про часовой выпуск о вакцинации, который оказался на удивление важным для общего сюжета сериала.

— И по сути ты будто нырнула в эту тревогу, уже это пережила.

— Да, мне правда очень смешно, для меня это как маркер, если людям не смешно от «Южного парка», то они скорее всего не мои. Кто-то считает, что это очень дурацкий, туалетный юмор, но мне шутки про говно, когда Рэнди Марш едет в Швейцарию, взвешивает своё говно, а потом оказывается, что Боно — это и есть самое большое говно в мире — это очень-очень смешно.

— Миллиард плюсов здесь ставлю. В какие-то моменты я смотрю и думаю: «Так, сейчас куда-то не туда, я начну не смеяться, а меня это наоборот триггернет». Но потом это начинает культивироваться, и ты понимаешь, что это дикий бред и абсурд и на этой стадии становится абсолютно смешно. Вот дефолтно — 100 %.

— Ещё мне очень нравится бедный Баттерс с этим Бигги Смолзом, когда они ездили на шестнадцатилетние Сатаны. Мне очень нравится высмеивание религии, где Иисус бегает с АК-47, всех расстреливает, и я такая: «Жуть!» Но это очень круто! А самая моя любимая серия про саентологов. Знаешь почему? Мы сейчас записываем в подкастошной на Таганке, а через улицу моя школа. Я же с этого района. У саентологов на Таганке раньше была штаб-квартира, и они свои книжки каждый день мне пихали, когда я в школу шла.

Кадр из South Park / Comedy Central

— Наболело.

— Да, никто не знал про саентологов, а мы все с Таганки знали, потому что это рядом с нами всегда было. Они спрашивали: «Не хотим ли мы чаю и поговорить о Боге?» И про саентологов была топовая серия, когда Стэн Марш говорит: «Слушайте, а давайте мы не будем у прихожан просить денег, а просто будем раздавать книжки бесплатно и вообще всё будем делать бесплатно». А ему говорят: «Ты офигел? А как же мы будем с них бабло стричь?»

— Парам парам пам пиу!

— Да, это было круто.

— А про тревогу, связанную с короной: я недавно пересматривала последний сезон, и поймала себя на мысли, что он вышел до короны, не спешлы, а именно сезон. Там есть и про Китай, серия про вакцинацию, где Эрик Картман бегает поросенком.

— А про Китай — это там, где: «Пап, ты убил Винни Пуха?» (смеётся)

— Ну и про мышь.

— ПРО МЫШЬ! (ещё больше смеётся)

— Для меня было супер странно. Я задавалась вопросом: «Как они смогли это подгадать?» Как это произошло? Оказывается, есть теория, что существует огромная группа людей, которая оценивает damage control. Это не то, что это всё уже было в «Симпсонах» и в «Южном парке», что они это предсказывают. Это просто есть какие-то глобальные тенденции. Про корону до того, как она вспыхнула, была очень большая опасность в мире, что если вдруг произойдёт вспышка эпидемии в Китае, то всё. Нам пипец. И если вдруг придётся вакцинировать весь мир — это будет очень большая проблема для мира. Видимо, создатели «Южного парка» следят за этим, вчитываются и выстраивают на этом серии. Как думаешь, они закладывают катастрофизацию, чтобы как-то помочь людям подготовиться к аду? Или они просто ржут, угорают и делают это всё чисто по фану?

— Я думаю, что правда где-то посередине. Я не думаю, что они такие очень за…

— За здоровье кукухи?

— За здоровье кукухи нет, потому что там точно сама кукуха не здорова. У обоих, они же вдвоём это делают. Плюс, создание этого мультика — это огромный бизнес. Там сидит большая команда, и они думают: «Окей, а что будет, если появится вот такая вот история, давайте её раскрутим, и это будет смешно». Я думаю, что это, скорее всего, так было.

— То есть им подкинули идею, и они такие: «О, класс! Это в нашем стиле».

— Я думаю, тут в первую очередь, чтобы было смешно.

— Ещё я хотела бы с тобой в целом про тревожность поговорить. Как она у тебя на бытовом уровне выражается? Бывает ли такое, что тебя тревожность словно парализует?

— Да, конечно.

— Ты знаешь, что тебя туда триггернет? Или как это происходит?

— Я занимаюсь с психотерапевтом уже шестой год.

— КПТ?

— У меня было много разных учений. Я была и на психоанализе — мне там не понравилось. Было КПТ, была психодинамика, сейчас я закончила занятия. У меня бывают очень сильные тревоги, когда прям парализует, иногда я могу потерять сознание от тревоги.

— Воу! Это и в глазах вакуум, и в голове вакуум, и писк, и всё такое?

— Да, очень шумит в ушах, может вырвать от тревоги, несварение от тревоги, я не могу есть.

— Это часто происходит?

— Сейчас намного реже, потому что я наблюдаюсь у психиатра, у меня есть схема лечения. Я всячески транслирую, что очень важно следить за своим ментальным здоровьем, нет ничего такого, чтобы сходить к психиатру. Это такой же врач, как ЛОР. Я сходила к нему, сказала, что у меня тревожность, но у меня ещё и пограничное расстройство вместе с тревожностью. У меня есть схема лечения, которую я пропиваю и мне от этого становится легче. Раньше у меня были очень сильные тревоги на бытвом уровне, но ещё очень сильно раскачивают эту лодку, например, фиговые отношения, сильно влияют на это.

— Они бьют прям по всем фронтам.

— Ну, конечно! Иногда думаешь: «Да нет, отношения никак не влияют на твоё ментальное здоровье». Нет, они влияют в первую очередь. Влияют все отношения: с родителями, с друзьями, а самое главное — это любовные отношения, потому что они самые близкие. Если они токсичные, то всё — жопа. Поэтому, когда ты всё это подчищаешь, тебе становится проще.

— И сейчас у тебя с тревожностью более гладко?

— Да, сейчас стало намного проще, потом я начала разбираться со своими триггерами. Я понимаю, что так, а что не так, что по-настоящему, а что мне кажется. С этим помогает психотерапевт. В одиночку очень сложно разобраться со своими фантомами, потому что ты один с этими призраками борешься и не понимаешь, призраки это или нет.

— Это такой вакуум, в котором ты варишься.

— Конечно. Это как… Я не смотрела никогда «Гарри Поттера», но это сравнение с дементорами очень классное, потому что тревога очень напоминает эту историю.

Зачем перечитывать «Гарри Поттера» в 2020 году
К 55-летию писательницы Джоан Роулинг и к 40-летию Гарри Поттера мы решили понять, стоит ли сейчас перечитывать самую известную серию книг про «мальчика, который выжил»?

— Ну в целом, как депрессия и тревога.

— Да-да.

— Получается, что бывают такие моменты, когда тебе тревожно на бытовом уровне из-за мелочи и тебя успокаивают мультики?

— Да

— То есть ты их целенаправленно включаешь и думаешь: «Сейчас мне будет хорошо».

— Да, понимаешь, бывает насаживается одно на другое, второе на третье — фон жужжит, как электрическая станция. Особенно под вечер такое бывает. Очень тебе тревожно, потому что много просидел в интернете, например. Я человек интернетный, я же не в офисе работаю. И из-за того, что так много информации, — тревожно. Я выключаю телефон и включаю мультики, и мне от этого проще.

— Получается такой целенаправленный побег.

— Да, я не смотрю фильмы. Я люблю очень фильмы, но в основном, если я смотрю, то они о музыке, потому что я музыкант. Это для меня работа. Я сразу сижу, начинаю копать, что, кого, куда, как написали, о чём написали.

— Это по сути как обучение?

— Конечно, а мультики — это я хоп! И расслабляюсь и мне хорошо.

Кадр из King of the Hill / 20th Century Fox Television

— Супер, какие мультики тебя больше всего расслабляют?

— «Футурама», «Симпсоны», «Южный парк», «Царь горы» очень люблю, «Дарья».

— И ты их пересматриваешь?

— Да, «Царь горы» тоже наизусть знаю. Вообще! «Царь горы» обожаю. Это прям что-то очень крутое! Я не понимаю, почему его так мало людей знает.

— Он какой-то очень нишевый, да.

— Так странно, при том, что Майк Джадж нарисовал и «Дарью» и «Бивиса и Баттхеда». «Бивиса и Баттхеда» я люблю, но иногда я прям такая: «Перебор, перебор».

12 лучших и самых смешных серий «Бивиса и Баттхеда»
Ультимативный гид по восьми сезонам культового сериала «Бивис и Баттхед». Если давно хотели пересмотреть его, начните вот с этих серий.

— Он же про музыку во многом.

— Да, вот про музыку иногда и прикольно. Слушай, я знаешь, что хочу посоветовать, очень классный мультик у Майка Джаджа есть. «Байки из турне» называется.

— Это сериал?

— Да. Там два сезона. Он о музыке. Первый сезон про кантри, а второй про фанк. Он нарисованный, но со ставками из лайф-выступлений: какие-то фотки, ещё что-то. Там про историю разных музыкантов про Рика Джеймса, Принца. В общем, очень интересно! И там нарисованные очевидцы рассказывают про артистов. Рассказывается, почему они стали популярными, почему их музыка такая инновационная. Я несколько раз пересматривала. Реально очень классный мультик, и жаль, что только два сезона. Это прям для меня большое открытие.

— Круто! Записано, сохранено, отложено. Обычно очень просто себя ассоциировать в сериале с каким-то героем, их изначально создают такими, чтобы они были релейтбл. В «Южным парке» ты — это Стэн, правильно?

— Да, я — Стэн Марш.

— Расскажи, как это всё работает в твоём мире.

— Он — вроде бы такой разумный, но какой-то раздолбай, а ещё он всё время про фейспалм. Если набрать в интернете: «Стэн Марш фейспалм», то там будет много скриншотов с его мимикой и это очень смешно. В конце мультика часто есть сцена, где Кайл, его лучший друг, говорит: «Сегодня вы многое узнали», и они что-то рассказывают, рассказывают, потом происходит очередной кринж, потому что это же гротеск, и Стэн всегда делает фейспалм. Мне всегда кажется это смешным. У него сумасшедший батя, который делает всякую ересь. И мне тоже кажется, что это очень рейлейтбл, я каждый раз думаю: «Господи! Отец, что происходит? Почему ты это делаешь?» И у него в следующих сезонах есть своя металл-группа, когда он влюбляется, он блюёт Венди в рот.  Это очень смешно. Он просто чёткий чувак из школы.

— Слушай, очень приятно знать, что «Южный парк» помогает тебе вот так. Я никогда не думала с этой точки зрения, что «Южный Парк» может снимать тревожности, потому что он тебе уже показал самый ад, но сейчас кажется, что это так и было задумано. Я абсолютно уверена, потому что тревожность — это супер распространённая история, нас читают люди, в которых это во многом отзывается. Тревога рано или поздно у всех бывает и, к сожалению, она очень часто уходит в тревожное расстройство. Тем, кому сейчас отозвалось всё то, что ты говорила про состояние, когда шум — ты не понимаешь, что с ним делать, ты теряешься, у тебя полная паника, что ты с ним делаешь? И что могла бы посоветовать людям в такие моменты?

— Про то, что делать, мы уже обсуждали. А вообще я хочу сказать в принципе, если человек чувствует, что с ним что-то не то. Я хочу посоветовать в первую очередь — прислушиваться к своим ощущениям и не закидывать их в дальний ящик. Очень важно то, что вы чувствуете. Вы — для себя очень-очень важны. Нет ничего страшного, если вы обратитесь за помощью. Если больше и больше людей будет обращаться за помощью, то это стигма будет разрушена. Люди с отсутствием эмпатии наконец перестанут себя так глупо вести, потому что это они на самом деле глупцы. Я вот всё думала, когда говорят: «Вот, ты че дурак? Почему ты себя так чувствуешь? Вот я здоровый, и у меня всё хорошо!» И ты начинаешь чувствовать, что ты какой-то не такой. А я думаю, что эти люди какие-то не такие, потому что если у них отсутствует эмпатия, то значит, что они нездоровы.

— Да, есть же ещё история про то,что эмпатию можно развить. Получается, что это навык, который они не получили.

— Вот-вот! Это навык, который они не хотят развивать, и это очень странно. Заботиться о себе — это нормально, это хорошо, это совершенно здоровая и правильная история, абсолютно не токсичная. Мне кажется жизнь — настолько короткая, не нужно страдать! Естественно, есть люди, которые ещё больше страдали. Не то, что я говорю, что я — эталон страданий, но по своим меркам я для себя достаточно настрадалась и понимаю, что жизнь слишком короткая, чтобы страдать, и мне надоело это делать. Слишком много времени на это тратится. Классно о себе заботиться. Желаю всем, чтобы вы заботились о себе!

Кадр из South Park / Comedy Central

— На самом деле, то, что ты поняла, что мультики для тебя успокоение. Это тоже получается, что ты прислушалась к себе и поняла: «О! А это работает!»

— Конечно, а сколько раз мне говорили: «Опять ты смотришь своих уродов! Почему ты по сто раз смотришь одни и те же мультики?» Ну нравится мне смотреть одни и те же мультики, я чувствую в этом какое-то вдохновение, меня каждый раз вдохновляет это. Я очень это люблю! Вот и всё. Если я это люблю, то почему кто-то должен мне это запрещать.

— В общем, да и мы тут про то, что правда ходить за помощью — это суперважно, супернужно, суперполезно и бесконечное количество «супер». Если у вас правда нет возможности нет возможности на данный момент идти к психотерапевту, психиатру. Это могут быть разные отсутствия возможностей: финансовые или психологический дискомфорт.

— Если вы психологически не готовы, то ничего страшного! Не нужно себя насиловать и тащить куда-то. В этом тоже нет ничего страшного, когда будете готовы — тогда и пойдёте.

— Или звёзды сложатся. Так тоже бывает. То, что поп-культура может быть вам той самой рукой, когда вы ещё не готовы идти за профессиональной помощью — это абсолютно точно правда. Историями, которые есть в подкасте «Эскейп», мы это профессионально доказываем, как можем. Правда, очень круто, что ты сказала про прислушиваться к себе. Если и вам сейчас не очень хорошо, то вы можете прислушаться к себе и понять, что вам конкретно в моменте может помочь почувствовать себя лучше. Это уже огромный шаг к тому, чтобы переставать страдать и переставать себя мучать.


Расшифровка Яны Денисовой

My greatest weakness? Ocasionally I give a damn

Понятно