Интервью с номинантом на «Оскар» Антоном Дьяковым. «БоксБалет», отказ от диалогов и работа с «Мельницей»

Интервью с номинантом на «Оскар» Антоном Дьяковым. «БоксБалет», отказ от диалогов и работа с «Мельницей»

Наталья Лобачёва
Вконтакте

Недавно Американская киноакадемия объявила номинантов на «Оскар-2022». В числе работ, претендующих на звание «Лучшего короткометражного анимационного фильма», оказался проект художника и режиссёра Антона Дьякова «БоксБалет» — история о столкновении двух противоположностей: балерины Ольги и боксёра Евгения. Мы безумно рады видеть в списках отечественную работу, поэтому тут же решили поговорить с её автором. Обсудили, почему в короткометражке всего одна реплика, как Антон Дьяков пришёл в индустрию и насколько тяжело анимировать балет.

— Во-первых, поздравляем тебя с номинацией на «Оскар»! Какие были ощущения, когда прочитал новость и увидел себя в списках?

— А я даже не прочитал, мне журналисты пересказали, которые следили за списками. Я, честно говоря, вообще не следил: завышенные ожидания всегда приводят к разочарованию. Я рад и благодарен миру, что моя работа так откликается. Много тёплых слов пишут. Конечно, это здорово.

— Ты предполагал, что такое может произойти?

— Нет, не предполагал и даже думать об этом не думал, да и проекту уже практически два года. Я давно мысленно с ним попрощался. А тут у него произошёл такой новый виток успеха. Я сам уже головой в других историях, но «БоксБалет» не оставляет. Мир как-то на него повёлся. Я думал, что он максимум попадёт в лонг-лист, на этом и закончится. Но нет, пролез дальше.

— Расскажи о себе! Как пришёл в анимацию?

— Родина моя — город Алма-Ата, известный многим после январских событий. У меня художественное образование, работал в рекламе, которая к тридцати годам мне надоела, и я удрал из индустрии в анимацию. Поступил в школу-студию «ШАР» на высшие режиссёрские курсы. Это был переломный момент: я не мог понять, по каким законам живут люди в этой сфере. Тогда тряс всех знакомых режиссёров с вопросами: как вы живёте? Что вы едите? На какие деньги выживаете? Но постепенно-постепенно вникал. И вот, я уже в мире авторской анимации.

— На каких мультфильмах ты рос?

— Всё, что выпускали Давид Черкасский, Лев Атаманов, плюс, японская анимация («Корабль-призрак»), венгерская тоже прекрасная. Помню, как в детстве из школы убегал, чтобы венгерские мультфильмы посмотреть. До сих пор помню «Ловушку для кошек»! Люблю ещё диснеевскую «Алису в стране чудес». И, конечно, «Том и Джерри» — до сих пор пересматриваю старые серии. Они прям блеск!

«БоксБалет» / «Мельница»

— Как разрабатывался сюжет? Финальный результат сильно отличается от первоначальной концепции?

— В самом начале вообще не было балерины — была повесть про боксёра. Балерина появилась благодаря моему опыту преподавания в школе: девочки рисовали принцесс и балерин, а мальчики — боксёров и военных. Сейчас, конечно, больше выбирают супергероев. Тогда мне стало любопытно: кто вообще заложил такие ролевые модели? Они откуда-то же пришли. Мне было интересно исследовать, как встретятся два стереотипа тех девочек и мальчиков, которые уже подросли.

Постепенно я начал развивать идею и с этой историей выиграл конкурс телевизионных сценариев. Уже начал смазывать лыжи, чтобы поехать в Питер его реализовывать вместе с «Мельницей», и заболел. Это ещё были доковидные времена. Тогда лежал в больничке с воспалением лёгких. Две недели лечения, делать нечего — вот и начал сценарий перепридумывать. Хотя он уже был куплен студией. Я приехал в Питер, объяснил ситуацию, и в студии с пониманием отнеслись, приняли новый вариант. Дальше больших деформаций не было — добавлялись только какие-то фишечки. Но это естественно для любого проекта.

— Расскажешь о работе с «Мельницей»?

— Да, на «Мельничной» базе в Питере мы работали над короткометражкой. Я специально для этого был туда завезён и поселен в 2-3 минутах ходьбы от студии. Директор студии, его супруга и сотрудники — это прекрасный коллектив. Они мне предложили такие условия, по которым я мог делать всё, как хочу. Это мечта на самом деле.

— Вау! Такое редко услышишь про российскую индустрию анимации. Обычно всё ровно наоборот.

— Абсолютно. Дело в том, что «Мельница» чётко разделяет авторские проекты от индустриальных мультфильмов. Я сидел с режиссёром, который как раз разрабатывал прокатный фильм, и видел, как ему тяжело, как он с завистью на меня смотрит (смеётся). У него совсем другого рода задачи, ведь там подвязаны маркетинг и прокат. Отдельный мир такой.

День российской анимации. Как индустрия выходит из комы
Российской анимации стукнуло 109 лет. Рассказываем, как сегодня развивается отрасль и что ждёт её в ближайшем будущем.

— Хотя и твоя короткометражка безумно привлекательна, история про бугая-спортсмена и утончённую балерину — довольно популярная, если не избитая. Почему выбрал такой троп для главных героев?

— Это моё намеренное решение — разыграть историю на стереотипах. Через что-то ясное и прозрачное выйти на какое-то усложнение.

— За всю короткометражку герои вообще ничего не говорят. Только боксёр, когда роняет гирю, матерится. Почему решил отказаться от диалогов?

— Я словам в последнее время мало верю, больше — делам. Цена слова не всегда высока. А вообще, чаплинское кино, построенное на действии, где и без реплик всё понятно, — высший пилотаж для меня. Если автор может рассказать историю без вербальных костылей, это многого стоит. И я не одинок в таком подходе: многие авторы предпочитают «молчаливые» работы. К тому же, я минималист: если можно от чего-то отказаться, надо отказываться. Хотя сценарий у меня болтливый, с большим количеством пояснений.

Я доволен, что осталась всего одна реплика. Я, конечно, мог и без неё обойтись. Мне предлагали варианты без ругательств, но, ё-маё, уроните себе гирю на ногу, как вы сами отреагируете? Я послушаю! (смеётся)

«БоксБалет» / «Мельница»

В интервью Animation Scoop ты говорил, что сложнее всего давались сцены балета. Расскажи, как ты готовился к этой работе?

— Я пересмотрел просто тьму записей балетных выступлений, в частности «Лебединое озеро». В Большой театр сложно попасть, например, так что ориентировался только на видео. После работы намного больше стал разбираться, понял балет в целом.

Сначала у аниматоров возникали проблемы с имитированием движений героини, поэтому мы начали исследовать балет. Разбирались, почему в какой-то момент балерина именно так ножку ставит и никак иначе; как отводит руки. Девчонки-аниматоры много работали над балетными сценами.

Как-то к нам в студию пришла дочка ведущего аниматора, которая как раз ходила на балет. Она наблюдала, как одна из наших сотрудниц работает над сценой, и такая маму за юбку: «Мам, это неправильно, нас препод за это “лупит”». Тогда они пришли ко мне, и хотя сцена была почти готова, пришлось переделывать.

Балет очень функционален, каждое движение важно: например, взмах отвлекает, пока балерина переносит вес на другую ногу. Из этих нюансов и складывается то, что мы называем красотой танца.

«БоксБалет» / «Мельница»

— В том же интервью ты говорил, что в своей работе хотел передать сочувствие к героям и то, как порой нелегко принять человека в трудный или поворотный для него период. Есть в этом что-то твоё личное?

— Конечно. Я уже давно смирился с тем, что мои работы — даже заказные — всегда меня раскалывают. Не буду вдаваться в подробности, но частично история Ольги и Евгения выросла из моей боли. Хотя она и не была основным мотивом сделать этот проект.

— Параллельно с главной историей ты ввёл важную тему — линию хореографа и домогательств. Почему решил вставить сцены с харассментом?

— Я не пытался попасть в «актуалочку», хайпануть на этой теме. Анимация в этом плане — неблагодарное дело, ведь процесс от задумки до реализации всегда долог. Было бы наивно думать, что работа из-за этого выстрелит. Дилемма балерины Оли в этой истории — довольно типичная для таких профессий, как мне кажется. Там страшная конкуренция, век балерины короток, нужно как-то успеть-успеть где-то блеснуть-блеснуть, и подобные вещи. Возможно, прозвучит жёстко, но это, к сожалению, норма. Было сложно пройти мимо этих вещей и внутренних противоречий героини.

Ещё сложнее была работа над хореографом: мне хотелось за ограниченное время максимально раскрыть все его мотивы. У него всего две-три сцены. Не хотелось выделять на него много хронометража, больше сосредоточиться на главных героях. Поэтому я придумал этот типаж в чёрной водолазочке, который кого-то напоминает, а кого именно — вспомнить сложно. Мне самому нравится подмечать такие вещи: вроде знакомое лицо, а где его видел — кто знает.

«БоксБалет» / «Мельница»

— С кем ассоциируешь себя из героев?

— Прямого сходства нет, но боксёр мне по духу ближе, хотя я не брутальный человек. Некоторые черты его характера — неуклюжесть, доброта — они мне близки. Он как слон в посудной лавке, увалень, пройдоха даже.


Победителей 94-ой премии «Оскар» объявят 27 марта. Будем держать кулачки за «БоксБалет», но ждать ничего не будем: всё-таки «завышенные ожидания часто приводят к разочарованиям».

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Читайте ещё
Понятно