Почему авторам российских киносказок стоит пересмотреть «Вовку в Тридевятом царстве»

Наталья Лобачёва
Вконтакте Твиттер Фейсбук

Традиционно российский новогодний прокат заполняется сказочными историями про добрых молодцев, Кощея, Бабу Ягу и других волшебных персонажей. Почти без прогулов выходят мультфильмы про Алёшу Поповича, Илью Муромца и Добрыню Никитича в зимний период. Как альтернатива анимации с 2017 года зрителям предлагают игровое кино «Последний богатырь», которое уже перерастает во франшизу. Наступающий праздничный сезон не исключение: 23 декабря выходит «Последний богатырь: Посланник тьмы», а 30 декабря — «Три богатыря и Конь на троне».

Обе истории полюбились зрителям: предыдущая часть про анимационных богатырей собрала в прокате 360 миллионов рублей (при бюджете в два раза меньшем), а фильм — чуть больше двух миллиардов (!) рублей (при бюджете в 650 миллионов с поддержкой от «Фонда кино»). В новогодние праздники и правда не хочется загружать голову чем-то сложным, лучше расслабиться и получить положительные эмоции. Но при этом, трудно назвать обе франшизы подходящими для этого: «Богатыри» уже давно не похожи на свою первую трилогию, ставшие новинкой для российского зрителя в нулевых. Сюжет то затягивают, то слишком усложняют, не развивая героев, отчего становится скучно. «Последний богатырь» в целом стартовал как нечто несуразное и нелогичное: и если в первой части где-то можно было закрыть глаза, то вторая напоминала сюрреализм, который не предполагался изначально. Судя по трейлеру нового фильма, ситуация усугубляется ещё сильнее: Филипп Киркоров в роли жар-птицы, дети-избушата на курьих ножках. Хочется простого человеческого доехать на избушке Бабы Яги в лес и проораться.

Филипп Киркоров в роли жар-птицы

Но избы у нас в редакции нет, до леса ещё по сугробам надо доехать, поэтому решать вопрос с низким качеством популярнейших фильмов будем здесь и сейчас. Чтобы не уходить в нотации и не примерять костюм злого препода, объясним на классике советской анимации. Многие мультфильмы ироничны только с первого взгляда, на самом же деле они наполнены банальной, но важной истиной, которую совсем позабыли создатели современных киносказок. Нам поможет «Вовка в Тридевятом царстве» — буквальная инструкция, как работать с фольклором и относиться к своему зрителю. Надеемся, киноделы будут чаще пересматривать этот мультфильм.

Для начала определимся с ролями: Вовка — модель режиссёра или сценариста российской киносказки. Вовка мечтает о жизни без мороки и работы, поэтому с удовольствием отправляется на встречи с Царём, Василисами Премудрыми и другими персонажами в волшебный мир. Вовке важно хорошенько поесть, но трудиться он не собирается — пусть другие напрягаются за него.

Сказочные персонажи — это вся та фольклорная и культурная ценность, которую испокон веков несут в себе Баба Яга, Кощей, Василиса Премудрая и другие. Их традиционные образы не особо мобильны, и только от Вовки зависит, смогут ли герои раскрыть свой потенциал. Ему нужно понять, чем живут эти персонажи, о каких вещах беспокоятся и какие стороны у них сильнее.

Вместо этого Вовка преследует сугубо личные цели. Сначала он встречает Царя, который красит забор: «Должность у меня такая: только и делай, что ничего не делай. Но ведь так и со скуки помрёшь! И потом, я ведь не всамделишный Царь. Я — сказочный. Дай, думаю, пока “Сказки” на полке стоят, забор подкрашу: и польза, и разминка». Вовке это на руку: удачное время, чтобы занять трон и урвать все дары власти себе. Но Царь знает себе цену и не позволяет так халатно обращаться со сказкой. Тогда Вовка пускается в бега, дабы избежать плахи.

Чуть позже он встречается со Старухой, которая горюет у разбитого корыта. На просьбу сделать ей новое Вовка отказывает: «Сначала тебе корыто, потом тебе подавай стиральную машину». Он не собирается помогать героине, ему легче просто пойти дальше, оставив сказочного персонажа буквально у разбитого корыта.

Похожая ситуация случается и с Василисами Премудрыми, которые разбираются в науке и могут многому научить Вовку. Вовка учиться не хочет и отправляется на поиски еды. Тут как раз и Двое из ларца вырисовываются: они-то и накормят Вовку. Только вот не зная, как устроены персонажи, не пытаясь разобраться в их качествах, Вовка выдаёт им неверные задания. Они рубят тесто топором и раскатывают брёвна для розжига печи.

Понимая, что этим Двоим из ларца нельзя доверить работу, Вовка начинает готовить сам, но выходит плохо. Однако это не мешает ему кинуть в печку неподготовленные дрова и размякшее тесто. «И так сойдёт!»

Только вот вместо пирожков Вовка получает угольки. Печка, как и другие сказочные персонажи, не готова подстраиваться под «хотелки» героя, и он видит результат своего халатного отношения. Самое главное, чему учит мультфильм — персонаж не игнорирует плохой результат, понимает, что сам был не прав, и исправляется. Вовка сколачивает старухе новое корыто и даже не прочь построить для неё хорошую избу. Он хоть и ленив, но смышлён и обучаем, потому за девятнадцать минут мы видим, как герой меняется. К сожалению, похожей ситуации в киносказках не наблюдается.

Девиз «И так сойдёт!» безопасен для нарисованного мальчика-путешественника. Но в киноиндустрии очень хочется, чтобы авторы с уважением относились к сказочным персонажам. У каждого из них своя история, своё предназначение. И лучше в праздники кормить зрителей пирожками, а не углями из сломавшейся печи.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Читайте ещё
Понятно