Вот те крест: в чём успех вселенной «Заклятия»

Иван Афанасьев

10 июня в прокат вышел фильм «Заклятие 3: По воле дьявола» (The Conjuring: The Devil Made Me Do It), очередная часть киновселенной ужасов, придуманной Джеймсом Ваном и начавшейся с первого «Заклятия». На данный момент вышло восемь полнометражных фильмов, включая три спин-оффа, один из которых, «Проклятие Аннабель», также стал успешной самостоятельной франшизой. Кинокритик Иван Афанасьев затарился валокордином, отсмотрел все серии христианского хоррора и попытался разобраться в успехе Wanverse.

Первое «Заклятие» я посмотрел ещё в год выхода в кинотеатре и был приятно удивлён. Как минимум тем, что фильм от режиссёра быстро сдувшегося «Астрала» косплеил мой любимый (и лучший, by my side) хоррор всех времён и народов – «Изгоняющий дьявола». Что крутого в классической картине Уильяма Фридкина? Она о борьбе искренней веры и энтропии, переходящей в полный хаос: убеждённый в собственных силах священник и его жена-пророчица сталкиваются с тем, о чём до этого даже не могли помыслить. Это очень удобный концепт даже для атеиста (меня) – проверка собственных ценностей на прочность перед лицом обстоятельств непреодолимого характера. «Заклятие», ровно как и почти все остальные фильмы серии, был об этом же, и претворял идею победы характера над пасующим разумом с убедительной настойчивостью.

Взяв за основу кейс Эда и Лоррейн Уорренов, известных исследователей паранормального (женщина даже выступила консультантом), хоррор-сериал создаёт довольно крутой прецедент. Первые два «Заклятия» (как минимум) – это кино о схватке человеческого духа и мрака, замешанный на очень спорной основе, которая служит питательной почвой для размышлений о том, насколько сильна может быть вера в любом человеке, неважно – священнике, шарлатане или фанате Моргенштерна. И не обязательно христианская – это может быть и вера в собственные силы со здравомыслием. «Заклятие» берёт эту основу и дьявольски изгоняет все посторонние детали, превращая обычный хоррор о демонах и экзорцизме в эпическое противостояние честного (хотя бы с самим собой) человека и бесчестной, потусторонней дичи.

Кадр из фильма «Заклятие» / Warner Bros.

Среди прочего, это ещё и очень эффектное кино: Ван, признанный знаток жанра хоррора, взрастивший уже третью долгоиграющую франшизу (после «Пилы» и «Астрала») и здорово перевернувший чужую (своим седьмым «Форсажем»), уверенно катит зрителя по грамотно проложенным рельсам аттракционов. Он точно знает, когда нужно дать героям немного проговориться, когда закинуть очередную порцию мифологии сериала, выпустить злобного призрака и заставить предметы летать по комнате. Это не только хоррор, но ещё и натуральный христианский боевик: служители света неистово рубятся с инфернальной нечистью при помощи крестов и Библии. Плюс, конечно, впечатляющие антагонисты – недаром им выделили собственные фильмы.

Со спин-оффами, правда, всё чуть сложнее. Если «Заклятие» ставил в центре повествования, помимо хоррорной основы, ещё и довольно мощную детективную составляющую, то «Проклятие Аннабель» про дьявольскую куклу интриги лишён начисто. Мы, плюс-минус, знаем, как «работает» сатанинская игрушка, и первая часть серии топит собственную интригу, предлагая в разы упрощённый конфликт: теперь это просто семья, противостоящая потустороннему злу. Скример, скример, скример. Конец. Внутреннего конфликта, который был в «Заклятии», обнаружить не удаётся. В этом плане второй фильм, на деле – приквел истории злой куклы, выглядел куда интереснее. В нём зловещая игрушка попадала к девочке, чья самооценка нуждается в подпитке: она инвалид.

Кадр из фильма «Проклятие Аннабель» / Warner Bros.

В «Заклятии» демонические силы атаковали своих жертв в уязвимые зоны их жизни (бедность, разобщённость в семье, брешь в собственной вере); в «Проклятии Аннабель 2» злобная сущность выбирала самую слабую жертву, чтобы завладеть ею полностью – так, в сущности, зло чаще всего и поступает. Что же касается третьей «Аннабель», которая, по хронологии, скорее, вторая – в своей старой рецензии Денис Варков назвал фильм «Заклятием 2,5». Так вот, не слушайте его – это «Заклятие 1,5» (надеюсь, у вас хорошо с математикой!): во-первых, потому что действие разворачивается между второй и третьей частями, а, во-вторых, потому что это идейное продолжение самого первого фильма. Дочь Уорренов сталкивается с духом куклы и подручной армией адских уродов, чтобы проверить, насколько её вера соответствует убеждениям родителей. Получается чуть более камерно и прямолинейно, зато не менее эффектно.

По тому же принципу – больше жути, меньше мути – устроен второй спин-офф «Заклятия» (и второй, получивший продолжение). «Проклятие монахини», кстати, самый первый по хронологии фильм в серии о богомерзкой зубастой тётке с апостольником на башке и именем моавитского царя или французского рэпера, которая терроризирует румынский монастырь в 1960-х. Честно говоря, я не ожидал чего-то большого от фильма про демоническую монашку, а он большего и не предлагает. Это классический, даже стереотипный бу-хоррор, куда ближе к «Астралу», чем к «Заклятию» (Джеймс, настало время для кроссовера – надо только объяснить наличие Патрика Уилсона в первой части, сыгравшего Эда Уоррена). Зато такой насыщенный, что зевать точно не приходится – всё-таки у него в руках, пожалуй, самый впечатляющий антагонист серии с личной армией адских гадов. Кстати, не перепутайте окончания – а то вместо «Проклятия» попадёте на «Проклятье» и сильно удивитесь.

Кадр из фильма «Проклятие монахини» / Warner Bros.

Что же касается третьего спин-оффа, то с ним всё грустно, где-то на уровне первой «Аннабель», только ещё хуже. «Проклятие плачущей», основанное на популярной легенде, попытался сыграть на модной в то время теме сегрегации латинского населения в США, связанной с разговорами про стену на американско-мексиканской границе. Чтобы фокус сработал, номинально никак не связанный с франшизой «Заклятия» фильм пришили белыми, как альпийский снег, нитками, добавив на второй план третьестепенного персонажа из самого первого «Проклятия Аннабель» (тоже весьма проходной картины). Сам фильм получился похожим на бесконечные попытки российских хоррор-мейкеров сделать «наш ужастик» а-ля «Невеста»: клишированный хоррор про страшную тётку, со сбоящей драматургией и самыми банальными механиками «запугивания». Посмотрите лучше классный гватемальский (!) хоррор про Ла Йорону (как зовут плаксивую демонессу).

Даже удивительно, что Джеймс Ван выбрал для третьей части наиболее выдающегося фрагмента своей киновселенной режиссёра именно раскритикованного всеми «Проклятия плачущей». А не опытного хоррормейкера Дэвида Ф. Сандберга, например (возможно, ему помешала занятость на «Шазаме!»), или постоянного сценариста Гэри Добермана, снявших вторую и третью часть «Проклятия Аннабель». Но итог вполне предсказуем – режиссёр самого унылого фильма во вселенной («Заклятия», не вообще) поставил самый унылый фильм в трилогии, который мало того, что превращает христианский боевик в какую-то битву экстрасенсов, так ещё и драматургически движется по сюжету с энтузиазмом гусеницы, спешащей на марди гра.

Кадр из фильма «Заклятие 3» / Warner Bros.

Сила лучших фильмов Wanverse (на мой взгляд – первых двух «Заклятий» и третьего «Проклятия Аннабель») – в упомянутом ранее конфликте стереотипных, но очень показательных, даже показушных сил добра и зла. Это современная готическая сказка, породившая циркулирующую внутри собственной вселенной цепь новых городских легенд. И людям очень нравится – как бы вы к серии ни относились, сборы говорят сами за себя. Посмотрим, что будет дальше – третья часть пока что демонстрирует лучшие (по коронавирусным меркам, конечно) результаты, собрав в прокате 57 миллионов долларов на момент написания текста. Впереди гарантированный сиквел «Проклятия монахини» и разговоры о четвёртом спин-оффе о Горбуне, второстепенном монстре из второй части «материнской» франшизы (который прямо-таки требует Гильермо дель Торо в постановщики). Если «Заклятие» сработает и вызовет денежный дождь, вполне есть шансы увидеть новые приключения Уорренов. Главное, чтобы они были веселее, чем безликая третья часть и спин-оффы.

Кинокритик и киновед, чуть-чуть сценарист. Обожаю триллеры и хорроры не меньше, чем сложное фестивальное кино.

Понятно