«Сёстры» о своём дебютном альбоме, работе со Скриптонитом и участии в RADAR

Артём Миндрин

9 марта в России запустился RADAR — программа поддержки молодых исполнителей от Spotify. Первыми российскими участниками программы стали «Три дня дождя», дуэт «Сёстры» и Rocket. Мы взяли интервью у Насти и Маруси Муравьёвых, в котором обсудили RADAR, особое место их проекта на российской сцене, дебютный альбом и необходимость в поддержке со стороны стриминговых сервисов.

— Как исполнители вы ждали, что с приходом Spotify появится какая-то кампания по поддержке молодых исполнителей?

Маруся: Вообще я слежу за новостями и читала про мировой Spotify, про их программу поддержки артистов и про то, как молодые артисты развиваются. Одна из вещей, которая дает хороший старт в начале карьеры — это поддержка со стороны стриминговых сервисов. И, конечно, мы следили.

Настя: Да, мы следили за программой.

Spotify запустил в России программу поддержки молодых исполнителей
В России запускается новая программа поддержки молодых музыкантов от Spotify — RADAR

— Именно за Radar?

Маруся: За ним, да. Но и за другими программами поддержки молодых исполнителей со стороны музыкальных сервисов. Но если про Spotify, то, конечно, за Radar.

— Как вы отреагировали, когда узнали, что станете первыми участницами программы поддержки в России?

Маруся: Нам рассказали наши ребята с лейбла, что есть такое предложение.

Настя: Да, спросили, как мы относимся. А мы ведь давно следили, поэтому очень обрадовались

— А с точки зрения ожиданий появилось что-то?

Настя: У нас нет каких-то особых ожиданий, но нам очень интересно посмотреть, что из этого выйдет, поэтому что это всё развивается и надеемся, что поможет нам показать свою музыку большему количеству людей.

Маруся: Да, никаких нереальных ожиданий. Нам интересно и мы очень рады.

— Можно сказать, что для вас в этой истории больше интриги, чем ожидания?

Маруся: Скорее да.

— Вообще, вы известны многим слушателям, вы резиденты лейбла Скриптонита. Насколько важна ещё какая-то поддержка для проекта «Сёстры»?

Настя: Я для себя часто открываю что-то интересное двумя способами. С одной стороны, через артистов, которых слушаю — я смотрю, с кем они коллаборируют, что за музыканты у них в тусовке. Второй способ: я ищу через стриминговые сервисы и плейлисты. Поэтому поддержка стримингов также важна.

Маруся: У меня ощущение, что мы только начинаем набирать сейчас свою аудиторию.

— А нет чувства дополнительной ответственности из-за того, что вы среди первых участников?

Маруся: Нет, ведь от нас это точно не зависело — это во-первых. Во-вторых, я как-то не разделяю для себя, что это у нас в стране первый выпуск. Программа глобальная и проходит во многих странах, и теперь она просто есть и у нас.

— До прихода на лейбл Скриптонита у вас были релизы, но дебютный альбом вышел сейчас. Как поменялись к его выходу «Сёстры»?

Настя: Поменялась наша музыка или мы? Наверно, на музыку влияет всё, что происходит в жизни. А что в нас поменялось? Это комплексно как-то.

Маруся: Да, это комплексная вещь, очень сложно отследить, что конкретно повлияло на изменение музыки. Меняются обстоятельства, которые влияют на тебя, на то, как ты пишешь музыку. Ну и в целом нам не с чем сравнить, ведь всегда что-то меняется. Непонятно, как работало бы, если бы было иначе.

— Существует ещё один музыкальный проект, который называется «Сёстры».

Настя: А, пацаны которые...

[В этот момент в студию врывается «Три дня дождя» и буквально ворует на несколько минут Настю и Марусю для совместной фотографии. «Рок-звёзды, они такие», — пожимает плечами менеджер артиста. Далее на диктофоне следует пять минут тишины и разговоров, что фото на диване — не очень. Вскоре интервью продолжается]

Интервью с «Три дня дождя» — о творчестве, Spotify и борьбе с алкоголизмом
Поговорили с «Три дня дождя» в честь запуска в России RADAR — программы поддержки молодых исполнителей от Spotify.

— Да, сайд-проект Максима Тесли из «Он Юна».

Настя: Мы выпустили уже первый EP, они знали, что мы есть.

Маруся: Они просто забили.

— И вас это не парит?

Настя: Ну а чего?

— Ну, вот они сейчас выпустят крутой альбом и просто перетянут весь поиск на себя

Маруся: Получается, что нам иногда приходится разделять карточки артистов и прочее, потому что часто происходят ошибки в поисковиках или на площадках. Это просто неудобства.

— Можете ли вы подвести какие-то промежуточные результаты вашего дебюта? Всё ли удалось?

Настя: Мне кажется, что этот альбом получился таким, каким он должен быть. Вот он просто есть и всё, вряд ли стоит думать, мог ли он получиться лучше или хуже. Если смотреть по аудитории, то это, по сути, наш первый серьезный релиз, поэтому всё хорошо.

— Как сильно повлияла пандемия на ваши планы?

Маруся: У нас не было конкретных планов. Не могу сказать, что у нас были расписаны какие-то выступления.

Настя: Да мы и выпустили его уже в ноябре, когда никаких ограничений уже и не было.

— Но ведь и концертов не было?

Маруся: Мы концерты вообще ещё не играли.

— А на сам процесс работы над альбомом не повлияла ситуация?

Маруся: Мы писали его до пандемии. Во время карантина мы доделывали уже какие-то финальные вещи, поэтому конкретно на этот альбом ситуация вообще никак не повлияла. Он был бы таким же в любом случае.

— А есть запланированные релизы на 2021 год?

Настя: Ну, пока про альбом говорить рано. Но будут какие-то синглы.

Маруся: В ближайшее время будет совместный трек.

— Чтобы не называть исполнителя, скажите, насколько неожиданная коллаборация?

Настя: Нинасколько [смеется].

— Понятно, что за артист. Насколько вам комфортно работать с ним?

Маруся: С точки зрения подхода нам абсолютно комфортно. Мы чувствуем хорошее понимание в вопросах создания музыки и отношение к ней.

— Но ведь у вас классическая школа, почему вы стали делать такую музыку, как сейчас?

Настя: Да, мы учились классической музыке, на инструментах играли, потому что семья классических музыкантов. Каким-то естественным путём мы пришли к тому, что делаем сейчас, просто захотелось сделать.

Маруся: Всё это музыка, и отличия не такие кардинальные.

— Есть ли у вас конкуренты или ориентиры на российском рынке?

Маруся: Мы, наверно, воспринимаем себя как часть разнообразия. Мы понимаем, что русскоязычная сцена развивается, и на ней должно появляться больше разного.

— А что бы вы могли посоветовать послушать читателям?

Маруся: Мы слушаем много всего популярного, вряд ли эти имена станут открытием.

Настя: Как-то много всего.

— Ну, первое, что приходит на ум.

Настя: Фрэнк Оушен.

Маруся: Slowthai, Джеймс Блейк, Кендрик Ламар. Много всего.

Лучше я сдохну ноунеймом, чем буду работать над собой, учиться, ставить перед собой реалистичные цели и двигаться по карьерной лестнице

Понятно