Спрячьте помидоры: почему хорошие актёры играют в плохом кино и что с этим делать

Иван Афанасьев

В мае в прокат выходит фантастический боевик «Звёздный рубеж» (Cosmic Sin). Рейтинг фильма составляет 3,4 балла на «КиноПоиске» и 2,5 балла на IMDb. В нём играет герой нашего с вами детства Брюс Уиллис, до этого снявшийся в фильме от того же режиссёра «Брешь» (где у него крохотное камео, хотя на постере его лысина занимает не меньше 1/10 места). Кинокритик Иван Афанасьев стряхнул с себя легендарную пыль и накатал эпичный текст о том, почему хорошие актёры, популярные в 1980-х – 1990-х годах, сейчас снимаются во всяком треше и как с этим жить.

Кадр из фильма «Звёздный рубеж» / 308 Ent

Мой любимый пример «скурвившегося» актёра – это Николас Кейдж: человек, в 1990-х – начале 2000-х носивший звание популярнейшего голливудского артиста, сейчас фактически гарант плохого кино в девяти из десяти случаев. Если заглянуть в его профиль на киноагрегаторах, можно увидеть, что где-то с фильма «Опасный Бангкок» его фильмография стремительно начинает «сереть», т.е. рейтинги фильмов опустились до 5-6 баллов и ниже. А последние годы оценки и вовсе «красные» (т.е. экстремально низкие). Чаще всего зритель, увидев знакомое имя на постере, просто качает головой, бурчит под нос «блин, это же фильм с Кейджем» и выбирает что-то другое. Правильно, в целом, делает – картины вроде «Арсенала» или «Цепи убийств» невозможно смотреть из-за того, что кровь застилает глаза.

Что же случилось? Почему звезда боевиков, актёр с «Оскаром» в кармане и племянник Фрэнсиса Форда Копполы (вы знали?) перестал сниматься в нормальном кино? А причина прозаична и банальна, как жизнь, — престиж. Как известно, Голливуд – мясорубка, в которой ты либо котлета, либо с котлетой (денег); один фатальный провал может похоронить всю карьеру. В жизни Кейджа такое случилось из-за фильма «Ученик чародея»: амбициозное фэнтези студии Disney едва окупило свой бюджет в 150 миллионов долларов, получило негативные рейтинги и стало одним из крупнейших провалов года. Кейдж, выступивший, как инициатор идеи, продюсер, сосценарист и исполнитель главной роли в проекте, стал плотно ассоциироваться с плохим кино.

Кадр из фильма «Ученик чародея» / Broken Road Productions

Впоследствии, кроме «Призрачного гонщика 2», ни один фильм с Кейджем-актёром, за исключением мультфильмов (например, «Семейки Крудс», где он лишь озвучил одного из героев), не окупил свой бюджет. Просто вдумайтесь! Провал, конечно, должен быть сокрушительным, чтобы актёра «загасили», причём не всегда кассовым.

В карьере Эдди Мёрфи, например, и до этого были серьёзные промахи (вроде «Святоши»), но его карьера как звезды экранов остановилась после сокрушительного падения «Приключений Плуто Нэша» (20 миллионов сборов против 120 миллионов бюджета, вместе с маркетингом).

Кадр из фильма «Приключения Плуто Нэша» / Castle Rock Entertainment

Другой пример: Уэсли Снайпс познал вторую волну популярности с успехом «Блэйда», но триквел фильма собрал уничижительные отзывы зрителей и критиков и едва отбил затраты на производство. А потом у него начались серьёзные проблемы, начиная с 2008 года, когда он стал огребать от налоговой инспекции, в результате чего в 2010 попал в тюрьму – по выходу в 2013 году он остался без крупных ролей, потому что крупные студии не любят работать с должниками.

Наконец, у Брюса Уиллиса решающим фактором стала пятая часть «Крепкого орешка»: несмотря на хорошие сборы (фильм трижды окупил свой бюджет), его катастрофически низкие рейтинги послужили причиной скоропостижной смерти серии, а Уиллис намертво закрепил за собой славу актёра, погубившего франшизу. Теперь логичный вопрос: ну, провалились, всякое бывает, но зачем намеренно сниматься в плохом кино?

Кадр из фильма «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть» / 20th Century Fox Film Corporatio

Всё просто: причина в тех же налогах. Роскошная голливудская жизнь требует хорошей финансовой подпитки. У того же Николаса Кейджа, например, есть несколько объектов недвижимости, включая самый настоящий «дом с привидениями» в квартале Вью-Каре в Новом Орлеане, который никому не сдашь по понятным причинам (а пени за него капают в любом случае). Но большие студии не хотят работать с актёрами с плохим зрительским «сарафаном». И тут на помощь приходят они – продюсеры дешёвых, сделанных на коленке фильмов (в основном боевиков), для которых этот «бизнес» чаще всего лишь прикрытие для делишек куда менее законных.

Простой пример: нечестный бизнесмен имеет «серые» 100 миллионов долларов с нелегальной добычи древесины, которые ему надо сбыть в обход налогов, чтобы не спалиться с махинациями. Он открывает студию, называет её каким-то броским названием вроде «King Production» и заказывает, скажем, пять фильмов стоимостью в 20 миллионов долларов каждый. По производственной смете эта сумма и выходит – на деле же тратится раза в четыре меньше; скажем, берётся в аренду камера похуже, чем указано в расчётах, а на экране это заметит лишь профессиональный оператор – но как он заглянет в бумаги из зрительного зала? И так во всём: доски для декораций за $5 вместо $20; бригадиры массовки получают в два раза меньшую сумму, чем указано в контракте (налом, конечно), находят «лохов», которые снимутся за копейки, а разницу кладут себе в карман.

Но фильм должен собрать хоть что-то, иначе у налоговиков возникнут вопросы. Вот тут-то и выходят на сцену экс-звёзды вроде Брюса Уиллиса или, например, Микки Рурка. За работу им платят скромные по меркам прошлых, но вполне приятные для поддержания жизни гонорары. Они приходят на пару-тройку съёмочных дней (иногда чтобы появиться в фильме минут на пять). После чего уходят с «зеленью» в кармане на новый подобный проект, пока не появится что-то достойное (как случилось с Киану Ривзом, застойная карьера которого пошла в гору после успеха «Джона Уика»). Продюсеры рисуют красивый постер, пихают на него всем знакомое, но недорогое лицо и пускают получившееся чудо в кинотеатры.

Удивительно, но на такое кино находится свой зритель – аналогичную схему применяли и у нас в России в 1990-х, когда существовал так называемый «кооперативный кинематограф»; заманивали, правда, не звездными лицами, а кровью и сексом, что рекой хлынули на экраны без советской цензуры. А кое-где применяют и сейчас (не будем показывать пальцем, но, пораскинув мозгами, вы и сами догадаетесь). И теперь главный вопрос: если это кино такое плохое, дешёвое и преступное (в основной своей массе), почему бы не предать актёров анафеме, не выразить им своё фи и не прекратить смотреть фильмы с ними, раз они настолько низко пали? В целом, большинство зрителей обычно так и делает, предпочитая проверенные рейтингами и сарафаном фильмы, не считая случайных «залётчиков», забредших от нечего делать на новый треш-боевик с каким-нибудь Дольфом Лундгреном.

Кадр из фильма «Мстители: Война Бесконечности» / Marvel Studios

Ответ прост: на фильмы такие ходить действительно не нужно, но не торопитесь ставить крест на некогда любимых актёрах. Профессия голливудского артиста жестока и беспощадна – вчера ты на олимпе славы и обожания, а завтра плохие сборы или скандал роняют твою карьеру вниз, и вот ты уже вынужден побираться на самых дешёвых проектах. Многие звёзды кино эпохи классических блокбастеров (примерно с 1975-го по начало 2000-х) попали в такую ловушку: с приходом новых технологий они в основной массе своей не смогли вписаться в новую реальность. Для условного зумера, родившегося в 2000 году, тот же Брюс Уиллис будет старым дедом, когда-то снимавшимся в культовой, но растерявшей своё величие франшизе из бородатых 1990-х годов. Он воспитан на фильмах с Робертом Дауни-младшим, Галь Гадот, Вином Дизелем и прочими звёздами эпохи бума высокобюджетных и высокотехнологичных блокбастеров. Поэтому для него тот же «Джон Уик» выглядит революционным – хотя для людей, взращённых на «Смертельном оружии» или «Правдивой лжи», это просто классное кино.

Сейчас, кстати, ощущается тенденция на возрождение карьер звёзд 1980-1990-х, эпохи «бронзового» века Голливуда (по аналогии с «золотым» в 1930-1940-х и «серебряным» в 1960-1970-х). Во времена Голливуда «компьютерного» запрос на ретро особенно силён: Сильвестра Сталлоне затащили в «Отряд самоубийц» Джеймса Ганна, Эдди Мёрфи сыграл свою лучшую за последние лет двадцать роль в «Меня зовут Долемайт», а Уэсли Снайпс составил ему компанию не только в этом фильме, но и в «Поездке в Америку 2».

«Поездка в Америку 2»: что не так с сиквелом классической комедии
Рассказываем о продолжении фильма, которое никто не просил, но мы его всё равно получили.

Наконец, мой любимый Николас Кейдж, кажется, тоже нашёл свою стезю, став звездой отбитых, абсурдно брутальных фильмов, тоже словно наследующих стилистику классических фильмов ужасов – в «Мэнди», «Цвете из иных миров» и «Узниках страны призраков» он просто чудо как хорош. Не говоря уже о том, что заслужил фильм, в котором сыграет самого себя!

Кадр из фильма «Мэнди» / XYZ Films

Какой из этого можно сделать вывод? Не ставьте крест на кумирах, даже если кажется, что они, как сказал бы какой-нибудь рэпер 6ix9ine, «броук гайз», играющие в одних лишь плохих картинах. Поверьте, большинству из них хочется возрождения карьеры, и они ищут любые возможности, чтобы занять свою нишу в современном кино, которое на их глазах совершило технологический скачок, сравнимый разве что с изобретением звука в кинематографе. Тогда, напомню, многие актёры также не смогли «перестроиться» и остались не у дел, а некоторые даже буквально сошли с ума от такого резкого падения (как, например, актриса Клара Боу). Все перечисленные выше актёры – это звёзды «старой» школы; им непривычно в кино, взращённом на хромакее и CGI, а они непривычны зрителям, привыкшим к более молодым лицам. И они очень хотят вам понравиться, возможно, заново. А мы, кинокритики, должны помочь зрителям сориентироваться.

Кинокритик и киновед, чуть-чуть сценарист. Обожаю триллеры и хорроры не меньше, чем сложное фестивальное кино.

Понятно