Интервью с актёрами российской версии мюзикла «Тетрадь смерти»

Юлия Андрианова

В прошлом материале мы рассматривали 2,5D-мюзиклы как явление японской поп-культуры, которое развивалось на протяжении последних 47 лет. В этот раз Юля Андрианова расскажет об истории лишь одного мюзикла, но самого долгожданного не только в Японии, но и у нас — «Тетрадь смерти» (Death Note: The Musical) и даже пообщается с актерами, задействованными в русскоязычной версии мюзикла: Александром Казьминым, Еленой Газаевой и Кириллом Гордеевым.

В декабре 2013 года был анонсирован мюзикл по культовому аниме нулевых «Тетрадь смерти» (Death Note: The Musical). Согласитесь, что тайтл настолько популярный и местами даже одиозный, что появление адаптации в виде мюзикла было только вопросом времени.

История аниме-мюзиклов: от первой «Розы Версаля» до американских гастролей «Сейлор Мун»
Краткий экскурс в историю адаптации вашей любимой манги на театральной сцене.

Обычно либретто, тексты, музыка для 2,5D-мюзиклов пишутся японскими авторами и композиторами, «Тетрадь смерти» же сразу  выделилась на фоне остальных 2,5D-мюзиклов тем, что на ней работала зарубежная творческая команда: музыку написал Фрэнк Уайлдхорн, американский композитор, автор популярных бродвейских мюзиклов, таких как «Джекилл и Хайд», «Граф Монте-Кристо» и «Дракула». Ранее, в 2006 году, Уайлдхорн стал первым зарубежным композитором, написавшим музыку к мюзиклу «Никогда не говори “Прощай”» для уже знакомого нам театра Такарадзука, так что к моменту начала работы над «Тетрадью смерти», он уже был весьма уважаем в Японии.

Композитор признавался, что работа над «Тетрадью смерти» была настоящим вызовом, ведь это была первая в его карьере адаптация манги к театральной сцене и были опасения разочаровать огромную армию фанатов. Он также высказывал надежду, что постановка привлечёт в театр людей младшего поколения, ранее не интересовавшихся этим видом искусства и считавших мюзиклы развлечением для родителей.

Над проектом с Уайлдхорном работали автор текстов Джек Мёрфи (мюзиклы «Серебряный доллар», «Граф Монте-Кристо», «Зельда»), а также автор либретто, сценарист и продюсер Иван Менчелл («Бонни и Клайд», «Артур Экскалибур», «Мата Хари»).

Мировая премьера Death Note: The Musical состоялась 6 апреля 2015-го. Премьерный блок шел до 29 апреля 2015 года в театре Ниссай в Токио. А 11 июля того же года стартовала корейская версия мюзикла в Сеуле. В обеих странах постановка была одной из самых ожидаемых премьер года.  

Спустя два года, в 2017-м, в Южной Корее прошли еще два блока Death Note, в январе и июле. В сентябре того же года японская версия вернулась в Новом Национальном Театре Токио. Третье возвращение японской версии мюзикла случилось в январе 2020-го с выступлениями в Театре искусств и культуры Тосима в Токио, а затем также прошли гастроли в Сидзуоке, Осаке и Фукуоке.

И вот тут мы подходим к самой интересной части нашей истории! Летом 2017 года продюсерский центр «Пентаграмма» во главе с генеральным продюсером Кириллом Олешкевичем заявляют о намерении реализации амбициозного проекта: поставить в России лицензионную версию Death Note: The Musical. В июле они делают первый запрос правообладателям на постановку мюзикла в Москве и начинают работу над получением лицензии. Именно с этого момента начинается история, которая длится до сих пор.

Был подобрана крутейшая команда актеров. Самые востребованные артисты мюзиклов Москвы и Санкт-Петербурга дали согласие на участие в проекте:  Лайт Ягами — Александр Казьмин («ШАХМАТЫ», «Бал вампиров», «Привидение» и тд.), L — Ярослав Баярунас («Джекилл & Хайд», «Идиот», «Вий» и т.д.), Рюк — Кирилл Гордеев («ШАХМАТЫ», «Бал Вампиров», «Граф Монте-Кристо» и т.д.), Рэм — Елена Газаева («Бал вампиров», «Граф Монте-Кристо», «Мисс Сайгон» и т.д.), Саю Ягами — Евдокия Малевская (Pola Negri, «Лолита» и т.д.), Соитиро Ягами — Александр Маракулин («Нотр-Дам де Пари», «Монте-Кристо» и т.д.), Миса — Вера Свешникова («Бал вампиров», «Мастер и Маргарита» и т.д.).

В период с 2017-го по 2020-й проект презентовали на крупнейших тематических фестивалях России, среди которых Comic Con Russia (2017-2019), Всероссийский фестиваль японской анимации в Воронеже (2018), Hinode Power Japan online (2020) и другие. Были исполнены избранные композиции из мюзикла, которые публика принимала очень тепло.

В январе 2020 Кирилл Олешкевич был приглашен на премьеру Death Note: The Musical для того, чтобы детально ознакомиться с постановкой. В ту поездку были достигнуты все соглашения и подготовлены контракты для долгожданного начала реализации проекта, но пандемия внесла свои коррективы, и премьеру мюзикла пришлось перенести…

И вот спустя год с начала пандемии состоялась практически последняя остановка перед финальной точкой: 17 апреля 2021 года в одном из концертных залом Москвы прошел Death Note: The Concert как своеобразное превью полномасштабной постановки мюзикла. Концерт даже был включен в программу «Год японо-российских межрегиональных и побратимских обменов».

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

Мероприятие действительно получилось масштабным. Зрителей приветствовал советник Посольства Японии господин Кодама Ёсикадзу. Он поблагодарил организаторов и артистов за реализацию концерта, несмотря на сложные условия пандемии, рассказал что еще 15 лет назад, во время учебы в Москве, восхищался качеством постановки и исполнения российских мюзиклов и высказал надежду, что такого рода культурные мероприятия послужат делу укрепления отношений между Японией и Россией.

К сожалению, из-за пандемии не смогли приехать гости из Токио, артисты оригинальной постановки. Тем не менее исполнители ролей Лайта Ягами (Хаято Киказава), Амане Мисы (Фука Юдзаки) и L (Фу Такахаси) передали свои видеоприветы зрителям и участникам концерта.

Также композитор мюзикла Фрэнк Уайлдхорн прислал свое тёплое видеоприветствие с Гаваев. Режиссёр-постановщик концерта Антон Преснов рассказал о нюансах подготовки концерта. Зал еле вместил в себя огромное количество поклонников, часть из которых пришла в косплее любимых персонажей. Серьезно, мы сбились со счета подсчитывая количество девочек с хвостиками, как у Мисы-Мисы. Поклонники устроили для исполнителей трогательный флешмоб с красными шариками-фонариками, очень напоминающими так любимые Рюком красные яблоки. Одной из главных фишек концерта были новые переводы песен, которые стали более каноничными и отражающими суть истории.

Кажется, что постановка обречена на успех, хотя бы потому, что каст подобран совершенно волшебный. На ограниченном минималистичном пространстве сцены актёрам удалось очень точно воплотить образы персонажей и передать всю глубину и боль их взаимоотношений. Тандем великолепных голосов и потрясающей музыки Уайлдхорна сработал четко, как часы. И поверьте, понадобилось меньше 40 секунд, чтобы захватить зрительские сердца. Ведь судя по тому, как громко, долго и дружно зал скандировал «Спасибо!» на финальных поклонах зритель уже давно готов к премьере самого мюзикла. И мы ждем вместе с вами.

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

А ещё нам удалось побеседовать с тремя артистами до концерта! На наши вопросы ответили Александр Казьмин (Лайт Ягами), Елена Газаева (Рэм) и Кирилл Гордеев (Рюк).

— Когда Вам предложили поучаствовать в проекте по истории, основанной на манге и аниме, то какая была первая реакция? Что вы знали об аниме/манге «Тетрадь смерти» на тот момент?

Лена: Если честно, я вообще не знала о таком аниме до того, как мне предложили поучаствовать в проекте, так что я начинающий анимешник. Когда поступило предложение, я посмотрела и мюзикл, и аниме. На данный момент я посмотрела его три раза. Подсаживаю на него всех, кто рядом. И я, конечно, в восторге. С первой серии сюжет захватывает и не можешь оторваться. И, естественно, «Тетрадь смерти» стало моим любимым аниме. Поразительный сценарий и потрясающая музыка.

Саша: Кстати, у меня есть музыка на виниле, представляете? Саундтрек «Тетрадки»! Мне подарили поклонники. Большое им спасибо за это.  

Лена: Там есть два женских персонажа: Миса и Рэм. Кирилл [Олешкевич, генеральный продюсер проекта — ред.] попросил посмотреть музыкальный материал и выбрать того персонажа, который мне интереснее. Если бы постановка случилась лет 10 назад, то я бы, конечно, выбрала Мису, потому что в юности я играла типаж принцесс. Например, Сара, принцесса из «Бременских музыкантов», Русалочка, то есть образ молодой зажигательной девочки мне близок. На самом деле, в музыкальном плане в обеих ролях есть что спеть и что поиграть, но хотелось взять что-то совсем противоположное тому образу, в котором зритель привык видеть меня на сцене, поэтому в итоге я выбрала Рэм. Это будет нетипично для меня, совершенно другое амплуа, и надеюсь, что это будет интересно для зрителей.

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

Кирилл: Должен сразу сказать, что я не читал мангу, потому что я не читающий мангу  человек. На самом деле, я не читал ни одну мангу в своей жизни.

Саша: Ты что? Я дам тебе почитать «Бакуман», и ты офигеешь от того, как это прекрасно!

Кирилл: Окей, почитаю «Бакуман». Вот с самим анимационным сериалом я знаком, причём очень давно. Посмотрел его впервые, наверно, сразу после института. И когда узнал, что ещё и мюзикл есть, причём написанный моим любимым композитором Фрэнком Уайлдхорном, да ещё и в России планируется, то, конечно же, опешил, оторопел и решил, что это судьба. Предложение сыграть роль Рюка было приятнейшей неожиданностью, и мой положительный ответ не заставил себя долго ждать. Потому что кто ещё из артистов российского мюзикла настолько худ, высок и страшен, как я? Поэтому ребята подсказали, что на роль Рюка надо взять именно этого странного высокого шпаловидного парня по имени Кирилл Гордеев. [смеется]

Лена: Я считаю, и это не лесть, что ты самый идеальный актер для этой роли. Лучше не придумаешь просто.

Кирилл: Да, я тоже на это надеюсь.  

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

Саша: Это был 2008 год. В какой-то из компьютерных магазинов завезли DVD-дисков, где было много аниме, и там была «Тетрадка». Я понятия не имел, что это такое, но почему-то купил её. Диск был пиратский. Если помните, была такая озвучка, где девушка озвучивала всё достаточно монотонным голосом, но это почему-то не напрягало. Мы посмотрели вместе с сестрой, и я понял, что это вообще чуть ли не лучшее, что я видел. У меня даже диски остались, у родителей дома лежат.

А когда я увидел дораму «Тетрадь смерти», мне не понравилось. Я сразу решил, что не буду это смотреть ни за что, потом наткнулся на мюзикл «Тетрадь смерти», я тогда параллельно смотрел мюзиклы «Блич», «Темный Дворецкий» и был не в восторге. А тут еще и «Тетрадь смерти». Тогда я посмотрел версию 2015 года, и мне дико не понравилось: Рюк как-то странно выглядит, постановка какая-то блеклая.

Когда закрутилась вся эта история с мюзиклом, я даже как-то немного расстроился, вспомнив какая там была адаптация. И когда мы начали работать над проектом спустя год, в 2017-м как раз появилась новая версия Death Note: The Musical и японская, и корейская. И тут я подумал, что надо всё-таки посмотреть, потому что клипы вроде как были ничего. И вот тогда я включил вторую версию, где поменялся Рюк, я такой… хмм… а это смотрибельно, а музыка-то вообще офигительная какая!

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

— Были ли какие-то особенности при работе над ролью, ведь обычно артистам мюзиклов приходится работать с более «классическими» историями —  «Джекилл и Хайд», «Граф Монте-Кристо», «Карамазовы»? Старались ли вы сделать персонажей как можно более схожими с образами в аниме и манге или как-то адаптировать их для широкой аудитории?

Саша: Нет, не сказал бы, что были особенности. Мне кажется у нас каст так подобран, что, как минимум 99% попадание в роль у каждого.

Лена: И у меня нет.

Кирилл: А вот у меня были особенности. Когда берешь более очеловеченные формы персонажей, таких как Лайт, Миса и прочие — это в принципе верно, что ничем не отличается, а вот в плане Рюка мне кажется, что очень интересно внести какие-то пластические аспекты, которые очень характерно изображены в аниме.

Саша: Кирилл, у меня, кстати, всегда был вопрос именно к тебе: какой Рюк тебе ближе? Тот, который в аниме или в мюзикле, который создали японцы, либо корейцы.

Кирилл: Ну, конечно, тот, который в аниме. Мне хотелось бы делать своего Рюка все-таки в сторону аниме, потому что поклонники не поймут, если мы просто уйдем далеко от этих образов.

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

Лена: А мне не близка Рэм ни там, ни там. У меня свое видение образа, которое я планирую обсудить с режиссёром.

Кирилл: У образов есть определенный канон в среде почитателей фандома, часть которого хотелось бы сохранить, потому что в противном случае вообще не имеет смысла брать это произведение.

Саша: Мне хочется верить, что у нас собралась потрясающая команда профессионалов, которые сами фанаты первоисточника и мы крайне бережно подойдём к воплощению образов на сцене. Так что это действительно будет версия от фанатов для фанатов.

— Будет ли российская постановка «Тетради смерти»  полностью копировать японскую версию или всё же стоит ждать изменений сюжета, сценографии и декораций?

Кирилл: Если говорить именно о сценической версии, то пока всё идет более-менее нормально, потому что от костюмов мы уже потихонечку отошли, от возрастов мы тоже потихонечку отошли… я ведь пока ещё в касте, потому что в японской версии Рюка играют более взрослые актеры, а что будет с образами и насколько будет тотален или, мы узнаем позже, скорее всего.

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

Лена: Пока рано говорить об этом.  

Саша: Насколько я понимаю, у нас лицензия не на реплику, а на оригинальную постановку.

Лена: Так что мы сможем согласовать с японской стороной изменения в костюмах, сценографии и декорациях.

Саша: То, что не подлежит изменениям, — это либретто и музыка.  

— Если бы вы могли выбрать любую другую роль, кроме того персонажа, которого играете сейчас, то какую бы роль вы выбрали?

Кирилл: Конечно, я бы хотел сыграть L, но для него я слишком высок и красив, а для Лайта Ягами я слишком мускулинен и взрослый. Саш, не в обиду тебе будет сказано, ведь ты маленький и тщедушный. [смеётся] Так что кто же из нас сыграет Бога, как не я?

А если отбросить шутки в сторону, то, конечно, все персонажи этого аниме, не побоюсь этого слова, шедевра прекрасны, вплоть до женских персонажей. И, наверно, сыграть было бы интересно каждого и по много раз. Само произведение интересное и сложное в драматургическом плане. Я очень рад, что играю Рюка, но, конечно же, хотел бы подсидеть каждого из нас. Особенно Саю, я вполне еще молод, чтобы подсидеть Саю.

Лена: А я бы хотела сыграть Лайта.

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

— Если бы была возможность поучаствовать в мюзикле по аниме, игре, сериалу, то какой бы тайтл выбрали и какую роль?

Лена: Я даже не могу назвать конкретного персонажа и произведение, сейчас мне просто интересно играть роли прямо противоположные тому амплуа, в котором зрители привыкли видеть меня на сцене. Вот, например, круто было бы сыграть Гайзенберга из «Во все тяжкие» [смеется]

Кирилл: Если выбирать из аниме, то у меня есть два любимых тайтла, вообще их много, конечно, но два самые-самые. В одном я точно не смогу сыграть. Там скорее роль для Александра Казьмина в образе вечно ущемленного японского школьника, а какая там божественная главная героиня. Я говорю об «Эльфийской песне». И, конечно, «Гангрейв», ну и «Хеллсинг», но «Гангрейв» круче.

Саша: Если бы был мюзикл по «Игре престолов», я бы хотел сыграть Рамси Болтона. Это офигительнейшая роль, но с точки зрения сопереживания я бы очень хотел сыграть и Теона Грейджоя.

Кирилл: Я бы ещё хотел сыграть Джоэла из первой части The Last of Us, но только если Элли будет играть Ярослав Баярунас. Вот это бы точно было бомбически.

Пожар вокруг The Last of Us Part II утих. Пора поговорить о ненависти в самой игре
В 2020-м вышло долгожданное продолжение The Last of Us. Большой блокбастер, который говорит с игроком на темы, на которые столь дорогие игры редко разговаривают.

— Как вы думаете, понятна ли будет история широкой аудитории и нужны ли какие-то базовые знания о вселенной «Тетради смерти», чтобы было интересно смотреть мюзикл?

Кирилл: Мне кажется, что история сама по себе очень понятна. Она интересна и близка любому зрителю, что русскому, что украинскому, что белорусскому. Есть определенные нюансы, связанные с нашими с Леной персонажами. Чтобы лучше их понять, нужно обращаться к японской мифологии, но, тем не менее, это не настолько влияет на общее восприятие истории. Безусловно, зритель знакомый с первоисточником, знает кто такие шинигами и какое место они занимают в японском пантеоне. Остальной же зритель «холодный» и его, я уверен, мы будем знакомить с понятием в рамках постановки. Эта история тем и хороша, что сначала ты понимаешь общую картину произведения, а потом у тебя будет возможность рассмотреть и понять массу деталей и нюансов, и сходить не один раз.

Лена: Я полностью согласна. Каждый найдет в этой истории что-то для себя.

Фото / Продюсерский центр Penta Entertainment / Ph Александр Утюпин и Наталья Даниловцева

Кирилл: Вообще самое интересное, что сейчас происходит — это изменения в переводах. Предыдущие, которые мы исполняли были всё-таки адаптированы под концертную версию. Сейчас у нас полностью меняются переводы с учетом сюжета, потому что это действительно очень важный момент.

Когда мы выходили на концертах, тексты песен должны были иметь конкретный посыл, конкретное действие. Если мы вынимаем из спектакля какую-то песню, то она не является концертной, потому что зачастую там есть какие-то диалоги, которые концертному зрителю вне произведения абсолютно непонятны без трёх предыдущих номеров.

Теперь же текст будет максимально приближен к оригинальному японскому тексту. Уже прозвучит термин «шинигами», например. Поклонники порадуются, потому что, например, та же ария «Кира», которую я исполнял, была сделана для концерта, а теперь она прозвучит немного в другом ключе. Вообще наши с Леной образы станут уже каноничнее.

Лена: Да, с нетерпением ждем, когда сможем исполнить обновленные арии на концерте.

Суд в Санкт-Петербурге запретил ещё 14 ссылок на аниме
В этот раз это оказались «Клинок Маню», «Токийский Гуль» и «Тетрадь смерти».

— Как вы относитесь к очередной блокировке ссылок на аниме «Тетрадь смерти» в интернете?

Лена: Я считаю это несправедливым, потому что блокировки с громкими судебными заседаниями только подогревают интерес подростков к этому аниме, и лишь дают дополнительную рекламу. Запретный плод всегда сладок. И, если говорить честно, то, естественно, подростки 13-14 лет точно смогут найти где посмотреть это аниме.

Саша: Это правда. Все прекрасно понимают, что если поставить ценз 18+, то тут уже просто отвественность лежит на родителях, и дети все равно смотрят.

— Если бы к вам в руки попала «Тетрадь смерти», вы бы воспользовались ей?

Саша: Да.

Лена: Да.

— Слоган 2х2 «Не взрослейте — это ловушка». А какие у вас отношения со своим внутренним ребёнком?

Саша: Мы всю жизнь играем. Сначала в игрушки, позже в компьютерные игры. Артисты постоянно играют на сцене и очень важно не потерять своего внутреннего ребенка и заботится о нём. Потому что если мы не играем, мы не азартны в своих мыслях и помыслах, то это всё обесценивается и теряет значение. Становится просто работой.

Кирилл: Внутренний ребёнок оберегает психику артиста и не дает сойти с ума, так что он с нами всегда, сколь серьезную бы роль ни приходилось играть.


Смотрю слишком много аниме и сериалов. Живу сегодня.

Понятно