Неон, лёгкие деньги и «серая зона». Как сериал Happy End показывает вебкам

Наталья Лобачёва

20 мая вышел финальный эпизод «Хэппи Энда» — нашумевшего дебюта режиссёра Евгения Сангаджиева. Фокус на вебкаме (сайте с эротическими стримами), проходка на кинки-пати и удачные знакомства, ускоряющие путь к успеху, — кажется, слишком много провокаций, чтобы не смотреть сериал от More.tv. В эпоху, когда про вебкам снято не так много российского кино, в Happy End же индустрию делают полноценным персонажем. Посмотрев полностью первый сезон, разбираемся, что скрывается за блестящей обёрткой тизеров и постеров.

С самого начала — ещё до включения первой серии — сериал оказывается в некой «серой зоне». Во-первых, он рассказывает про вебкам — законодательно не криминализированную, но и не легальную зону. Индустрия находится где-то на периферии, способна попасть под статью ст. 242 УК РФ «Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов», но отдельно как таковая не регулируется. Во-вторых, Happy End выходит на стриминговой платформе More.tv, где герои могут обнажаться, материться и принимать наркотические вещества. Это позволяет авторам не ограничивать себя хроном полнометражного фильма и не цензурировать продукт под телеэфир. И эту «серую зону» с тягой к полутонам и нераскрытым персонажам сериал продолжает все восемь эпизодов.

Русская провинция. Лера (Елена Тронина), Макс (Александр Горчилин) и Влад (Денис Власенко) — районное трио по закладкам. Девятнадцатилетним героям не хочется искать сложных путей: их устраивают лёгкие деньги за передачу наркотиков. Внезапно их лидера Макса подставляют, из-за чего серьёзные проблемы надвигаются тучей на всех троих героев. Лера, девушка Макса, решает добыть деньги через вебкам. Первый же стрим приносит героине большую сумму, и она вытаскивает Макса из полиции. Но на этом чёрная полоса не заканчивается: герои теряют товар, из-за чего снова вынуждены бежать. На этот раз, покинутая исчезнувшим Максом Лера отправляется вместе с Владом в Москву, где начинает уже солидную вебкам-карьеру с потенциалом в порно.

Happy End / More.tv

Создатели показывают достаточно много нюансов работы вебкам-моделей. Так Влад рассказывает о системе токенов и переводе виртуальной валюты в доллары. Не забывают и о том, что важно выставить свет, запастись хорошей камерой и секс-игрушками. Даже следующий этап карьеры — запись в порностудии — дополнили деталями вроде укола крахмала для правдоподобного оргазма во время съёмок. Но всё это меркнет, когда герои начинают сталкиваться с реальными проблемами индустрии.

И тут, казалось бы, должно начаться настоящее месиво, которое точно не пахнет хэппи эндом. Однако герои либо очень инфантильно переживают проблемы, пришедшие в их жизнь вместе с вебкамом, либо получают жизненные уроки, но почему-то не учатся на них. Так слитые видео Леры видит её отец. У них сложные отношения, потому ей легче разорвать все контакты с ним, чем уйти из вебкама. Травят не только главную героиню, но и хозяйку квартиры, где Лера и Влад перебивались первое время в Москве. Полинины стримы находят одноклассники её сына Руслана и сливают их. Но даже после этого, видя все переживания Руслана и его решение пойти в Суворовское училище, она не бросает вебкам.

Happy End / More.tv

Интересно, как Лера легко перемещается внутри индустрии. Вебкам-студии здесь формируют максимально приятное мнение у зрителей (разбить такое зефирное впечатление можно только реальными репортажами от разных СМИ — например, прошлым летом у Lenta.ru было расследование о работе в питерской студии — с шантажом, неприятными условиями и нелегальным трудоустройством). Лера же спокойно покидает любую не понравившуюся ей точку без преследований и угроз.

Но главное, что всё это героиня переживает слишком легко. У неё будто бы нет никакой рефлексии о том, что с ней происходит, хотя её буквально рвут на части категории эскорта и порно, как лакомый кусочек. «Мне нравится, когда на меня смотрят», — так героиня оправдывает своё желание развиваться в вебкаме (и даже пробовать в дальнейшем что-то поинтимнее), но этого аргумента как-то очень мало для целого сезона. И вместо проблемы объективации мы получаем «крик» героини оставить её в покое и «дать спокойно развиваться в том, что она умеет». Хотя не оставляют её только люди, старающиеся уберечь от ошибок.

На фоне Леры более понятным персонажем кажется её новый друг/парень Влад. На протяжении всего сезона мы видим, как его бросает из стороны в сторону по отношению к вебкаму. Если сначала он участвует в стримах вместе с Лерой, то ближе к концу сезона его размазывает от факта, что девушка бросает его ради вебкама, а родная сестра собирается покупать камеру для съёмок. Токсичная привязанность к Лере губит героя — он постоянно решает её проблемы и пытается от всего спасти, пока она легкомысленно собирает сливки своей новой роскошной жизни.

И эту не боящуюся обжечься героиню помещают в какую-то гиперболу обстоятельств. Ей удаётся на первом же стриме получить больше 100 тысяч рублей и тут же их снять. В большом материале от «Афиши Daily» реальные модели рассказывали о сложностях получения гонораров, а средним заработком в месяц называли 30 тысяч рублей. Безусловно, бывают исключения, и некоторые зарабатывают до 600 тысяч. Но Лера, кажется, срубила куш, выиграла в лотерею и разбила тарелку на счастье одновременно.

Happy End / More.tv

Далее её замечает известная порномодель Яна (Лукерья Ильяшенко), которая с радостью наряжает новую подругу в дорогие бренды, водит в спа, располагает к себе, зовёт на вип-тусовки и знакомит с влиятельными людьми индустрии, чтобы однажды отправить в порностудию и получить с неё процент. Но даже это Лере удаётся обойти, просто убежав от взрослых дядей из студии в Питер (что вы ей сделаете, она в другом городе).

И все эти счастливые билетики в руках у Леры, выходящей из любой воды сухой, превращают тему вебкама, проблему его романтизации и обсуждения в скандальный продукт «на злобу дня». Всё это дополняют визуально вкусные съёмки стримов Леры, которые больше напоминают искусство, чем архивы BongaCams. А дополнительные «экскурсии» на кинки-пати или встречи элитной верхушки заинтересуют, кажется, любого отстранённого и искушённого зрителя.


Что однозначно хорошо в сериале — это сам факт темы вебкама. Возможно, благодаря Happy End зрители заинтересуются трендом, начнут больше его изучать, понимать реальные риски индустрии с её деаноном, шантажом и трудными заработками. Возможно, в дальнейшем мы увидим новые истории о вебкам-моделях, которые вряд ли будут продолжением первого сезона Happy End — в сериале финал не выглядит открытым и, кажется, расширить проект можно только в формате альманаха, объединённого общей темой, но не сюжетом.

И кажется, «Хэппи Энд» был неизбежен: всё больше вебкам захватывает инфополе и кино. И если где-то он забирает конкретно функцию эскапизма (как в «Sheena667» Григория Добрыгина); где-то выглядит мечтой, ради которой можно и океан покорить (прошлогодний «Китобой»), то Сангаджиев посвящает этому тренду весь проект. Где-то шлифуя минусы, подчёркивая плюсы, но всё же прямо говоря об этой «серой зоне», где любой хэппи энд — очень условен.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно