Дьявольский винегрет: почему «Демоник» Нила Бломкампа не получился

Иван Афанасьев

В прокат 14 октября выходит «Демоник» (Demonic), новый фильм Нила Бломкампа («Район №9») в жанре хоррора. По сюжету, девушка узнаёт, что её мать одержима могущественным демоном, которого намерены уничтожить техноэкзорцисты из Ватикана (вы не ослышались). За пару дней до показа в Америке в сети появились отзывы о фильме, которые были исключительно негативными; сейчас рейтинг «Демоника» чуть поднялся, но лишь до жалких 15% одобрения. Кинокритик Иван Афанасьев призвал всю ужасающую мощь своей насмотренности и с печалью сообщает, что фильм действительно можно записывать в худшие картины года.

После довольно классного, но с некоторым скрипом окупившегося в прокате «Робота по имени Чаппи» и закрытия нового фильма во вселенной «Чужого» Бломкамп плюнул в лицо студиям и занялся настоящим инди — стал снимать короткометражки для Oats Studios. Получалось довольно здорово — в его скромных, но очень толково сделанных мини-фильмах были и жанровый нерв, и фирменный стиль фантаста, способного из грязи и палок собрать небольшой умный блокбастер, и даже впечатляющие CGI-эффекты, несмотря на скромные бюджеты.

Если вы вдруг пропустили это пиршество маленьких шедевров, обязательно ознакомьтесь; особенно советую «Зиготу» и «Опорный пункт» — оба сделаны в жанре сверхъестественного хоррора, скрещённого с фирменным экшен-брутализмом, характерным для милитаризированных фильмов Бломкампа. Так что новости о том, что на карантине режиссёр не сидел, сложа руки, а снимал свой первый полнометражный ужастик, воодушевляли. Тут нужен смешной мем — вот этот.

Кадр из фильма / AGC Studios

В общем, начинается всё с того, что к молодой девушке Карли приходит её давний знакомый Мартин — у них, кажется, что-то когда-то было, но мы толком и не узнаем что именно (обрывочность — вообще характерная черта «Демоника», и это не комплимент). Он сообщает, что встретил её мать, с которой героиня не виделась много лет, в какой-то загадочной клинике, где она пребывает в коме. Карли не особенно жаждет встречи с родственницей — давным-давно та сожгла дом престарелых, угробив двадцать человек, и загремела в тюрьму. Тем не менее, представители клиники связываются с Карли и просят приехать — оказывается, её мать заперта в собственном разуме, куда дочери предстоит проникнуть при помощи новейших технологий, чтобы вернуть её к жизни. Вот только, оказавшись в голове матери, девушка понимает, что та совершила злодеяние не по собственной воле, а будучи одержимой чем-то очень могущественным и злым, обожающим сжигать людей.

Чуть забегая вперёд (об этом трещал каждый пресс-релиз и каждая новость, так что не кричите о спойлерах), выяснится, что врачи в клинике — не доктора вовсе, а техноэкзорцисты, использующие современные технологии для истребления демонов, наравне с распятиями, святой водой и прочим. Не знаю как у вас, а у меня при слове «техноэкзорцисты», как у фаната фильмов про изгнание всякой нечисти, аж поджилки тряслись до самого просмотра — это же сколько всего можно придумать! Дьявол, оцифровавший себя в интернете и сводящий людей с ума! Портал в ад, размещённый на каком-нибудь сервере в даркнете! Души людей, закачанные на карманный жёсткий диск! И во главе всего этого — брутальные мужики с компами в руках и распятиями на шее, загружающие в деку какой-нибудь высокотехнологичный аналог «Отче наш». Вы просто представьте, какое кино могло бы получиться! Могло бы. Могло. Бы.

Кадр из фильма / AGC Studios

Тут, конечно, можно сказать: «ваши ожидания — ваши проблемы». Безусловно, работаем с тем, что имеем. Но штука в том, что, в погоне за чем-то «эдаким», очередной попытке сделать не просто жанровую картину, а интеллектуальное кино, Бломкамп, кажется, перемудрил и в итоге совершил непростительную глупость. «Демоник» увлечённо конструирует собственную мифологию, совершенно забывая о том, что многочисленные вбросы информации надо бы как-то связать между собой в адекватный лор. Нашлось место всему: секретные подразделения католической церкви, охотники за нечистью, массовые захоронения, виртуальная реальность… Во всё это ещё встроена семейная драма и ма-а-а-ленький кусочек романтической линии, присобаченной, как деталька Lego Duplo к коряво собранному без инструкции «Соколу тысячелетия» из китайского конструктора Brick.

Проблема Бломкампа в том, что он умеет делать очень зрелищное кино, собранное в кулак и шарахающее по башке раньше, чем ты успеешь задуматься, насколько оно, на самом деле, простое — и в случае с переусложнённым донельзя «Демоником» это не работает. Режиссёр сбивается с болтологического саспенса на вялую версию «Заклятия», бросает одни сюжетные линии, чтобы схватиться за оставленные ранее, пытается связать воедино плохо сочетаемые жанры и всё набрасывает, набрасывает, набрасывает всё новые и новые подробности в жанровый винегрет. У фильма, сотканного из многочисленных штампов, нет своего лица — он, как заявленный в сюжете демонический главгад, меняет физиономии без особого смысла и фантазии. Самое худшее, что можно сказать о картине — она всё никак не может начаться: только ты решил, что сейчас в дело вступят экзорцисты с паладинскими ПНВ, как фильм меняет окуляр — и ты будто начинаешь смотреть его не с начала, но заново.

Кадр из фильма / AGC Studios

Всего этого можно было бы избежать, если бы Бломкамп, вместо наматывания смысловых слоёв, как мяса для шаурмы, сосредоточился на элементарном. Засунул бы подальше свои притязания на кино про семью и христианское прощение (реально, никак в Джеймса Вана решил поиграться), вырезал бы странную сюжетную линию с погружением в сознание матери Карли, сделал бы из техноэкзорцистов реальную силу, а не мальчиков для битья, и стравил бы их всех в финале с адским созданием.

Как вариант, выкинул бы ещё главную героиню — она даже не никакая, она просто «ни», у неё ни характера, ни прошлого, ни развития. Все её трансгрессии в поведении происходят будто по щелчку невидимого тумблера. Получился бы нормальный, в меру зрелищный технохоррор про столкновение технологии и религии. А так вышел «Демоник» — фильм, в котором есть всё, но нет ничего.

Кинокритик и киновед, чуть-чуть сценарист. Обожаю триллеры и хорроры не меньше, чем сложное фестивальное кино.

Понятно