«Обитель зла»: не ждите откровений от возвращения зомби-франшизы в кино

Варков

До кинотеатров 25 ноября доберётся «Обитель Зла: Раккун-Сити» (Resident Evil: Welcome To Raccoon City), перезапуск одноимённой кинофраншизы, основанной на играх Capcom. После шести фильмов с Милой Йовович в главной роли Constantin Film решили начать всё заново — на этот раз максимально близко к сюжету первых двух частей Resident Evil. Получилось ли?

Лучшие времена Раккун-Сити в прошлом: корпорация Umbrella, чья лаборатория располагается под городом, покинула его, и остались лишь закрывающие работу сотрудники и те жители, кому просто некуда переехать. При этом в последние дни в городе происходит чертовщина. Оказывается, что людей годами травили через воду неизвестными химикатами, и они прямо на глазах начинают превращаться в кровожадных зомби. В Раккун-Сити приезжает Клэр Редфилд (Кая Скоделарио), чтобы предупредить брата Криса (Робби Амелл), что назревает что-то нехорошее. И в этот момент Umbrella оцепляет город, чтобы удержать утечку до утра, когда Раккун-Сити будет уничтожен.

Фильм объединяет в себе сюжеты двух игр и пытается в общих чертах им следовать. Поэтому в нём немало героев: это и отряд S.T.A.R.S., и шеф полиции Брайан Айронс (Донал Лог), и учёный Уильям Биркин (Нил Макдонаф) с семьёй, и жертва экспериментов Umbrella Лиза Тревор. Проблема здесь в том, что многие герои фактически выполняют роль функций, например, свести персонажей вместе или показать другой вход в лабораторию Umbrella. Фактически основная сюжетная линия — у Клэр Редфилд, она же единственная, кто получил флешбэки в прошлое.

Кадр: «Обитель Зла: Раккун-Сити» / Constantin Film

Изначально перезапуском «Обители зла» должен был заняться Джеймс Ван («Заклятие», «Пила»), но его заменил Йоханнес Робертс («Синяя бездна»). Режиссёр сам участвовал в работе над сценарием, постаравшись перенести многие элементы из игры на киноэкраны. В этом достижении одновременно и главная проблема перезапуска. Робертс на съёмках воссоздал множество локаций: полицейский участок, парковка под ним, особняк Спенсера, улицы Раккун-Сити, охваченные хаосом. Вот только все эти элементы работают двояко. С одной стороны, они призваны порадовать фанатов, скучающих по оригинальным играм и их ремейкам. Такие зрители будут радостно восклицать при виде всех пасхалок и отсылок к играм (среди них был и я). Но с другой стороны, намерение показать больше контента для фанатов вредит истории. Сюжет скачет от сцены к сцене, слишком многие вещи остаются без ответов, а некоторые персонажи и сюжетные твисты и вовсе будет понятны лишь геймерам.

Фильмы с Милой Йовович очень далеко ушли от сюжета оригинальных игр, но они справлялись с расчётом на массового зрителя — каждая картина давала необходимый минимум информации об изменившемся мире и представляла персонажей. В перезапуске с этим большие проблемы. Более того, фильм пытается заигрывать с узнаваемыми образами и слишком много времени тратит на эти пасхалки. Из-за этого, например, дальнобойщик с бургером из пролога Resident Evil 2 получает чуть ли не больше времени, чем шериф полиции. А многие важные для раскрытия героев линии остаются за кадром.

Ещё одно важное изменение — в фильме очень мало экшена. Робертс умышленно не хотел повторять подачу прошлых картин, поэтому экспериментировал со съёмкой. Один из наиболее наглядных эпизодов в фильме — перестрелка с заражёнными в особняке Спенсера. При отсутствии света Крис Редфилд отбивается от толпы зомби, и видит он их лишь в отблесках света от выстрелов. Зритель вместе с ним дезориентирован и потерян, и только рефлексы бойца спецназа позволяют ему выжить в этой ситуации. Подобных сцен в фильме много, и, пожалуй, именно они создают те редкие моменты, когда действительно ощущается атмосфера хоррора.

На Netflix выходит новое аниме по Resident Evil. О чём оно?
Фанатам франшизы стоит обратить внимание.

Но всё рушит юмор. Один из главных героев франшизы Леон Кеннеди был сильно изменён в этой адаптации. Его сыграл актёр Эван Джогиа, и в его версии Леон — новичок-неудачник, случайно подстреливший напарника. За провинность его отправили в Раккун-Сити, и в первые дни он столкнулся с эпидемией. Это изменение ключевого героя во франшизе даже могло бы сработать, если бы по сюжету Кеннеди рос как личность, становясь похожим на того, каким мы привыкли его видеть в играх. Но здесь Леон — главный по юмору. Практически все комические ситуации в фильме связаны с ним, и в большинстве своём они неуместные. Юмор призван разбавлять повествование и снимать напряжение, но в перезапуске «Обители зла» он только и делает, что рушит атмосферу. Едва Робертс нагнал на зрителя жути, представив какого-то заражённого или монстра, как возникает Кеннеди и всё портит.

Сложно сказать, почему режиссёр поступил так с персонажем. Возможно, он хотел показать эволюцию героя, но уже в будущих фильмах (Робертс рассчитывает, что его «Обитель зла» станет началом новой франшизы). Но, кажется, его цель была всё же в том, чтобы усидеть на всех стульях сразу: порадовать фанатов, показать впечатляющие хоррор-сцены и разбавить это всё юмором, чтобы картина не получилась слишком страшной. Получившееся чудовище Франкенштейна нелепо пытается выглядеть страшным, но шагает неуверенно и постоянно спотыкается.

Кадр: «Обитель Зла: Раккун-Сити» / Constantin Film

«Обитель Зла: Раккун-Сити» достаточно бюджетный фильм. На картину потратили всего $40 миллионов, что мало по современным меркам (но больше $33 млн у первого фильма с Милой Йовович). Даже в пандемические времена ему будет сложно провалиться в прокате, но поощрять ли подобный подход к экранизации игр — выбор за зрителем. Кажется, он явно оценит фильм лучше, чем грядущий сериал от Netflix с Альбертом Вескером в роли отца двух дочерей. А пока ждём адаптацию от стримингового сервиса, предлагаем вам отправиться в Раккун-Сити под классный саундтрек — на дворе 1998 год, как никак!

Проработал несколько лет в магазине комиксов. Писал о книжках с картинками, пока продавал их. Создал раздел комиксов на «Канобу» и спецвыпуск «Мира Фантастики». Теперь помогаю делать 2х2.медиа.

Понятно