«Райя и последний дракон»: чем отличается история героини-воительницы от других мультфильмов Disney

Лена Николаева

4 марта в российский прокат выходит новый мультфильм от Disney «Райя и последний дракон». В середине февраля наша редакторка Лена Николаева пообщалась с режиссёрами «Райи» Доном Холлом и Карлосом Лопесом Эстрадой, а также сценаристом Ки Нгуеном. Они рассказали об особенностях нового мультфильма, о дизайне драконов, который возмутил многих в интернете, а также объяснили, как их опыт фанатства по экшен-фильмам помог им при создании «Райи».

Видеоверсия

Что отличает Райю от героинь-воительниц из других мультфильмов Disney — например, от Моаны или Мулан?

Дон Холл: Я не думаю, что Моана считала себя воином. Конечно, она — дочь вождя и по сюжету отправилась в приключение. Но назвала бы она себя воином? Я не уверен. Мулан — да. Но мне кажется, что Райя — это совершенно новый уровень крутости.

Кадр из мультфильма «Райя и последний дракон». Источник: Disney

Учитывая её навыки, она бы точно назвала себя воином. Она — хранительница жемчужины дракона, что делает её воином с самого рождения. Она тренировалась, чтобы стать им. И мне кажется, что она, без всякого сомнения, очень крутая (badass).

Ки Нгуен: Мне кажется, в самом ДНК «Райи», если сравнить её со всеми диснеевскими работами, в самом её сердце — экшен. Другие мультфильмы, особенно если они о принцессах, — это мюзиклы и немного иные приключения. «Райя» — это полный охват жанра экшен.

Карлос Лопез Эстрада: Мне также кажется, что ставки всего мира в «Райе» максимально высоки. И в рамках истории, и для самой героини. Это подтверждает сам факт того, что миру грозит полное исчезновение, и героиня берет на себя ответственность, чтобы найти то, что может помочь всем выжить. Это выдвигает её путешествие и историю на совершенно новый уровень.

Кадр из мультфильма «Райя и последний дракон». Источник: Disney
Как создавался мир «Райи и последнего дракона». Интервью с создательницами
Как менялась героиня в процессе продакшена и почему у неё нет романтической линии.

В сети недавно было активное обсуждение того, как выглядит дракон в Райе. Я посмотрела мультфильм и это действительно так — Сису очень милая и добрая, а мы привыкли к свирепым и могущественным драконам. Как принималось решение о том, как должны выглядеть эти существа?

Дон Холл: Нужно понимать, что на мультфильм повлияли очень многие культуры юго-восточной Азии и, конечно же, «Райя» — это фэнтези. Сису как дракониха была вдохновлена Нагой — драконом юго-восточной Азии. И это очень специфический вид дракона. Да, они могут быть свирепыми, когда это нужно, но в большей степени это существа, которые божественны по своей сути. Они сильно связаны с водой, миром, гармонией и позитивными ценностями.

Мы использовали мифы и легенды юго-восточной Азии для работы над образом Наги. И чисто с точки зрения истории: есть несколько случаев, когда Сису становится свирепой. Это даже немного шокирует: «Ого, я не знал, что в тебе такое есть». Но по сути драконы — это существа мира и доброжелательности.

Вырезанная из дерева фигурка Наги. Источник: CEphoto / Uwe Aranas

И это сработало в нашей истории. Райя — воин, а в её боевых способностях есть некоторая свирепость. Мне кажется, это сбалансировало историю — Сису была менее свирепой и больше сосредоточенной на возвращении гуманности и доверия миру. Построить лучший мир — вот её миссия. И она делает это не через жестокость, а через поиск добра в людях.  

Карлос Лопез Эстрада: Мне кажется, то, над чем мы были рады работать с первого дня — это отношения, которые строят Райя и Сису. Как вы упомянули, когда мы, жители Запада, смотрим историю о драконах, мы ждём огромных существ. Обычно они ещё и очень сильны. Сложно представить, что можно построить какие-то отношения с теми драконами, которых мы видели в кино в детстве. Нам было важно создать персонажа, с которым вы действительно можете наладить близкую связь или поболтать один на один, сидя рядом и обсуждая важные проблемы. И думаю, дизайн Сису — и физический, и касающийся её черт характера — позволил нам сделать это. На нём и строится фильм.

Ки Нгуен: И, как мне кажется, западные драконы — это часто существа устрашения. Героиня, которую создавали мы — это существо вдохновения. Как Дон любит говорить, когда вы смотрите фильм и выключаете звук, вам нужно быстро считать, что там происходит. И быстрая считка для Сису — это героиня, с которой вы сразу же хотите провести время. Как только вы увидите её лицо, как только она появится на экране — ребёнку и любому другому человеку важно понять, какую историю мы рассказываем. Сису должна была быть героиней, которую Райя сразу хотела принять. Это было частью создания персонажа, движущей силой которого было вдохновение, а не устрашение.

Каким получился мультфильм «Райя и последний дракон»
Драконы, экшен и важные идеи — что ещё нужно для первого анимационного блокбастера весны?

Райя — это экшен-мультфильм. Когда я смотрела его, я даже чувствовала небольшой вайб Лары Крофт. Однако одновременно с этим он сильно завязан на становлении героини и на том, как она меняется в процессе всех её приключений — хотя это обычно слабое место экшен-фильмов. Как вам кажется, с помощью чего вашей команде удалось достичь такого совмещения экшен-элементов и развития Райи?

Дон Холл: Спасибо вам за это. Потому что мы определённо хотели добиться именно этого. Мы — фанаты экшен-фильмов и видели, в каких моментах они не удаются. Обычно это ровно те случаи, о которых вы только что сказали, — они не развивают персонажей. И сами экшен-сцены кажутся вымученно обязательными. Они не дополняют историю. Получается экшен ради экшена. Мы понимали все эти слабые моменты, так как были фанатами жанра.

Кадр из мультфильма «Райя и последний дракон». Источник: Disney

Но кроме этого, в Disney есть принцип, с которым мы подходим к любым фильмам — будь то экшен или мюзикл, «Холодное сердце» или «Моана»: герой должен быть на первом месте. И надеемся, что две эти вещи — осознанное отношение к слабым моментам экшена вместе с тем, как мы обычно подходим к нашим фильмам — привели к тому, что сюжет «Райи» движется благодаря персонажам. В противовес бездушному экшену, в котором ты не идентифицируешь себя с героем и даже о нём не переживаешь.

Ки Нгуен: Я оценил сравнение с Ларой Крофт. Вы сказали о ней, а я бы ещё вспомнил Индиану Джонса. Потому что Дон Холл — огромный его фанат. Так что, возможно, его черты в итоге и оказались в Райе. Каждый раз, когда я смотрю фильм, я вижу героиню, которую раньше никогда не встречал. Я видел фильмы с воинственными героинями, я видел фильмы о боевых искусствах. Но я никогда не видел фильм, сфокусированный на приключениях. Я думаю, это то, что Дон привнёс в историю.

Кадр из мультфильма «Райя и последний дракон». Источник: Disney

«Райя» выходит в довольно нестабильный для мира период. Как вам кажется, контекст, в котором все мы сейчас находимся, как-то повлияет на то, как люди будут воспринимать сюжет? Будут ли они находить вдохновение или надежду в том, что увидят?

Карлос Лопез Эстрада: Мне кажется, самая большая иллюзия и одновременно самая большая надежда при создании фильма — это то, что темы, которые ты пытаешься передать, найдут отклик в мире. Мы очень гордимся всеми идеями, о которых мы рассказали в «Райе». Без сомнения, время выхода не могло быть более удачным, чтобы начать обсуждение вопросов, которые были подняты. Нам так казалось ещё полтора года назад, когда мы втроём начали работать над мультфильмом. И когда проходила каждая неделя, мы чувствовали всё больше гордости за то, что мы поднимали эти вопросы.

Все эти элементы в итоге становились ещё более своевременными с каждым новым произошедшим событием и раскрытием мира. Даже сейчас: мы посмотрели полностью законченный фильм, кажется, четыре-пять недель назад, и у всех нас была одна и та же реакция. Мы чувствовали: «Вау, он продолжает быть актуальным и более глубоким». Так что я думаю, наша совместная надежда состоит в том, что люди, которые проходят через непростые времена и задают те же вопросы, что и героиня, найдут себя в фильме, найдут переживания героев, которые окажутся им близки. И это создаст чувство эмпатии. Здорово поднимать эти вопросы в то время, когда они так важны.

Пишу новости, пересматриваю «Баффи» и цитирую вайны

Понятно