Как не стать продуктом «Пищеблока»: проблемы нового хоррор-сериала

Наталья Лобачёва

В преддверии лета, времени оздоровительных (и не очень) лагерей, на «КиноПоиск HD» 19 мая вышел первый эпизод сериала «Пищеблок», основанного на одноимённой книге Алексея Иванова. Сейчас доступно три эпизода о вампирах и страшилках, где уже наблюдаются явные сюжетные пробелы. Посмотрели вышедшие эпизоды, рассказываем, как выглядит экранизация Иванова.

«Пищеблок» — история о детском лагере «Буревестник», куда пионеры приезжают на Олимпийскую смену. Чуть позже оказывается, что часть ребят — вампиры, другая же — их жертвы. Общие собрания, ночные розыгрыши с зубной пастой и утренние линейки — если вы хоть раз были на летней смене, то все эти «ритуалы» непременно вызовут поток ностальгии и флешбэки к тем посиделкам у костра, где пугают Пиковой дамой или травят байки про матерных гномиков.

Проблема в том, что другие, якобы хоррор-сцены, где дети-вампиры пьют кровь у соседей по комнате или мутируют из простых людей в монстров, выглядят примерно так же (не)крипово, как и байки про духов. И это первая проблема сериала: слишком детский ужастик для взрослой аудитории. Многие сюжетные ходы предсказуемы, а к общему жуткому настроению пионерлагеря вы достаточно легко привыкните за первые пару минут.

И режиссёра сериала Святослава Подгаевского будто бы опять бросает из стороны в сторону. Изначально кажущийся надеждой российского хоррора он слишком долго щупает, как в этом жанре лучше работать. Если в первых знаковых работах — «Пиковая дама: Чёрный обряд» (2015) и «Русалка: Озеро мёртвых» (2018) — хотелось прощать сюжетные несостыковки и периодический кринж на экране, то сейчас кажется, что режиссёр так и останется надеждой. После вышедшего фильма «Яга: Кошмар тёмного леса» (2020), где Подгаевский зачем-то переосмыслил фольклорный образ героини и дополнил его не российскими реалиями (высокие потолки, вычищенные образцовые улицы и никакой привязки к отечественному культурному коду). Этим он будто бы отодвинул себя от российского зрителя — ведь и жанр, и выбранная тематика позволяли подробно рассказать историю персонажа, но Подгаевский срулил с этой дороги.

Выпирающие кости и футбол по молодильному яблоку: как в поп-культуре выглядит Баба Яга
Не заблудитесь в этом тёмном лесу поп-культуры, где в избе на курьих ножках живёт Баба Яга.

В «Пищеблоке» же он кардинально иначе подходит к концепции хоррора: здесь, наоборот, атмосфера максимально знакома зрителю, но вот страха как такового она не вызывает. В эпоху психологических хорроров, которые иногда умело уживаются со скримерами, зрителю будто бы мало стандартной угнетающей музыки и наличия вампиров. Возможно, с развитием сюжета эта спираль разойдётся, а мы затрясёмся от ужаса, но первые три эпизода пока на это не намекают.

«Пищеблок» / Sreda

В сериале не хватает размышлений героев о жизни в целом и насущных проблемах времени (возможно, звучит так, будто мы фанаты Льва Николаевича и эпизода с дубом и Болконским). Но если Иванов в своём романе эту философскую составляющую не упускает, говоря с читателем об идеалах, коллективе и одиночестве, то сериал игнорирует её. Он фокусируется на теме вампиризма и атмосфере хоррора, забыв напрочь о начинке, которая может запустить в зрителе внутреннюю дискуссию, а значит — зацепить и сблизить с героями.

Отдаляют от персонажей и слабым раскрытием героев, особенно женских. Если главные из них — Игорь и Валерка — в сериале чем-то увлечены (Игорь рефлексирует об отношениях с возлюбленной вожатой Вероникой, а Валерка пытается найти средство против вампиров), то девушки выглядят лишь как дополнение к героям. Они позволяют восхищаться собой и параллельно транслируют проблему объективации: большая часть сцен с ними снабжена сексуальным подтекстом. Где-то — как в эпизодах ночных встреч Вероники и Игоря на берегу озера — это оправдано, а где-то — когда проснувшаяся среди ночи Анастасийка разрешает Валерке себя намазать пастой — не очень.

«Пищеблок» / Sreda

Логично, что всех персонажей (да ещё и проблему вампиризма) сложно раскрыть в рамках одной истории. Но, во-первых, перед нами всё-таки не полуторачасовой фильм — мы смотрим сериал, и хотелось бы больше эмпатии к героиням хотя бы в мелочах. Во-вторых, необязательно им давать самостоятельные сюжетные линии. Можно в диалоги и реакции добавить жизни, чтобы зрителю стало понятно: за образами скрываются реальные проблемы и судьбы, а не беспечность и пустота. Подробнее о том, как слабо раскрыты женские образы в оригинале и сериале, рассказала наша коллега Мария Кувшинова в материале на сайте Kimkibabaduk.


Потенциально «Пищеблок» мог стать реальной машиной потребления «пищи» из зрительского внимания: ностальгия по оставшимся в прошлом детских лагерях, будоражащие кровь страшилки о мистических существах и хоррор как выбранный жанр. Он должен, по идее, всё перечисленное выкручивать на максимум и доводить зрителя до ощущения, что весь сериал — страшный сон, и как здорово, что его не было в нашем детстве (иначе в лагерь сгонять было бы нереально). На деле же он все три эпизода остаётся забавным ужастиком, о котором забываешь сразу же после титров. Возможно, в ближайшие серии он разгуляется — но пока к этому предпосылок не наблюдается.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно