Как китайская подделка «Мулан: Новая легенда» портит впечатление об историях про воительницу

Наталья Лобачёва

В российский прокат пятого августа вышла новая интерпретация истории о женщине-воине «Мулан: Новая легенда» (Mulan: Heng kong chu sh). Мультфильм от режиссёра Лео Ляо китайской студии Gold Valley Films не фокусируется на становлении Мулан как героини всего Китая, а рассказывает о её дальнейших путешествиях. Вероятно, после просмотра трейлера вас отпугнёт анимация — и это первый звоночек, что в кино идти не стоит. Но если вдруг вам импонирует такая околоигровая стилистика 2010-х годов с симпатичными пейзажами и перекошенными героями, то давайте обсудим поподробнее всю иронию выхода столь неудачного мультфильма.

Почему этот мультфильм обещал быть идеальным?

Год назад, в начале августа, некоммерческая компания PEN America, защищающая свободу слова, опубликовала большое расследование о кинорынке в Голливуде и его зависимости от прокатчика КНР. Во-первых, выручка с кинотеатров там с 2018 года превышает выручку в США. Во-вторых, Китай щедр на льготы для тех, кто с ним считается: «Если вы им понравитесь, сможете заработать сто миллионов долларов чистой прибыли», — делится анонимно один из топ-менеджеров Голливуда. В-третьих, Китай всё больше выбирает, что именно покупать у коллег: следовательно, конкуренция на американском рынке растёт.

Большое расследование: как Голливуд проходит круги китайской цензуры
На днях американская организация опубликовала важное расследование, как Китай управляет голливудским кино. Рассказываем самое значимое и интересное.

Из-за такого веса Китай смело диктует свои правила — причём они могут меняться от фильма к фильму. Чётких критериев нет, потому у режиссёров и сценаристов растёт самоцензура: лучше перестраховаться, чем рискнуть и проиграть. Иногда причину вообще невозможно угадать: например, фильм «Джанго освобождённый» просто убрали из проката, хотя сначала одобрили к выпуску. Но хуже обычного отказа попадание в чёрный список — неофициальный документ, сильно влияющий на карьеру в киноиндустрии. Так, например, Ричард Гир пострадал из-за своей активной защиты Тибета. После этого он не может сниматься во всех проектах подряд, потому что Китай может отказать, увидев его в касте актёров.

На опережение попробовали сыграть создатели ремейка «Мулан»: КНР не понравился мультфильм 1998 года, мол, и легенду переврали, и шуток надобавляли, снижающих градус серьёзности и уважения к истории. Потому игровое кино 2020 года должно было полностью соответствовать стандартам: отказ от иронии, китайские актёры в кадре, аккуратное отношение к легенде. Но снова провал: китайские зрители раскритиковали ремейк; им не понравилось, как создатели показали китайскую культуру и сделали уклон на западную аудиторию.

«Мулан» / Disney

Раз и ироничный мультфильм 1998 года, и новая кинопопытка 2020-го КНР не зашли, логично, что отечественный продукт должен был выйти таким, «как надо».

Как «Мулан: Новая легенда» проигрывает диснеевскому мультфильму

В центре сюжета новой интерпретации — воин Мулан, скрывающий от всех свой пол. Персонажу дают задание — убить принца-противника, но он оказывается ребёнком, и героиня отказывается от миссии. За это её сажают под условный арест: пару суток посидеть в сарае, чтобы оклематься и отправиться за новыми свершениями.

Спойлер-спойлер: Мулан перепутала принца с его младшим братом, сам же герой влюбляется в девушку, когда узнаёт её истинное лицо (точнее — пол). Теперь к вопросам чести и вражды между правителями добавляется романтическая линия — этакая китайская версия «Ромео и Джульетты». Далее героев ждёт борьба с предательством власти и налаживание связей между династиями.

«Мулан: Новая легенда» сильно отличается по настроению от мультфильма Disney: серьёзные лица, минимум приколов, максимум сосредоточенности. Юмор здесь выражается в формате едких гендерных шуток: Мулан не признаёт конюха (= притворяющегося принца), утверждает, что он плох в бою, и периодически выражает своё превосходство. Герой в ответ делает то же самое, пытаясь за оболочкой несмешных шуток скрыть свою симпатию.

В диснеевской истории о Мулан все казусно-смешные моменты, во-первых, раскрывают героев (вспомним самое начало, где сверчок портит встречу девушки со свахой, и мы понимаем, что свадебные хлопоты не для героини), во-вторых, не спускаются до банальностей. Взаимная симпатия капитана Ли Шанга и Мулан строится хоть и двояко (изначально герою будто бы нравится «напарник», а потом, оказывается, что он предпочитает девушек), но она основывается на поддержке, дружбе и взаимном восхищении.

В старом мультфильме мы узнаём путь Мулан: как обычная девушка стала героиней всего народа благодаря смелости, любви к семье и своей стране. Это сильно сближает с персонажем: ведь необязательно, как, например, в ремейке 2020 года, обладать энергией «ци», чтобы восхищать.

Обзор «Мулан» 2020 года. Что лучше: фильм или мульт?
Давайте признаемся, что всех нас интересует больше всего, насколько фильм хуже мульта. Или он все же получился лучше? Разбираемся.

В новом мультфильме нет фокуса на становлении Мулан, из-за чего сложно сопереживать героине. Никакой предыстории — почему ей надо отстоять честь семьи, кто её не уважает, кому и что она хочет доказать — нет. А реплика «У моего отца не было сына, и я решила доказать, что дочь не хуже», может, и раскрывает Мулан как феминистку, но никак не рассказывает о её мотивациях и болях, а уж тем более не открывает зрителям хотя бы по верхам китайскую легенду. А ведь именно к ней у китайских зрителей были претензии.

Причём, в разных источниках легенда трактуется по-разному: где-то Мулан не была влюблена, где-то совершила самоубийство, чтобы не стать наложницей, а где-то всё-таки вступила в отношения с капитаном. Но во всех версиях она становится воином, чтобы уберечь больного отца от службы. В новом мультфильме к легенде отсылок примерно ноль (ладно, одна — имя героини).

На первое место здесь выносят две мотивации: честь семьи (кто её подорвал — неизвестно) и любовь. При этом всё чаще в историях, посвящённых карьере героини, градус романтики сильно снижается: например, в «Круэлле» мы фокусируемся на взрослении и работе, на решении детских травм и формировании характера. В «Рае и последнем драконе» мы погружаемся в историю Востока и видим, как юная героиня способна спасти многочисленный народ от войны. Часто в таких историях романтическая линия выглядит притянутой за уши — новая Мулан не исключение. Она не то чтобы отвлекает от основного сюжета — там, скорее, не от чего отвлекать — но всё равно выглядит достаточно предсказуемой и неубедительной.

Какой получилась «Круэлла» — приквел о злодейке, одержимой далматинцами
Потрясающие костюмы, злые собаки и Лондон 70-х.

Помимо этого, в мультфильме сильно хромает техническая часть. 3D-графика проигрывает 2D-версии 1998 года: «Новая легенда» напоминает игры 2010-х годов, где герои не очень поворотливы, но фоны уже супер. Добавим скудную мимику и местами зависающие ответные удары, тем самым получим не самый визуально приятный контент.


Получается, девиз «Хочешь сделать хорошо — сделай сам» у китайской студии не сработал. Вышло скудно, неинформативно и визуально неприятно. Лучше пересмотрите диснеевскую версию 1998 года (или тот же игровой ремейк), но не портите мнение о благородной женщине-воине за просмотром нового мультфильма.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно