«Молчание ягнят» 30 лет спустя: самое интересное из разговора Фостер и Хопкинса

Лена Николаева

Примерно 30 лет назад Энтони Хопкинс получил в руки сценарий «Молчания ягнят» и подумал, что это детский рассказ. Открыв его, он обнаружил одну из самых лучших историй, которые когда-либо читал. В этом году Хопкинс и Джоди Фостер воссоединились на онлайн-созвоне Variety — там полчаса прекрасных душевных разговоров. Для удобства законспектировали самые интересные моменты.

Начали они своё обсуждение издалека — со своих последних работ. Когда Фостер спросила у Хопкинса о том, как он подходил к съёмкам «Отца» (фильм 2020 года, где Энтони играет мужчину с прогрессирующей деменцией) он отметил: «С возрастом я пытаюсь упростить процесс. Я не слишком анализирую сценарий и воспринимаю его скорее как дорожную карту. И я по ней шёл. Я не должен был играть старика, потому что я уже и сам старик. Мне 83 года. У меня болят спина и колени». Кстати, Хопкинс добавляет, что на него сильно повлияли сценарии к двум фильмам: к «Молчанию ягнят» и «Отцу». Оба были написаны настолько ясно, что ему не приходилось тратить время на дополнительное изучение темы. Фостер заметила, что это одна из самых человечных ролей Хопкинса, на что он ответил:

[Во время съёмок] меня поразило то, что во мне чувствовался собственный отец. <...> Он был таким, когда умирал, ведь он был напуган. Он боялся. Он не был злым — просто вспыльчивым и напуганным. За этим больно наблюдать.

Фостер и Хопкинс также поговорили о временах съёмок «Молчания ягнят», в том числе и о режиссёре Джонатане Демми, который умер в 2017-м. Хопкинс вспоминает: «С ним [Демми] было приятно работать. Я не мог поверить в свою удачу и боялся с тобой [Фостер] разговаривать. Я думал: „Она же только что получила Оскар“».

Фостер также отметила, что до самой читки сценария они с Хопкинсом практически не общались: «Когда ты читал строчки Ганнибала Лектера, я чувствовала, как по комнате проходит холодок. В некотором смысле, после этого мы были слишком напуганы, чтобы разговаривать друг с другом». Хопкинс вспомнил выбор одежды Лектера: дизайнер по костюмам дал ему обычный оранжевый тюремный костюм, но актёр был не согласен. Он уже представил в своей голове, как должен выглядеть герой:

Он как машина. Компьютер HAL из «Космической одиссеи 2001 года».
Тот самый компьютер HAL в, пожалуй, самой жуткой сцене «Космической одиссеи».

Фостер также не забыла и голос Хопкинса в роли Лектера: «Это особый голос. С металлическим оттенком». До съёмок её мать спросила, зачем она хочет сыграть Клариса, ведь она похожа на маленькую беззащитную мышку. Фостер отмечает, что для неё в героине была тишина — это казалось даже неловким, что Клариса не была физически сильнее. Однако в этом она и нашла её необычность и уникальность.

Закончили актёры свой разговор, обсуждая режиссёрский опыт. Фостер призналась, что всё детство думала, что женщины не становятся режиссёрками, однако потом увидела фильм «Унесённые» Лины Вертмюллер и поняла, что тоже так хочет. На текущий момент она сняла уже несколько фильмов. Хопкинс же признался, что ему всё же больше нравится играть. Попрощались они в стиле героев:

Хопкинс: Прощай, Клариса.

Фостер: Прощайте, Доктор Лектер.

Пишу новости, пересматриваю «Баффи» и цитирую вайны

Понятно