«Виновного подавай»: режиссёрский дебют Ладо Кватании «Казнь»

«Виновного подавай»: режиссёрский дебют Ладо Кватании «Казнь»

Наталья Лобачёва
Вконтакте

Наконец-то мы встретимся с режиссёром Ладо Кватанией не на пару минут, а на продолжительный разговор: автор клипов для Хаски, Оксимирона и Дельфина выпускает двухчасовой триллер «Казнь». Это первый опыт Кватании в полном метре, который выйдет в прокат уже 21 апреля. Новый этап расследования не просто стряхивает пыль с дела десятилетней давности — словно лакмусовая бумажка, он проверяет человеческую принципиальность в вопросах справедливости и верности своему делу. После просмотра фильма мы понимаем: режиссёр прошёл свою же проверку, а вот его герои… ну, обо всём по порядку.

1991 год, следователь по особо важным делам Исса Давыдов (Нико Тавадзе) празднует долгожданное повышение: десятилетняя работа завершилась поимкой преступников, виновные приговорены к расстрелу, а справедливость восторжествовала. Внезапный звонок сметает все заслуги Давыдова — одна из жертв маньяка найдена живой.

Клиповый подход Ладо Кватании чувствуется в структуре фильма — режиссёра явно не привлекает линейное повествование. Сюжет он разбивает на семь глав: 1) Важняк 2) Отрицание 3) Гнев 4) Торг 5) Депрессия 6) Принятие 7) Казнь. Зрителю же предлагается запрыгнуть в машину времени и отправиться в путешествие по ключевым точкам хронологии расследования. Не бойтесь запутаться: Кватания настолько хорош в распределении сил и информации о героях, что именно хаос поможет разложить вам всё по полочкам. Возможно, придерживайся режиссёр фабулы, «Казнь» вышла бы каноничным триллером: следователь довольно быстро выходит на главного подозреваемого (поразительный Даниил Спиваковский). Кватания же превращает фильм в детектив, причём не только сюжетный, но и психологический.

«Системе убийца не нужен. Системе виновного подавай»

Но психология «Казни» не в том, чтобы залезть в голову маньяку и понять его мотивацию — хотя и от этого режиссёр не спешит отказываться. Скорее он обращается к образам следователей Иссы Давыдова и его напарника с камерой Ивана Севастьянова (Евгений Ткачук), чтобы проверить обоих на прочность. Однажды уже совершив ошибку, хватит ли им моральных сил докопаться до правды? А если начальство начнёт прессовать? А если останутся малейшие сомнения на фоне вещественных доказательств?

«Казнь» / «Вольга»
«С этого момента мы будем ходить на похороны к каждой жертве, чтобы помнить: это не папка в деле, а человек»

Давыдов — следователь с отличной репутацией, который не просто ищет злодея, а действительно пытается обезопасить людей. Попасть в команду к такому честному человеку — то, чего долго не хватало Севастьянову, засидевшемуся в отделе с халатными коллегами. Объединённые не только общей целью, но и ценностями, герои вот-вот станут идеальным дуэтом. Казалось бы, ничего не сможет разлучить их — разве что готовность пойти на всё во имя справедливости. Кватания обращает зрителя и персонажей к вечному вопросу детективов: можно ли оставаться в здравом уме, когда твоя работа завязана на преступности? Как герои «Ганнибала», «Охотника за разумом» и «Метода» скатывались в безумие и ценой своей работы, званий и личной жизни распутывали сложнейшие дела, так и у Давыдова с Севастьяновым однажды обязательно всплывёт вопрос: быть «Дураком» Быкова, открыть глаза общественности на происходящее или же примкнуть к самой системе.

Но выбор этот — ровень всему пути героев, падений на котором не избежать. Если такое расследование можно назвать игрой, то пусть это будут шахматы, где каждый ход сулит последствия, а часть заявленных фигур — простые пешки. К сожалению, ни один женский персонаж фильма не занимает ключевую позицию на сюжетной доске: героини здесь — либо обличение мужских слабостей, либо стереотипные домохозяйки, либо средство приманки. То ли из-за фокуса на главной троице — убийце и двух следователях, то ли в подтверждение идеи, что чаще всего жертвами маньяков становятся женщины и дети, но безопасное пространство и свобода выбора у героинь ничтожно малы. Так «Казнь» ненароком говорит о феминизме и безнадёжности, а ещё вызывает тревогу и рефлексию. Хоть фильм и не документальный, Кватания изучал дела реальных убийц из пятидесятых, причём скрупулёзно — настолько реалистичным кажется главный антагонист.

«Казнь» / «Вольга»
«У нас кого не ткни, у всех детство тяжёлое. Страна такая. Что ж теперь, все убийцы?»

Конечно же, сделать такое правдивое и честное кино невозможно без музыкального сопровождения и хорошего каста. Вопрос музыки взял на себя Кирилл Рихтер, которому Кватания «развязал» руки и предоставил полную свободу действий. Что же касается актёров, режиссёр собрал отличный состав: Даниил Спиваковский перевоплощается в психопата, от взгляда которого пробегают мурашки. Нико Тавадзе как будто выступает проводником самого режиссёра — как рассказывал Кватания в интервью у Юрия Дудя, на пробах ему было важно увидеть, что актёр главной роли готов импровизировать прямо на площадке. Аглае Тарасовой, сыгравшей выжившую жертву, хочется искренне посочувствовать, обнять её и плакать. Евгений Ткачук же срастается со своим персонажем настолько, что все его внутренние изменения скорее ощущаешь, нежели замечаешь в действиях и словах.

«Казнь» — выразительное и многоплановое кино, которое сражает наповал дважды: сначала невозможно оторваться от сюжета, а после просмотра в голове невольно поднимаются вопросы справедливости и самосуда. И кажется, такой расклад — знак качества, ведь режиссёр своим фильмом открывает дискуссию со зрителем. Так что планируйте день премьеры, 21 апреля, провести в кинотеатре — к тому же, синхронно с «Казнью» выходит фильм-погоня «Оторви и выбрось». Так что можно будет из зала вообще не вылезать.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Читайте ещё
Понятно