НКВД, Якутия, Тарантино: пять лучших картин с «Кинотавра»

Иван Афанасьев

С 18 по 25 сентября в Сочи прошёл 32-й открытый фестиваль российского кино «Кинотавр», на котором, считается, традиционно показывают самые сливки из отечественных картин. Сливки или безлактозное молочко — это уже другой вопрос, но интересное в этом году нашлось даже для тех, кто не особо любит российский кинематограф. Кинокритик Иван Афанасьев отсмотрел 16 фильмов за неделю и не умер, а заодно собрал для вас пять лучших картин, которые выйдут в прокат (но это не точно) и заслуживают внимания. Примечание: на момент написания текстов мы не знаем, какие награды получат указанные фильмы.

Капитан Волконогов бежал

Главное событие «Кинотавра» — фильм современных классиков Наташи Меркуловой и Алексея Чупова («Человек, который удивил всех», «Колл-центр»), который заслужил, возможно, самые продолжительные овации на фестивале. Мрачная антиутопия, прикинувшаяся исторической картиной про времена «большого террора». На дворе 1938-й год, над раскрашенным Ленинградом завис стимпанковский цеппелин, суровые ребята в красных трико, местные НКВДшники, ищут потенциальных врагов народа, чтобы при помощи «особых методов» заставить их оговорить себя и дать повод увести на расстрел.

Один такой парень, тот самый капитан Волконогов (его играет Юра Борисов, который, возможно, уже получил свой заслуженный приз), служил системе верой и правдой, но она его предала и открыла охоту. Теперь он, что твой Джейсон Борн, бегает и ныкается по подворотням, подъездам, моргам и прочим злачным местам, чтобы найти родственников тех, кого он довёл до трибунала — без прощения его в рай не пустят, а очень хочется.

Нуучча

На дворе конец XIX века. В якутскую тайгу привозят русского каторжника Костю, которого подселяют к бедной семейной паре. Они нарекают гостя Нууччей («русский» на саха тыла) и поначалу смотрят на него, как на диковинного зверька в лохмотьях. Постепенно у них завязываются какие-никакие дружеские отношения, но это ненадолго: Нуучча явно разочарован своим положением, а потому намерен стать единогласным хозяином дома. И не только дома.

Сногсшибательно красивый в своей бытовой эстетике фильм, который наверняка должен был получить главную награду, если бы не прошлогоднее лидерство якутского же «Пугала» Дмитрия Давыдова. Это медитативная, грустная и по-своему тяжёлая притча про тьму, проникшую под видом обычной ночи: Сергей Гилёв, сыгравший Нууччу, снова оказывается в роли злодея, но не то, чтобы очень злого. Как он сам сказал мне, «Костя нормальный парень; просто он хочет жить нормально». Таковы нравы времени: кто может, тот забирает всё. И это урок нашему будущему: в мире, где живут люди, сила не должна быть решающим аргументом.

Сахалливуд: почему все говорят о якутском кино
Вспоминаем в честь хоррора «Иччи» родом из Республики Саха.

Общага

Свердловск, 1984-й год. СССР уже начинает трещать по швам, а потому система усиливает давление на людей. В рамках этого непрочного мира происходит страшное событие: в студенческом общежитии с балкона спрыгивает девушка, которую незадолго до этого изнасиловал муж комендантки. Единственным свидетелем стал студент-отличник Забела, которого суровая начальница решает выселить — вместе с его друзьями. Те, однако, пытаются всеми способами вернуться, ведь где им жить? Ради крыши над головой они готовы на многое — в том числе и промолчать.

Ранее мы уже брали интервью у Романа Васьянова, режиссёра фильма и оператора таких картин, как «Стиляги» и «Отряд самоубийц». Он объяснил, что «Общага» — фильм про устройство мира. Я бы добавил: про устройство российского мира в первую очередь. В стране, где больше половины людей живут или жили в коммуналках, общагах и снятом вскладчину жилье, реалии фильма будут ощущаться особенно остро. Это, конечно, отнюдь не самое весёлое кино, однако весьма поучительное: не всегда молчание — золото.

Оператор Роман Васьянов — о режиссёрском дебюте, 90-х и работе в Голливуде
О жизни в коммуналках, работе с голливудскими режиссёрами и правде о 1990-х.

Оторви и выбрось

Оля вышла из тюрьмы. Оля хочет забрать Машу, свою дочку. За этим она приходит к Вере Павловне, своей матери и, по совместительству, бабушке Маши, которую уже заманала своей гиперопекой. Мамуля, впрочем, отдавать внучку не хочет, а потому втыкает в отсидевшую нож; та ей кулаком в глаз, дочурку под ручку хвать — и бежать. Вера Павловна без боя сдаваться не собирается, а потому идёт к Олегу — одноглазому оперу, чьё око четыре года назад в ходе ссоры выколола Оля и села в тюрьму. Вместе они садятся в полицейскую тачку и едут искать беглецов.

Вообще интересная особенность фестиваля в этом году — чуть ли не в половине картин конкурса все так или иначе куда-то и от чего-то / кого-то бегут. И если «Капитан Волконогов бежал» — фильм-погоня — был своего рода предлогом для притчи про раскаяние, то «Оторви и выбрось» — это чисто жанровое кино. Снял его Кирилл Соколов, до этого устроивший кровавую семейную бойню в «Папа, сдохни». Теперь он продолжает свои комедийно-криминальные замесы в формате фильма про дисфункциональную ячейку общества, только отсылок больше, стиль — выразительнее, юмор — ещё острее, кровищи — иногда будто бы больше.

Подельники

В глухом уральском селе убийство: местный криминальный авторитет со звучным именем Витя Людоед убил художника Сашу, что встал ему поперёк горла. Тем самым он сделал безотцовщиной мальчика Илью, который поклялся отомстить преступнику, чьё деяние осталось безнаказанным. В этом ему соглашается помочь приехавший на заработки биатлонист, устроившийся в местную школу физруком; проблема в том, что он стал и единственным свидетелем убийства в ночь, когда оно было совершено.

Евгений Григорьев («Про рок») дебютирует в жанре художественного кино — не без огрехов, но вполне успешно. История «Подельников» завязана на реальном случае, произошедшем на родине режиссёра, потому в сюжете много жизни и честности. Причём талант документалиста позволяет ему насытить действие маленькими, но очень точными мелочами, подчёркивающими взаправдашность, вроде случайно захваченной в объектив кошки, смешно карабкающейся по деревянному забору. Несмотря на мрачную окраску, это довольно трогательное и светлое кино — оно не про смерть, а про жизнь и тягу к жизни в первую очередь. И да, тут снова засветился Юра Борисов (его на «Кинотавре» хватило на пять фильмов), и он прекрасен.

Кинокритик и киновед, чуть-чуть сценарист. Обожаю триллеры и хорроры не меньше, чем сложное фестивальное кино.

Понятно