«DOOM — круто». Интервью с переводчиком Михаилом Бочаровым

Варков

С 20 по 27 марта пройдёт всероссийский онлайн-турнир по DOOM II: Hell on Earth — Bombora Champions, приуроченный к выходу книги «DOOM. Как в битвах с демонами закалялся новый жанр» от издательства «Бомбора». Подробные правила и состав судей можно прочитать здесь. Среди них переводчик Михаил «Mostcus» Бочаров, широко известный фанатам DOOM в нашей стране. Мы решили поговорить с ним в честь турнира — о любви к легендарной серии и опыте работы в индустрии переводных книг об играх.

Давай с места в карьер: почему именно DOOM? Сегодня в интернете ты главный амбассадор франшизы.

— Я бы не сказал, что я главный. Возможно, самый нашумевший, да и то определенных кругах. За 27 лет выросло несколько поколений геймеров, и каждое из них со своими привычками и пристрастиями, поэтому у каждой возрастной группы свои герои и места для потребления контента. Это одна из причин почему DOOM уникальна — уже не первое поколение делает для игры моды и карты, которых уже сотни тысяч. Чувствуется какое-то уникальное единение геймеров всех возрастов.

DOOM нравится многим современным юным геймерам — в игре нет ничего лишнего, её легко освоить и её динамика всё ещё приносит удовольствие. В 1999 году шестилетний Миша был в гостях у соседей и попался на подобную наживку. И вот результат — мы сейчас беседуем.

Михаил Бочаров / фото из личного архива

— Хорошо, а как ты пришёл к тому, что сегодня в твиттере каждое «DOOM — круто» ассоциируют именно с тобой?

— Эта шутка, которая вышла из-под контроля. Кому-то она нравится, а кого-то прям дико-дико злит. Я понимаю обе стороны, но лично я никогда не вкладывал негатива в эти строки. Тем более, фразу подхватили многие известные люди и ресурсы. Дошло все до того, что фразу сказали Джон Ромеро и Марти Стрэттон. Это очень прикольно. Надеюсь, им объяснили, что это значит. Я совершенно не против, чтобы фраза и дальше жила своей жизнью. Пусть она лучше ассоциируется с играми, чем со мной, ведь цель была в том, чтобы люди открыли для себя эти игры и новый опыт. Я просто показываю маршрут до веселья, а весь фан будет давать уже игра.

— Кстати, об игре! Я рос вместе с серией DOOM и играл во все части. Они сильно менялись по ходу моей жизни, но любимой в итоге стала мобильная DOOM RPG. А у тебя какая?
— Я очень люблю первый эпизод первой части, да и всю первую игру в целом. Огромная ностальгия, потому что я в нее играл на PS1 (куда заодно входила и вторая часть, но диск дома надолго не задержался, так как был не наш). Позже дома появился компьютер, а еще чуть позже диск с названием вроде «200 лучших игр». Там была shareware-версия с очень странной, но уже такой родной русской озвучкой. Дальше первого эпизода игра не пускала, поэтому я часто его переигрывал, пока однажды мне не записали на болванку полную версию. Тогда я открыл для себя первую часть, и вторую, и Final DOOM.

Но если брать долгосрочную перспективу, то я очень много времени провожу во второй части, которую тоже сильно люблю. Уровни и моды в подавляющем большинстве случаев делается именно для второй части — тут и культовая двухстволка, и типов врагов побольше.

В DOOM RPG я провел много часов в детстве и даже не так давно переигрывал. Все ещё очень классно. У нее, кстати, был сиквел и переиздание на iOS, правда для старых версий.

А как ты относишься к кастомным частям? Я в своё время очень много играл в Brutal DOOM.

— Очень положительно, но я не большой фанат геймплейных модификаций, но грань здесь очень тонкая, ведь новые враги и новые пушки могут создавать необычные ситуации, которые оригинальные механики себе позволить не могли.

Мне очень нравятся концепция «уровни новые, суть всё та же». Карт, сделанных под «ванильный» DOOM всегда было и будет много, тут жаловаться не на что. А вот Brutal DOOM мне не нравится по ряду причин, но там отменный визуал и масса новоприбывших игроков. Brutal-моды дали не вторую, но новую жизнь игре, сформировав отдельную касту игроков. Это в любом случае здорово и необычно.

— Я видел, ты публиковал в твиттере работу девочки, которая состоит в сообществе фанатов DOOM и рисует фанарты по игре. Как  считаешь, есть ли принципиальная разница, с какого возраста знакомиться с серией?

— Возрастные ограничения пытаются уже три десятка лет нас от чего-то отгородить, но получается далеко не всегда. Мне мама не запрещала пилить чертей в шутерах, но крайне негодовала от религиозных шуток в Postal 2. А все эти игры 18+. Старые игры сейчас могут считаться слишком карикатурными, поэтому их влияние на детей может быть ослабленным и у юных игроков не будет такого восприятия, как у подростков в 1993 году. Поэтому в случае с классическими частями DOOM я не вижу большой беды. Но пусть лучше решают родители, во что играть их детям.

— А расскажи в целом о сообществе фанатов DOOM, как оно живёт сегодня?

— Российские сообщества переехали в VK. Brutal DOOM-группа в VK — самый популярный DOOM-ресурс в рунете. Легендарный сайт iddqd.ru сейчас больше работает как музей, хотя на форуме порой кипят страсти, но, конечно, не такие, как 10 лет назад. Мы там часто обсуждаем новости и общаемся по сторонним темам, но времена, когда было централизованное DOOM-сообщество, ушло.

Хотя игроки в Brutal вроде как у себя в группе хорошо проводят время. Общая проблема в том, что нет чёткого освещения новинок. Не официальных новостей, их сложно пропустить, а именно вестей от сообщества. На Doomworld постоянно происходит какой-то движ, но на английском. О крутых новинках пишут довольно редко и, как правило, поздновато. Опять же похвалю Brutal-сообщество, где с новинками ситуация лучше всех. Я бы очень хотел взять на себя эту ношу, но в данный момент у меня челлендж со старыми картами, и до новых мне ой как далеко.

— Раз уж заговорили о сообществе, расскажи о турнире по DOOM II. Какова его цель?

— Цель — хорошо провести время и внести в стандартный чемпионат немного массовости и масштабности. Мы отобрали классные карты, на которых весело играть дуэли. У нас есть восемь призовых мест и бесплатное участие. Мы хотим, чтобы каждый, кому интересно, дал игре шанс и поучаствовал в таком событии. Если мне не изменяет память, это первый коммерческий чемпионат по DOOM II в России. Здесь все доступно и понятно. Есть игра? Скачал чемпионатный архив, прошёл регистрацию, настроил за две минуты игру и всё —  ты готов к бою. Единственное «коммерческое» требование к игроку — обладать купленной DOOM II для доступа к одному файлу.

Детали по турниру

— А Bethesda поддерживает чемпионат или это инициатива «Бомборы»?

— Мы не могли с «Бомборой» начать подготовку коммерческого чемпионата, не обратившись к издателю игры. Нам дали добро, что очень облегчило дело, потому что в ином случае мы бы делали уже некоммерческий чемпионат, который получился бы совсем другим. В ZeniMax Europe Ltd. работают добрые и понимающие фанатов люди, что большая редкость для корпоративных представителей.

— Давай отвлечёмся от DOOM. Я знаю, ты ещё дико фанатеешь от Перри Родана. Расскажи, за что ты так любишь этот цикл.

— О! Не буду скрывать, первоначально меня привлекала масштабность. Когда я узнал о Родане, про него было написано около 2400 научно-фантастических романов, а сейчас их 3100 и это только в основной серии. Почему так? Кто это читает? Я решил разобраться, купил российский трехтомник, почитал и влюбился в серию. Налёт наивной палп-стилистики на многих актуальных проблемах вперемешку с приключениями в духе старых научно-фантастических сериалов и мультфильмов. Мне как любителю всякого ретро это очень понравилось.

Огромная вселенная с сотнями рас и тысячами различных персонажей. Внутренний гигантоман ликует! Серия не стояла годами на месте и актуальные романы тоже способны удивлять, причём не только сюжетно. Не так давно вышедшая 3102 книга взяла топ-1 на Amazon в разделе научной фантастики. Пусть это и еженедельный топ, но для серии с такой периодичностью это суперкрутой результат.

— Сколько романов о Перри Родане ты прочитал?

— Такую большую вселенную очень трудно удержать в голове, поэтому я веду блог с пересказами прочитанного. На сегодняшний день: 218 классических романов, 59 актуальных и 16 спин-оффов. Я не знаю немецкого языка, поэтому меня выручает софт по переводу книг. Получается не идеально, но вполне читаемо. Та ситуация, когда любовь побеждает все неудобства. Сейчас я занят переводом книги для издательства и немного не до Родана, не добавил пока даже сюжет прочитанного 16 спин-оффного романа. Но обязательно это сделаю и продолжу чтение.

— Как считаешь, почему в России не переводят книги о Перри Родане? Слышал лишь об упомянутом тобой трёхтомнике, вышедшем в конце 90-х.

— На русском у Перри дела и правда плохие: три тома, пара вырванных из контекста историй в антологиях фантастики, видеоигра (кстати, очень классная) и настолка. Вот и весь Перри Родан на русском. Это важный элемент немецкой культуры, который из-за его массивности очень сложно начать издавать. На его имени не выехать — нужна реклама, а это уже крест на проекте по меркам многих издательств. Однако сравнительно недавно выходил роман-приквел про детство-молодость-юность Родана от Андреаса Эшбаха, и тут все карты в руки на издание: не нужно знание вселенной, приквел и весьма известный автор. Но увы, никто не берётся. С удовольствием побыл бы редактором или консультантом такой крутой книги.

— Вот ты ранее упомянул, что и сам работаешь в издательстве. Расскажи, чем занимаешься в «Бомборе».

— Я внештатный переводчик. Мне предлагают книжку на перевод, которую мы с друзьями потом делаем. Сейчас мы переводим Itchy, Tasty: An Unofficial History of Resident Evil про понятно какую серию. Ранее мы перевели две книги про DOOM, одну про GTA и одну про Silent Hill. Иногда я немного неофициально продюсирую эти книги: собираю дополнительные материалы, цитаты, ищу художников обложек, предлагаю различные идеи, многие из которых оказываются в российском издании.

— Перевод узкоспециализированных книг — дело трудное. Расскажи, какие есть подводные камни, над чем редакция больше всего ломает голову и как устроено всё внутри.

— Подводные камни у издательства всегда разные, а у переводчиков одни и те же — непонимание контекста. Очень круто, когда книги переводят те, кто действительно «в теме» и кому не всё равно, что он переводит. Наша небольшая команда как раз такая. Мы ещё ни разу не переводили материалы, в контексте которых не разбирались. Разумеется, бывают сложности, которые заставляют лезть искать в сети ролики или даже установить игру, чтобы развеять сомнения, но это очень классный опыт.

Внутренности простые: мне дают текст, устанавливают дедлайн и желают удачи. Очень повезло, что наш редактор издательства, прекрасная Женя Горанская, — добрейшая и умнейшая руководительница, которая, кажется, вообще не способна паниковать даже в самой стрессовой ситуации. Все дела я веду через неё. Задал ей вопрос — значит получишь ответ. Цензурируем мат? Пишем дополнительную главу? Можем ли тут оставить сноску? Каждое предложение она выслушает и обязательно прокомментирует. О таком начальстве можно только мечтать.

Чаще всего ломаем голову над тем, как адаптировать название книги и какой будет обложка. Иногда там предлагаются настолько безумные вещи, которые потом идут в работу. Так, например, книга Jacked превратилась в «Потрачено». Ни секунды не жалею о своём предложении.

Переведённые Михаилом книги «Бомборы»

— За время работы в «Бомборе» ты пообщался со многими крутыми людьми из игровой индустрии. Расскажи, с кем удалось поговорить?

— В нашей книге «DOOM. Как в битвах с демонами закалялся новый жанр» в самом начале есть введение с приветствиями от оригинальных разработчиков игры. Я полтора года общался с Джоном Ромеро, Том Холлом, Дэйвом Тейлором и другими легендами индустрии. Иногда, чтобы достучаться до определённого человека, пришлось беспокоить других людей. Так Сергей Галёнкин меня свел с Джеем Уилбуром, который тоже работает в Epic Games. Моё письмо Сэнди Петерсену передал его сын, насколько я понял. Удалось также пообщаться с авторами книг, но это, кажется, обычное дело.

— Каковы разработчики при личном общении?

— Почти все из них были очень занятыми, а кое-кто даже и вовсе не хотел идти на контакт. Пришлось объяснять что ты хочешь подробнее и даже предлагать свои идеи. То, что мне в итоге ответили все разработчики первой части DOOM, кроме одного, я считаю своей большой и красивой победой. Обиды на Адриана Кармака я не держу — он крутой дядька, но я понимаю, почему он не даёт интервью и комментариев. Надеюсь, что однажды мы сможем повторить что-нибудь подобное.

— А над какими ещё книгами об играх ты хотел бы поработать?

— Список очень большой, но ряд книг уже либо издан, либо в работе у других издательств. Назову топ-3! Все три книги из разных категорий, но всё определенно бы понравились аудитории. Я очень хотел бы перевести «Консольные войны» ещё раз — этой книге нужно переиздание. Лучший нон-фикшен про видеоигры, что я когда-либо читал. Хотелось бы поработать над Half-Life 2: Raising the Bar, но там какая-то ерунда с правами и просто так книгу не издать. 1001 Video Games You Must Play Before You Die меня привлекает оформлением и идеей, но такое издать тоже не так-то просто. За кадром остаётся два десятках других книг. Я надеюсь, что до парочки мы всё же обязательно в обозримом будущем доберёмся.

— Хорошо, давай небольшой флешбэк. У тебя успешный твиттер, а в прошлом было много не менее успешных проектов, в том числе пабликов и радио. Расскажи, с чего всё начиналось.

— Начиналось все вообще с халтурных треш-обзоров. Я был юным и глупым, но даже тогда не понимал, почему людям нравилось. Не понимаю и сейчас. Потом в моей жизни произошло Maddyson.FM, которое я сделал, узнав сокровенный секрет ведения музыкальных трансляций. Это радио дало интернету больше, чем мы могли вообразить: очень много классных и безумно смешных эфиров, ведущих и друзей. Некоторые из ныне популярных блоггеров когда-то были малоизвестными ведущими на «Мэд.фм»: например, Снейлкик, Юрий Хованский или Кузьма набирали первую горстку популярности именно там.

Что касается пабликов, то сильно взлетел паблик со спойлерами, который я больше не веду. У него был популярный взлёт и даже была токсичная монетизация, которой я не горжусь. Ещё я вел различные мелкие тематические паблики, но быстро их бросал по ряду причин. Но они и рядом не стояли с тем, что я ранее перечислил.

— А как у тебя получается быть столь ярым фанатом чего-либо? В тот же Doom. Это ведь сильно изматывает.

— Секрет прост — я жонглирую увлечениями. Поднадоело играть? Переключаюсь на книги про Родана. В итоге ты отдыхаешь от одной вещи, возвращаясь к другой. Сейчас у меня период, когда нужно переводить книгу, поэтому от чтения голова немного начинает закипать. Тут-то и выручает любимая видеоигра.

— И напоследок: 2х2 топит за не желающих взрослеть кидалтов, кто любит всё то же, что в детстве и много ностальгирует о прошлом. Можешь ли назвать себя кидалтом?

— Мне 27 лет, после работы я зайду в магазин, куплю себе и жене чипсиков или чуть более полезных вкусняшек, и вечером мы будем проходить побочные задания в Yakuza 0, смеясь с того, как Кирю смешно танцует. Вы ведь про это, да?

Проработал несколько лет в магазине комиксов. Писал о книжках с картинками, пока продавал их. Создал раздел комиксов на «Канобу» и спецвыпуск «Мира Фантастики». Теперь помогаю делать 2х2.медиа.

Понятно