Как Человек-паук (и немного 2х2) защитил от ада жизни с наркозависимой мамой

Анна Устюжанинова

Гость нового выпуска подкаста «Эскейп» — Никита, который расскажет, как Человек-паук и комиксы в целом спасли его в детстве от непроглядной тьмы, которая неминуемо наступает, если твой родитель — наркозависимый. История предстоит по-настоящему непростая, речь точно зайдёт о наркотиках и зависимости, поэтому если для вас это тяжёлые темы, то лучше послушать/почитать какой-нибудь другой выпуск.

Послушать этот выпуск можно на всех подкастовых платформах, а ниже — его текстовая версия.

— Расскажи про себя, давай с тобой познакомимся. Кто ты? Чем живёшь?

— Примерно каждый день я занимаюсь спортом, стригу людей, я — барбер. А так, когда получается, занимаюсь музыкой. Записываю различную музыку, как инструментальную, так и рэп, не рэп и тому подобное. Рисую иногда, но это так. Есть просто определённое граффити-прошлое, которое не даёт забыть о себе до сих пор.

— А что касается поп-культуры? Что ты смотришь? Во что играешь?

— Это, конечно же, комиксы о Человеке-пауке, видеоигры различные. К сожалению, нет пока приставки, но мой лучший друг, у которого я очень часто зависаю, знает о том, что я прошёл добрую часть его видеоигр. Последнее, что я прошёл полностью — это был Marvel’s Spider-Man. Это вообще шикарно, прослезился в конце, как истинный фанат.

Как я пытался пережить смерть отца с помощью нового «Человека-паука»
Часто так бывает, что в трудные жизненные минуты нам помогает эскапизм. Наш редактор попробовал пережить смерть отца, забывшись в новой игре о Человеке-пауке.

— Да, я слышала историй пять про то, как люди, неважно чем они занимаются по жизни, играли в Spider-Man и плакали в конце.

— Да! Очень шикарная игра, сложно спорить. Люблю аниме смотреть. Есть свой топ, который я как-то выкладывал в инстаграм.

— А давай ТОП-5 аниме.

— Я расставляю по тому, насколько меня цепляет атмосфера и по тому, насколько это повлияло на меня в какой-то момент.
1. «Боец Баки», которого крутили по 2x2, когда я был ребенком
2. «Самурай Чамплу»
3. «Сага о Винланде»
4. «Дороро»
5. «Ванпанчмен»

Кадр из аниме «Дороро»

— Давай перейдём к основной части, зачем мы все сегодня собрались. Поговорим о страдании, я люблю приводить людей в студию и говорить в микрофон про страдания. Твоё детство — расскажи пожалуйста про основную составляющую, которая отличала его от детства других детей.

— Одной из таких составляющих было отсутствие отца. Полное. Я вообще никогда его не видел, на фотографиях только.

— То есть его в твоей жизни никогда не было?

— Нет, он умер, насколько я помню, когда мне было два года и девять месяцев. Мне мама всегда рассказывала. Но это довольно частая тема, тем более у нас в стране. Я часто слушаю, что ребята растут без отца. Это воспринимается, как что-то обычное. Вторая и основная часть — это героиново-зависимая мама, которая употребляла героин, сколько я себя помню. Я не помню периода, чтобы этого не было.

— Это на твоих глазах происходило?

— Да. Если приводить пример: ты сидишь в гостях у её друзей, играешься с их ребёнком, который младше тебя и в какой-то момент вы понимаете, что очень долго сидите в комнате и вам хочется выйти, посмотреть, что с вашими родителями. Ты, как старший, приоткрываешь дверь и видишь, как четыре-пять тел валяются или кто-то стоит в очень странных позах, если когда-нибудь видели, как человек выглядит под героином — это весьма странная фигня. На детскую психику сильно влияет впоследствии.

Кадр из фильма «На игле» / Miramax Films

— Это прям отпечаталось? Вот эти рисунки в голове?

— Конечно. Если брать какие-то более обыденные, простые моменты: в школе у нас было задание. Мы на А4 листе должны были нарисовать герб семьи и написать, чем наши родители занимаются, и я всегда писал — домохозяйка, хотя понимал, что мама в основном зарабатывает на жизнь воровством. Естественно, это были заработки от дозы до дозы, она брала меня с собой, так сказать, на свою работу.

— А сколько тебе было лет тогда?

— Не знаю, в районе шести-восьми. Где-то так. Это такой возраст, когда ты всё помнишь, с роста до коленки взрослому человеку. Сказать, какой это возраст, сложно.

— В том плане, что ты всё ещё верил. Эта естественная детская вера про то, что мама, несмотря ни на что, всегда права, мама всё сделает для меня, и я просто следую за ней.

— Да, конечно, безусловно. Помню как-то раз у нас состоялся диалог. Я спросил её: «А что это такое?»

— «Что это такое», — это ты про наркотики?

— Да. Что это вообще то, что лежит: шприцы, белые странные камушки. Она отвечала, что это лекарства. Я помню, что выдохнул и такой: «Фух! Я боялся, что это наркотики какие-нибудь…»

— А в каком возрасте ты понял, что мама употребляет?

— Я думаю, осознание пришло, когда она первый раз вышла из тюрьмы. Лет тринадцать мне тогда было.

— «Первый раз вышла», — ты сказал?

— Да, она сидела три раза. И на данный момент сидит в тюрьме. На момент её отсидки я уже в процессе понимал, что вообще происходит.

— Когда ты видел эти картины, как мама с друзьями где-то употребляет или шприцы и всё сопутствующее жизни с наркозависимым человеком, тебе как ребёнку было страшно? Тебе было непонятно? Что ты чувствовал в большей степени?

— Всё то, что ты назвала. Страх и непонимание от того, что ты не понимаешь, что в принципе происходит, потому что это просто какие-то жуткие картины.

— Ты не видишь такого в телеке.

— Ну да, тебе не показывают, ты не видишь такого в телеке. Непонимание того, что происходит с твоим родителем во время того, как он употребил, и непонимание того, зачем он это делает. У нас довольно большая семья, мы жили двенадцать человек в коммунальной квартире, когда я был ребёнком. И ты понимаешь, что дома скандалы естественно из-за всего происходящего. У мамы в порядке вещей было украсть деньги у кого-то из семьи. Я помню, нам было тринадцать лет, мы с моим одноклассником играли в группе, и я откладывал деньги на электронную гитарную установку. И в день, когда я пришел для того, чтобы взять деньги и поехать купить её, их, естественно, не было.

Кадр из сериала «В её глазах» / Netflix

— А что ты сделал? Ты знал, что это мама?

— Да, конечно. Я пошёл к отцу своего старшего брата, объяснил ему всё, и он просто дал мне свои деньги.

— Чего ты боялся больше всего?

— В детстве?

— Да. То есть, когда ты рассказываешь, у меня в голове образ такого потерянного ребёнка, который абсолютно не понимает, что происходит. У сверстников всё не так, ты толком ни с кем не можешь поговорить про то, что происходит, тебе кажется, что ты живёшь в параллельной реальности и не отдаёшь себе отчёт. Тебе просто страшно, ничего непонятно. Иногда в детстве мы не умеем тормозить, знаешь, вот паровозик-страха. И он просто идёт куда-то и там такие горизонты, что даже взрослый панический мозг не может до туда добраться. Вот чего больше всего боялся ты?

— Общая обстановка этого всего. Постоянно обволакивающий тебя страх и непонимание, когда ты видишь своего самого любимого в мире человека в застывших непонятных позах. Был страх потерять маму. Во-первых, ты знаешь, что такое передозировки, ты знаешь, что такое наркотики из-за презентаций, которые показывают в школе. Когда идёт слайд-шоу и показывают ноги героинового наркомана, у которого гигантская рана в виде бляхи на ноге, и ты понимаешь, что ровно это у твоей мамы на ноге. Ты боишься потерять её, как в плане того, что она может умереть, как в плане того, что её могут посадить в тюрьму, потому что ситуации были различные. Касательно того, как поп-культура помогла мне конкретно в момент. Была такая ситуация, что я был ребёнком, честно, не помню, какой возраст. Playstation вторая у меня была. Я сидел, играл в Hitman. Это был Hitman: Blood Money. Одна из любимых частей игры. В какой-то момент я слышу: «ТУФФ» — грохот! Реальный грохот! Выхожу в коридор и просто вылетает дверь, вваливаются полицейские, оперативники в штатной одежде, мама бежит запираться в ванной. Я понимаю, что происходит. Не знаю, почему на тот момент у меня было абсолютное спокойствие. Я стоял и думал: «А, ну окей». Было понимание того, что я ничего не мог сделать. Я просто пошёл и продолжил и играть в приставку.

Постер игры Hitman: Blood Money / IO Interactive

— Это правда спасительная штука.

— Да и тот момент прошёл как будто на фоне, и только в момент, когда её увели, я понял: «Ну да. Всё, её забрали».

— Но тебя не накрыло: «Ой, я должен был что-то другое сделать»?

— Нет, просто у меня было понимание, что это случилось бы рано или поздно.

— Мы очень часто на работе обсуждаем, почему люди вообще любят ностальгировать и почему мы так сильно завязаны на ретро-культуре. Мы поняли, когда мы росли, вокруг нас рушился мир, танки обстреливают белый дом. Ты включаешь телевизор — в нём какой-то ад. Мир рушится. С экономикой ад, родители в панике, всё куда-то катится, но у тебя есть комиксы, у тебя есть Playstation, у тебя есть Lego, какие-то еще штуки. Это, наверное, нас и спасало. Во многом именно из-за этого нам сейчас так нравится. Второй Playstation можно купить на авито за столько же, за сколько продают третий и даже четвёртый. Потому что вся эта культура-ретро, культура-ностальгии она очень согревает.

Как Lego и блог о нём помогают справиться с мыслями о смерти
Текстовая версия нового выпуска нашего подкаста о силе поп-культуры «Эскейп».

— Сложно спорить, сам люблю очень сильно ностальгировать, особенно по школе. У меня недавно друг, как раз тот лучший друг, к которому я часто езжу играть в Playstation, открыл Клондайк для меня. Он достал из-под стола пластмассовый контейнер, в котором гигантская стопка комиксов, которые читал я. Именно «Spider-Man Ultimate» вселенная, он тоже гигантский фанат. Он всё это достаёт, и тебя телепортирует в детство. И ты такой: «Вау!»

— Ты сейчас рассказал про один конкретный случай, как ты спасался, грубо говоря, из состояния, когда жизнь рушится вокруг тебя. Я догадываюсь, что когда твой родитель наркозависимый, употребляет, таких моментов очень много. Как ты помогал себе в каждом конкретном моменте? И пытался ли вообще помочь? Или просто: «Ну больно, тяжело, что ж…»

— Это было по-разному.

— Ты пытался может с кем-то поговорить? На что-то отвлечься?

— Нет. Вообще не помню, чтоб я до подросткового возраста хоть с кем-то об этом разговаривал. Ты просто понимаешь, что это происходит, и у тебя нет желания делиться этим с кем-то.

— Ты живешь с этим один на один.

— Да, у тебя есть твои друзья, даже твои лучшие друзья с детства. Есть друзья, с которыми я общаюсь с первого класса и по сей день, но самые близкие из них узнали о чем-то таком лет в семнадцать только. Ты очень долго держишь это в себе. Не было желания делиться.

— А что стало толчком к тому, что ты вдруг начал рассказывать про то, через что прошёл?

— Я думаю в какой-то степени принятие себя. Понимание того, что ну бывает, вышло так. Осознание того, что в этом нет ничего такого ужасного, как в 90-х было. Ну, нет. Это ужасно, охренеть, как ужасно, но тем не менее жизнь продолжается. Есть люди, которые переживали гораздо большую дичь.

— Слушай, у меня перед глазами всё еще вот этот мальчик, который не понимает, что происходит, мама лежит в странных позах, везде валяются шприцы, и вот ты сейчас такой, я даже не знаю, как сказать, как будто Чимс и Доге. Ты сейчас говоришь про надежду, про что-то очень великое, очень светлое. Это же огромный путь. Между тобой в детстве и тем, как ты сейчас к этому относишься. Как ты пришёл к этому?

— Из того, что перетекало из детства переходило в какой-то подростковый возраст — это был очень худощавый, загнанный, длинноволосый пацанёнок, который думал, что он максимально поломанный, что его всем обделила жизнь. Мало того, что он трус, так и в себя ещё никогда не верит, и каждый день единственное, чем он занимается — это сидит и слушает какую-нибудь депрессивную музыку и крутит у себя в голове мысли о том, что так вот получилось. Почему я? За что? Почему это выпало на меня? Не понимаю. Потом это в какой-то момент переросло в гнев и абсолютную ненависть. Это уже было не «почему я?» (несчастно), а «почему Я? С чего бы? Какого хрена? Как так сложилось? Ненавижу этот мир, ненавижу всё!». Мне очень сильно помогло, что я начал ходить на дзюдо. Спортом я всегда занимался: турники, брусья. Но этот выход гнева очень сильно помогал, было какое-то желание того, что: «Да я настолько сильным стану! Я всё превозмогу так, что мне абсолютно будет плевать на то, что это происходило!» Перешло это через гнев и выплескивание в принятие. Переломным моментом было то, что я простил свою маму.

— Искренне.

— Да. Я не держу на неё обиду. Я не понимаю её до сих пор и не могу сказать, что мы в каких-то прекрасных отношениях.

— Ты говорил, что она сейчас сидит?

— Да, она сейчас сидит в тюрьме. Единственная связь — это разговоры по телефону. Серьёзная колония, там по телефону можно две минуты разговаривать. Я обычно неохотно беру трубку, мы обсудили всё, что могли обсудить и разговаривать больше не о чем.

— И желания нет?

— Желания нет. Я понимаю, что всю жизнь я сам себе психолог. Я никогда не был у психотерапевта.

Как комиксы Нила Геймана помогли пережить смерть отца
Татьяна Шорохова рассказывает о смерти отца и сопутствующих проблемах, пробраться через которые помог «Песочный человек».

— Не обращался?

— Нет, никогда не пользовался подобными услугами. Я просто понимаю, что на данный момент, на данном этапе жизни есть уже вопросы, на которые я не могу ответить. Есть вопросы, которые действительно нужно решать со специалистом.

— Это вопрос: «Почему мама так поступала?»

— Нет, это скорее вопросы: «Почему она не чувствует никакой вины? Почему я не поднимаю трубку, если я её простил?». Скорее что-то такое.

— А у тебя есть догадки?

— Почему она не чувствовала вину?

— Почему ты не хочешь брать трубку. Ты говоришь, что искренне простил, и я правда очень хорошо понимаю эту эмоцию, но как будто бы за этим прощением в какой-то красивой картине мира после этого сразу должно идти, что: «Всё. Мы с тобой лучшие друзья, берёмся за ручку и идём по полю».

— Да-да, это весьма голливудская картинка: «Вот я тебя прощаю. Всё! Мы теперь самые прекрасные! Ты — самая лучшая мама, а я — самый лучший сын!» Нет. Это не так. Она сделала огромное количество ужасных вещей, которые просто-напросто не прощаются. Не то чтобы не прощаются, которые просто не проходят из моей памяти бесследно. Это какие-то с детства кошмары, которые преследуют тебя по ночам, от которых ты просыпаешься, как бы клишированно ни звучало, в холодном поту. И думаешь: «Боже! Фух!». А мозг же ещё по ночам может это утрировать в максимально дичайшие картинки.

— Да, подсознание — та ещё стерва.

— Да, ты понимаешь, что ты просто из ненависти, из гнева и жести перешёл в абсолютное нейтральное положение. У тебя нет обиды, но и никакого позитива, ты не тяготеешь к человеку, не хочешь с ним общаться. Понимаешь, что между вами общего — это только кровь и гены.

— Условно: ты видишь от неё звонок и тебе не хочется кинуть телефон в стену, но и брать не хочется.

— Она звонит, и я такой: «Э…Ну…» Да и как-то ни интереса, ни желания, потому что разговоры заканчиваются обычно: «Алё? Как дела? Да, нормально, а у тебя как?»

— Да, поел, шапку надел.

— Да-да. Они и заканчиваются, особо ничего не обсудишь за две минуты.

Кадр из сериала «Оранжевый — хит сезона» / Lionsgate Television

— Слушай, я даже не знаю. Я буду сегодня плохой ведущей и подведу к этому встык. Расскажи пожалуйста про Человека-паука, про комиксы и как они тебе в целом помогали. Во-первых, как это всё появилось в твоей жизни?

— Самое прекрасное в этом то, что я понятия не имею, как это появилось в моей жизни. Это просто в какой-то момент появилось. Я точно помню на видишниках были же кассеты с мультиками, с плёнкой. У меня была жёлто-зеленая кассета с «Спайдерменом» 90-х. Мультсериал — самый лучший, по-моему, мнению до сих пор и по мнению многих фанатов.

— Еее ностальгия!

— Это был мультсериал, это были комиксы, опять же «Spider-Man Ultimate» вселенная, продаваемая в ларьках, или «Играй и учись с Человеком-пауком» и еще всякая развивающая тематика на страницах, в виде наклеечек и еще чего-то. Нарисуй то-то.

— Найди десять отличий.

— Да-да. Оно просто всегда было рядом со мной и безумно мне нравилось с самого первого появления в моей жизни, хотя я и сказал, что этого появления и не помню.

— Но оно в какой-то момент все-таки появилось и, наверное, у тебя это всё такое в целом большое, длинное, размазанное явление. Немножечко отступлю. Очень круто видеть разницу в твоём выражении лица и голосе. Сейчас ты улыбаешься и так искренне и круто про это рассказываешь, воодушевленно и, конечно, на контрасте — это вау. Это уже о многом говорит.

— Приятно слышать, спасибо! Первое, что было — вот эта кассета, Playstation первая, «Человек-паук» в двух частях на дисках, который был пройден неимоверное количество раз, ни одну игру за всю жизнь я не прошёл столько раз, сколько прошёл эти игры. Это осталось чем-то невероятно подпитывающим, невероятно дающим мне сил по сей день, потому что просто, как ни странно, исходя из различных увлечений, которые были с самого детства — это что-то, что вызывает одни и те же эмоции, когда ты к этому возвращаешься.

— То есть до сих пор тоже самое?

— Будто ты берёшь комикс или что-то связанное со вселенной, и ты действительно испытываешь какой-то кайф, понимаешь, что тебе это нравится. Вот по сей день люди, которые общаются со мной поближе, все знают, что я Человека-паука очень люблю.

— Я вижу в какой футболке ты сидишь.

— Да, я не мог не надеть

— Футболка с Человеком-пауком — спойлер!

— Очень приятно, что всё это люди дарят. Это подаренная футболка, ничего из того, что у меня есть со Спайдерменом я не покупал сам. Это всё, что мне дарят люди, которые знают, что мне это бесконечно нравится и я действительно с этого кайфую.

Обладатель самой большой коллекции вещей, связанных с Человеком-пауком в мире Тристан Мэтьюз. Фото: из видео Книги рекордов Гиннесса

— То есть, ты очень часто в детстве, несмотря на то, что происходило, уходил в миры Спайдермена. Было ли у тебя какое-то ощущение, что ты и Человек-паук похожи? Ты себя с ним ассоциировал?

— Конечно. Я ассоциировал себя с ним с самого детства, как минимум, потому что у Спайдермена тоже нет как таковых родителей. В детстве это очень сильно помогало. Ты видишь то, что кто-то сильный, делающий правильные, хорошие вещи и тот, кто становится для тебя примером, показывает, что, несмотря на ситуацию в жизни, можно оставаться героем.

— Несмотря на то, что стартовая точка, по сути, одинаковая у вас.

— Да. Стартовая точка — весьма жёсткая. Я не буду прибедняться. В школе я был по обе стороны: гнобил и был тем, кого гнобили. Но тем, кто гнобил я был после того, как побывал тем, кого гнобили. В какие-то моменты смотришь на то, что он забитый ботаник и его все обижают, и тоже думаешь: «Да, это про меня».

— Как думаешь, это единственная причина почему у тебя сложились такие отношения с Человеком-пауком? Что тебя в целом цепляло в этой истории, во вселенной?

— Наверное, была какая-то с детства настроенная система координат того, что помогать людям — это правильно.

— И тут её мультфильм, игры и комиксы подтверждают?

— Да, как-то это заложилось, что помогать людям — всегда круто. По сей день я — бесконечный альтруист и люблю это занятие. Оно весьма тщеславное, но тем не менее. Забавно, что я это до сих пор наблюдаю, проходя вот ту самую игру, про которую мы говорили до этого, помню, что зашёл в описание персонажей и вижу свой рост, свой вес и то, что его девушка, Мэри Джейн, а я на тот момент встречался с девочкой, называет нас одним и тем же ласковым прозвищем.

— Божечки-кошечки!

— И ты сидишь такой: «Чё?»

— Чему главному тебя научил Человек-паук? Когда ты смотришь мультфильмы из детства, которые в целом признаны быть яркими картинками, чтобы отвлечь тебя, и чтобы ты не мешал окружающим жить своей жизнью. Давай будем честными, это в детстве. Какие главные уроки ты из него вынес? Или какую мораль он тебе преподавал?

— Оставаться сильным и, как бы это глупо и банально ни звучало: «Большая сила означает большую ответственность».

— Как это на твою жизнь накладывалось?

— Помню, мне было десять, я нашёл собаку в сугробе и забрал её домой.

— Если ты сейчас возвращаешься к Человеку-Пауку, к комиксам, старым 2D мультфильмам, нарисованным от руки. Я могу предположить, что возможно, когда ты возвращаешься к чему-то, что было в твоём детстве, у тебя и детские картины всплывают. Я, если натыкаюсь на «Черного плаща», начинаю его смотреть, вспоминаю комнату, в которой мы жили вместе с бабушкой. Я включала утром и её будила. Всё детство такое, очень яркое, прям перед глазами стоит. Нет такого, что когда ты возвращаешься, то и возвращается весь ад и мрак из твоего детства?

— Как ни странно, но нет. Не понимаю сам почему. Интересный вопрос, потому что как-то думаешь об этом, вспоминаешь только тот свет в конце туннеля, которым это было, и будто не видишь темноту, которая была вокруг.

— Получается, что психика тебя очень хорошо защищает от этого всего.

— Да, я не понимаю, как я вообще жив до сих пор, как я в рассудке, если говорить откровенно. Я весьма везучий парень, как-то так складывается, что мой любимый персонаж не вызывает никаких триггеров и жести. Хотя он был везде! У меня были игрушки со Спайдерменом, комиксы, я рисовал его постоянно и других любимых супергероев.

— И все это было рядом с мамой.

— Да, оно было очень близко. Оно было настолько близко, что мама идёт в магазин, ворует какой-нибудь алкоголь или кофе, идет в ближайшие ларёк, перепродает его, берёт деньги и покупает тебе на эту деньги игрушку со Спайдер-Меном на каком-нибудь рынке.

Из видео Box with Toys: Marvel Action Figures, Cars, Spider Man and More

— И даже эта игрушка ничего у тебя не вызывает?

— Нет. Не понимаю.

— Очень классный блок, кроме шуток. Возможно, во многом про то, что ты сфокусирован на чём-то хорошем. Оптимисты, пессимисты — это отдельная история. Есть такие ситуации, когда тебе, например, нужно бросить работу. Многие будут цепляться за то, что потеряют, за негативную часть. Многие цепляются за то: «О, а что я могу приобрести!». И вот ты относишься ко второй группе, видишь только свет.

— Есть правда в твоих словах. Я обычно не думаю, что потеряю.

— Всё сошлось. Смотри: получается, что был в твоём детстве такой ад и ты из него выбрался во многом благодаря тому, что учился у нарисованного персонажа.

— Да.

— Как ты себе это объясняешь? Почему на тебя сработал именно несуществующий персонаж? Есть вокруг люди, если брать истории про светлое и хорошее, топить за добро и правильные вещи — в реальном мире тоже есть такие примеры, про них даже в школах рассказывают.  Как думаешь почему именно Человек-паук стал для тебя таким вот проводником к тому, что ты сейчас альтруист и несёшь добро, несмотря на то, что было.

— Просто всегда было желание быть похожим на него. У меня с детства был в голове заложен культ силы. Мне всегда хотелось быть сильным. Мой дедушка, которого я бесконечно люблю, был боксёром, борцом и практически два метра ростом. Был такой пример силы в виде него и мой старший брат — чемпион России по тхэквондо. Ты смотришь на них, и тебе хочется быть таким, как они. Как это преобразовывалось в тему с Человеком-пауком? Ты сидишь, не доедаешь кашу, а бабушка говорит тебе: «Хочешь быть сильным, как вот этот нарисованный парень? Доешь ложку». И ты такой: «Да, действительно».

— Это я могу!

— Да-да, это я могу!

— Это цель, и я могу к ней идти маленькими, манипулятивными шажочками с ложкой. Это очень трогательно. Очень-очень круто про Человека-паука это слышать, потому что в моей детской вселенной это тоже гипертрофированный образ, если мальчик хочет быть супергероем, то пусть он будет как Человек-паук. Там есть и добро, есть свет, есть за что зацепиться и нет тёмного пятна в этой истории. А что-то еще из поп-культуры на тебя повлияло? Какие-то другие комиксы или игровые франшизы?

— Да, влияло многое. Было много поп-культуры вокруг, влияли и второстепенные персонажи из любимой вселенной. А касательно значимого влияния, то думаю 2x2 сыграл колоссальную роль.

— Так!

— Я помню какие-то моменты детства, когда ты смотришь в телевизор и такой: «Вау!» Я нахожу в этом отклик. Вот почему «Боец Баки» — самое любимое аниме моё? Потому что аниме максимально на меня повлиявшее. Я всё детство хотел быть сильным и ввиду отсутствие как такового воспитания, наставника, то ты во всем пытаешься разобраться сам. Поп-культура имеет большое влияние, выступая в этой роли. Помню в возрасте двенадцати-тринадцати лет и шёл «Боец Баки» по дваждику. Ты видишь, как он сидит, объедается огромными порциями еды, отжимается на больших пальцах и ты такой: «Аа! Вот это надо делать!» И следующее, что ты делаешь на следующий день — это откидываешь одеяло, падаешь на пол, начинаешь отжиматься, запихиваешь в себя три тарелки каши и потом идёшь на пробежку.

Кадр из аниме «Боец Баки» / Netflix

— То есть это влияло на тебя не только мысленно? Ты шёл и делал?

— Конечно. Чувак сильный — надо делать, как он, чтобы быть сильным. Это касательно «Бойца Баки», если что-то еще такое вспоминать. Помню в детстве ввиду очень раздутого чувства справедливости у меня были притирки с родственниками по поводу того, что я очень хотел перестать есть мясо. Мне не хотелось есть мясо, мне на тот момент это казалось неэтичным и было очень жалко животных. Помню, что не нахожу никакой поддержки вокруг, никто из друзей в том возрасте не задумывается о таких вещах. Ты сидишь, смотришь «Аватар: Легенда об Аанге», серию, в которой он говорит, что не ест мясо и ты такой: «Да, чувак!».

— Я может какой-то очень сильно обобщённый вывод делаю и, боже упаси, я не хочу звучать как будто я просвещённый мегамозг, но создается впечатление, что отца у тебя не было, мама тоже была не то чтобы мамой, и будто и Человек-паук, и эти все ребята, и аниме, и Аанг — все они для тебя собирали по капельке образ родителя, который тебя воспитывал.

— Да, я думаю так и было. Аниме — это вообще кладезь силы.

— Наруто не сдался, и мы не сдадимся!

— Да, если ты действительно хочешь быть воином — ты должен смотреть аниме.

— Возможно, один в один твоя история не повторится ни у кого из наших слушателей.

— Крайне надеюсь.

Как мемы помогают справляться с биполярным расстройством. История Анатолия Капустина
Поговорили с Анатолием «Ноготочки» Капустиным о том, как справляться с биполярным расстройством с помощью мемов и открытого разговора о депрессии.

— Я держу кулаки и надеюсь, потому что наркотики превращают жизнь в ад. И я могу это со стороны сказать, и ты это говоришь, побывав там. Но чуть-чуть обобщить, то это можно сфомулировать до истории про то, что ты смог пройти через такой тлен и мрак, который создавала окружающая среда, которая реально всё, что тебя окружало — весь мир на тебя давил, а ты прорвался через это. Смог и вышел Победителем с большой буквы. Допустим, среди наших слушателей тоже есть люди, которые не понимают, как существовать с тем, когда все вокруг пытается тебя задавить, сделать из тебя червя и сделать по-настоящему больно. Что делать в таких ситуациях?

— Бить в ответ, прокачивать свой внутренний мир, если внешний на тебя давит.

— Концентрироваться на себе.

— Да, конечно, прокачивать свой внутренний стержень. Не могу дать конкретного совета для людей, могу сказать, что мне помогло очень сильно. Я, начиная с подросткового возраста, был в затяжных депрессиях. Депрессия — очень жёсткая штука, потому что ты не понимаешь, что она с тобой происходит. Это даже не нулевая мотивация — это отсутствие мотивации. Ты не хочешь идти чистить зубы, ты не хочешь идти готовить завтрак, ты не хочешь вообще вставать с кровати.

— Потому что: «Зачем?».

— Действительно. Зачем? У меня были очень жёсткие моменты, я очень много пил. Было нормой — проснуться с похмелья, открыть бутылку егермейстера и начать глушить её из горла и поехать там куда-то, встретиться с кем-то и продолжить делать всё тоже самое.

Стрит-арт коллектива «ЗАЧЕМ», Москва

— Необдуманно, на автоматизме.

— Да, тебе кажется, что это норм. Тем более что у нас очень сильно сидит Голливуд, в котором очень многие вещи превозносятся и кажутся какими-то крутыми.

— Романтизируются.

— Да. Я в какой-то момент получил критический урон от жизни. Момент, в котором я стою такой, держу в одной руке сигарету, а в другой руке бокал пива, и просто что-то щёлкает в башке. Ты стоишь и думаешь: «А и что дальше? Ты собираешься быть слабаком, который будет заниматься вот этой фигней каждый день? Чего ты добьёшься? Посмотри на великих, посмотри на легендарных мужчин, которые добились чего-то. Ты хочешь быть приближённым к этому? Или ты хочешь быть приближённым, как ты говоришь, к червю, которого всё поломало, и он согласился с этим? Нет. Сто процентов не хочешь».

— И это реальный случай?

— Да, очень странно. Сложно описать, что конкретно помогло мне избавиться от жалости к себе. Жалость — отвратительное чувство по отношению к кому угодно. Если ты испытываешь жалость по отношению к кому-то человеку, то это весьма губительная эмоция. Когда ты испытываешь жалость к себе, жалеешь себя и вот такой весь: «Ну вот мне не повезло, всё так плохо», и так далее, то ничего хорошего из этого не выйдет. Первое — избавиться от жалости к себе, от обиды на какого-то конкретного человека. В данном случае — это моя мама. Человек, на которого я был бесконечно обижен, с которого я что-то требовал, когда человек не собирался ничего тебе давать. Избавиться от обиды, простить и понять, что твоя злость и ненависть, гнев на весь этот мир, понимание, что вот так вот произошло и ты такой весь обделённый и у тебя не так, как у остальных. Понять, что гнев — это дар и высокооктановое топливо. При использовании, которого правильно можно делать себя сильнее с каждым разом используя его.

— Это огромное преимущество гнева, ненависти над более пассивными эмоциями. Гневу проще дать выход, чем когда тебе грустно, тяжело. Про жалость есть еще такой момент, я ни в коем случае не противоречу, иногда давать себе право сказать: «У меня не получилось, что ж…». И как-то себе посочувствовать — это даже хорошо, но это разрушительно, когда ты постоянно думаешь: «Мне не повезло, вселенная так со мной обошлась, всё вокруг несправедливо». Когда понимаешь, что источник контроля ситуации не в тебе, а в окружающем мире. Тут и начинается большая боль и проблема. Пропадает ощущение, что ты можешь с этим что-то сделать, а ты всегда можешь с этим что-то сделать!

— Я полностью согласен с тобой, посочувствовать себе в какой-то момент — это нормально, но бесконечно бичевать себя и винить весь мир — это не то, что ведёт тебя к силе.

— Слушай, это была бесконечно великая история. Я тебе очень благодарна, что ты пришёл и смог про всё это сказать. Я не была на твоём месте, но мне кажется, что говорить про это очень тяжело.

— На данном этапе уже нет. Это было в какие-то моменты, тебя чуть-чуть коробит, но ты понимаешь, что ты уже всё это прожил и смирился с этим. Я уже согласился с тем, что вот так произошло. Ну окей.

— В любом случае, огромное тебе спасибо за эту историю. Я безумно надеюсь, что она найдёт слушателя, которому отзовётся, которому поможет, который услышит в ней ответ на вопрос, который не может найти вокруг себя. Это очень хорошее место, чтобы закругляться. Спасибо тебе большое, Никита, что рассказал эту историю.

— Спасибо тебе большое.


Расшифровка Яны Денисовой

My greatest weakness? Ocasionally I give a damn

Понятно