«Балансирование в чёрной дыре»: обзор «King’s Man: Начало» и интервью с режиссёром Мэттью Воном

Артём Нечаев
Вконтакте Твиттер Фейсбук

На экраны вышел фильм «King’s Man: Начало» — приквел популярной дилогии, в которой эти же слова писали слитно и без начала. На этот раз режиссёр Мэттью Вон решил рассказать историю основания шпионской организации, которая пришлась прямо на Первую мировую войну. Нам удалось задать ему несколько вопросов, плюс мы посмотрели сам фильм, о котором также коротко расскажем в этом тексте.

Сюжет крутится вокруг Герцога Оксфордского (Рэйф Файнс) и его сына Конрада (Харрис Дикинсон) — отец страдает гиперопекой, а парень на фоне начала Первой мировой хочет пойти служить, но ему не позволяют. У бати большие связи и нехилая репутация, так что обойти его запрет не так-то просто. Параллельно нам показывают альтернативную версию войны: в «King’s Man: Начало» она полностью срежиссирована каким-то злодеем (вплоть до манипуляций правителями стран), покушение на австрийского герцога Франца Фердинанда проходит по слегка другому сценарию (с определённой долей случайности) и т.д.

Рис Иванс и Том Холландер о своих ролях в новом King’s Man и кастинге пенисов Распутина
Кого бы актёры взяли в свою команду супершпионов?

Важно понимать, что новый Kingsman — это далеко не те Kingsman, которые мы знаем. Тут другой темп, тон, масштаб. Это не приключенческая комедия, а приключение на стыке комедии и драмы. Так что юмор тут тоже другой, более тонкий. Тут гораздо меньше шуток, после которых вы сразу будете смеяться, и гораздо больше шуток, после которых вы подумаете и поймёте: «А, вообще-то это смешно». Некоторые гэги вообще незаметны при просмотре, их понимаешь лишь после. Точно можно сказать, что юмор Kingsman стал тоньше, но стал ли он острее — решать уже вам.

Кадр из «King’s Man: Начало» / Disney

Часть юмора — историческая сатира. Сценаристы решили слегка переписать историю — например, правители Германии, Великобритании и России (Том Холландер) внезапно оказались братьями. Авторы умудрились хитро сделать сатирическую версию событий, не особо меняя причинно-следственные связи. Да, появился серый кардинал, который вроде как всем управляет; да, в корне войны лежит какая-то мелочь вроде семейных распрей; да, мир спасли обычные работяги, а не генералы — по этому короткому списку видно, что всё переписывание истории нацелено лишь на обнажение каких-то прописных истин о войне.

О ней самой тут тоже не забыли — вас не будут тыкать носом в горы трупов, но ужасы не обойдут стороной. Будут смерти, будут разговоры о жертвах, будут тяжёлые решения и т.д., что тоже было в предыдущих фильмах, но совсем в другой тональности. Войне тут хитро отдали главную роль, потому что это всё-таки фильм про основание Kingsman и она как раз стала его причиной. «King’s Man: Начало» вроде как грамотно балансирует между двумя жанрами, но получилось ли у него этот баланс сохранить, однозначно ответить сложно, потому что тут частный случай для каждого зрителя.

Кадр из «King’s Man: Начало» / Disney

Мы спросили у Мэттью Вона, почему он решил сменить тон своих фильмов и как сохранял баланс.

— Предыдущие фильмы Kingsman были полноценными комедиями, а в новом будто замечаешь юмор,  словно спрятанный за драмой. Что стоит за этими изменениями в тоне ваших фильмов?

— Фильм — про основание и рождение Kingsman, и он не мог быть таким же, как «взрослые» Kingsman. Если у вас рождается ребёнок, ему один год, а он при этом может писать, говорить и водить машину, это довольно странно. Нужно было, чтобы новый фильм отличался от остальных. Мне нужно было создать ребёнка, который позже сможет вырасти в Kingsman. Это первая причина.

Вторая: сеттинг фильма — Первая мировая война с настоящими историческими фигурами и настоящей историей. Местами нужно быть идиотом — например, если бы я начал шутить в окопах, то значит, у меня поехала кукуха. Но комедия может быть смешнее, если в ней есть трагедия, а трагедия может быть грустнее, если в ней есть комедия. В целом это про балансирование. Плюс, мне просто хотелось сделать что-то отличное.

Даниэль Брюль, Том Холландер и Мэттью Вон на съемках. Кадр из «King’s Man: Начало» / Disney

— А как вы нашли этот баланс?

— Монтаж. Очень много монтажа. Многое пришлось вырезать. Некоторые сцены были слишком смешные, это была основная проблема. Мы пытались понять, куда можно вставить немного юмора, куда нельзя. Это было сложно, потому что мне не представилось возможности посмотреть фильм с публикой. С публикой ты очень быстро понимаешь, что смешно, а что нет — они либо смеются, либо нет, всё очень просто. Так что мне пришлось балансировать в чёрной дыре, и это заняло много времени.

— Вы бы назвали это эволюцией или деволюцией юмора Kingsman?

— Ох… Я бы назвал это революционной деволюцией.

Кадр из «King’s Man: Начало» / Disney

Ну, и мы не можем обойти вниманием великого Распутина в исполнении Риса Иванса. «Царского друга» в «King’s Man: Начало» сделали главным антагонистом (по количеству экранного времени), потому что лицо серого кардинала до конца держат в тайне. И это оказалось очень правильным решением, потому что Распутин брызжет харизмой с экрана, будто набил рот идеальными репликами и пытается говорить за столом. Ближе к середине он буквально захватывает фильм, а одна сцена с балетной дракой даёт столько эмоций, что всё остальное, к сожалению, просто меркнет на её фоне. «King’s Man: Начало» стоит смотреть ради неё одной.

Он полноценный злодей с обаятельными нотками. Невероятно, что Распутин всё ещё известен и люди всё ещё его обсуждают. Даже больше, чем Николая Второго. Я бы не смог написать такого интересного персонажа, как Распутин. Про него столько всего написано, но в итоге никто не знает, что из этого правда, а что нет. Я решил, что мы просто с ним поиграем и покажем его сторону с балетом и казачком, — Мэттью Вон
Кадр из «King’s Man: Начало» / Disney

Подозреваем, что вас волнует вопрос «клюквенности» фильма. В историческом плане, конечно, Россию коверкают, но сатира на то и сатира. Делают это не чтобы выставить страну плохой, а чтобы подогнать её портрет под остальной фильм. В неисторическом плане… России в фильме на удивление не так много. В большинстве случаев она фигурирует в разговорах о войне, а в остальном на её особенностях не делают акцента, разве что в музыке часто заметны славянские мотивы. «King’s Man: Начало» даже не формирует концепцию «русского мужика» — из осязаемых персонажей здесь лишь Распутин с выкрученной на максимум харизмой и податливый Николай Второй, оставшийся лишь сюжетным инструментом. Так что клюквы можно не бояться.

Новая серия «Озорных анимашек» про Россию: отвратительная клюква или гениальный троллинг?
Ребут «Озорных анимашек» здорово отсыпал нам клюквы в эпизоде про Россию. Разбираемся, какими штампами авторы заполнили серию, и главное — зачем.

Ну и напоследок мы спросили у Мэттью Вона о его дальнейших планах на вселенную Kingsman: если бы он мог сделать анимационный спин-офф, о чём бы он был?

Я никогда не делал ничего анимационного, но анимация просто прекрасна и интригует меня. Даже не знаю… Наверное, я бы сделал спин-офф про собак из Kingsman.

Смотрю мультики и играю в игры по работе. Иногда даже пишу о них.

Читайте ещё
Понятно