«Никто»: хаос и ностальгия в новом фильме Найшуллера

Артём Нечаев

В кинотеатрах вышел боевик Ильи Найшуллера «Никто» (Nobody) с Бобом Оденкёрком («Лучше звоните Солу») в главной роли. Над сценарием работал Дерек Колстад, автор «Джона Уика», так что можете смело ожидать нечто похожее, но в то же время сильно другое. В фильме перемешивается чуть ли не всё, что только можно было к нему приплести, но эта вакханалия прекрасно работает из-за какой-то магии Найшуллера.

Сразу расставим все точки над i: «Никто» — это просто очень хорошее развлекательное кино. В нём туча составных частей — несколько сюжетных линий, тонны экшена, игра на ностальгии, бенефис Оденкёрка, чётко подобранный саундтрек и т.д. Всё это очень гармонично сосуществует вместе, нет ничего лишнего — наверно, даже правильней будет назвать «Никто» не хорошим фильмом, а удовлетворяющим (satisfying). Лучшей аналогией будет видео дорожного движения в Индии: вроде происходит какое-то безумие, но как же приятно смотреть и видеть, что ничто ничему не мешает.

Особенно фильм радует своей настоящей «русскостью»: в интервью 2х2.медиа и в разговоре после пресс-показа Найшуллер делал акцент на том, что хотел вернуть голливудский образ русских ближе к реальности, и у него это получилось. Злодея играет Алексей Серебряков, в ответ на кастинг которого Оденкёрк прислал режиссёру три сердечка, что, по словам Найшуллера, говорит о многом. Ещё о многом говорит то, что этот голливудский фильм не хочется смотреть в оригинале: русский дубляж подходит ему гораздо лучше как раз в силу колорита великого и могучего. Короче говоря, для россиян «Никто» будет усладой.

Кадр из фильма «Никто» / Universal

Ещё, кажется, стоит отдельно проговорить связь с Джоном Уиком — он нервно курит в сторонке. Если герой Киану Ривза был просто зол на плохих дядь из-за убийства его собаки и шёл устраивать резню особо без подтекстов, то герой Оденкёрка Хитч Манселл — сильно глубже как персонаж. Он жил с этой злостью всю жизнь, превратив её в оружие, но потом решил отойти от дел и завести семью. Только вот такого зверя долго подавлять не получится: замок рано или поздно слетает и из клетки выходит одновременно прекрасное и ужасное чудовище, которое получает дикий кайф от насилия.

И у Хитча по сути нет якоря вроде смерти собаки, который может заставить зрителя ему сочувствовать (пока в замес не втягивают его семью, да и она не остаётся надолго в центре истории). Причём «Никто» делает прямой выпад в сторону своего предшественника, завязав первый срыв своего героя на браслете с котиками. В целом Хитч получился намного более конфликтным, и от этого увлекательным: его хочется разгадать, несмотря на то, что ответ всегда перед глазами. Сам Найшуллер на вопрос о том, кто победит в битве Уика и Манселла, сказал, что никто — они, скорее всего, «просто договорятся», но перевес всё таки будет в сторону Хитча, потому что «тот намного хитрее».

Кадр из фильма «Никто» / Universal

В целом Оденкёрк как актёр намного сильнее Ривза — карьера второго в последнее время держится на том, что его все обожают. А Боб играет настолько хорошо, что его второстепенному персонажу из «Во все тяжкие» дали собственный сериал, который вполне может побить оригинал по популярности и зрелищности. «Никто» — это кино про одного героя и только про него, поэтому Оденкёрку дали разгуляться на славу. Он играет и эмоциональную подавленность, и утомлённость от жизни, и тёплую заботу о близких, и холодную расчётливость — причём всё это спокойно сосуществует с получением нескрываемого наслаждения месивом.

«“Никто“ я снимал с ощущением, что снимаю для отца». Интервью с режиссёром Ильёй Найшуллером
В кино выходит новый фильм Ильи Найшуллера, поэтому мы решили поговорить с ним о Бобе Оденкёрке, Call of Duty: Warzone, пандемии, злых русских и анимации.

И раз уж главный герой не боится признаться, что ему нравится смотреть, как вокруг летают кровавые брызги, то и зрителю гораздо проще получить удовольствие от этого. В принципе после «Хардкора» нет смысла особо распинаться про экшен авторства Найшуллера: он прекрасен по дефолту. В «Никто» он ещё приправлен отлично подобранным саундтреком: кажется, что если поменять песню, то некоторые сцены просто не будут работать (и это не потому что их подогнали под ритм). А заканчивается фильм таким «Диснейлендом» насилия — финальным замесом, в котором будут и хит-парад изобретательных методов убийства, и заводная музыка, и потрясающая операторская работа, и коллбэки, и что-то отдалённо напоминающее объединение всех героев, как в последних «Мстителях».

Кадр из фильма «Никто» / Universal

«Никто» очень последовательно подходит к этой кульминации, успев заранее ввести все её составляющие, чтобы не было ничего инородного. У фильма очень хороший темп: начинается всё плавно и медленно, а потом Найшуллер начинает повышать градус безумия — вроде как на экране не происходит ничего из ряда вон, но местами всё кажется каким-то абсурдом. Этот абсурд вызывает какую-то детскую радость: под конец фильма, как раз в «Диснейленде», можно испытать чистый кайф, если, конечно, вы успели подстроить свои «рецепторы» под местную дичь.

Кадр из фильма «Никто» / Universal

Тут как раз раскрывается главная фишка фильма: он вепонизирует ностальгию. Во-первых, сам по себе «Никто» — оммаж старым боевикам о герое-одиночке. Фильм, по словам Найшуллера, был снят для его отца, потому что сыну было нечего с ним смотреть в кино. В случае этого поколения ностальгия — орудие номер один, которое всегда работает безотказно. Режиссёр описал это чувство так: «Грязь, за которой мы гонялись в ощущении фильма» (речь тут шла о выборе камеры, но фраза вполне подходит для всей картины). И именно за этой «грязью» и стоит идти в кино, если вы соскучились по старомодному «вау-эффекту» без новомодных постмодернистских примесей.

За последние несколько лет всё меньше и меньше ходили в кино с отцом, потому что мало хороших фильмов, которые нам обоим понравятся. Я пробовал папу таскать на CGI-экстраваганзу, и это не работает. Я понимаю, что ему скучно. Как только начитается CGI-тусовка, то всё — внимание уходит моментально. Поэтому «Никто» я снимал с ощущением, что снимаю для отца.

— Илья Найшуллер, из интервью 2х2.медиа

Кадр из фильма «Никто» / Universal

Во-вторых, главный герой тоже берёт свою ностальгию и использует как оружие: достаёт из-за пазухи «старые добрые» и начинает дубасить ими всех направо и налево. Эта одержимость, кстати, символично передаётся и отцу Хитча в исполнении Кристофера Ллойда, который долгое время кис в доме престарелых, но с удовольствием готов взять в руки дробовик. И кажется, что Найшуллер, орудуя фишками старых боевиков, получал от этого такое же удовольствие, как Хитч от насилия.

Фильм, берущий в руки все те грабли, на которые уже наступили другие проекты, работает только потому, что режиссёр (а ещё сценарист и исполнитель главной роли, потому что они работали в тандеме на всех этапах) получал от его производства кайф. Это чувство с помощью какой-то магии через экран транслируется зрителю, который невольно начинает чувствовать себя батей Найшуллера, потому что фильм будто бы сделан специально для него.

Смотрю мультики и играю в игры по работе. Иногда даже пишу о них.

Понятно