Эволюция Бонда: от Коннери до Крэйга. Как с 1962 года менялся агент 007

Андрей Станкевич

Истории кинофраншизы о британском шпионе уже более полувека, и, наверное, в мире будет трудно найти человека, который никогда не слышал о Джеймсе Бонде. И в этом нет ничего удивительного: его имя давно стало нарицательным, образ узнаваем и часто цитируется, а о приключениях агента 007 знают миллионы поклонников по всему миру. Влияние этой франшизы на поп-культуру огромное, но и сама она — своеобразное зеркало эпохи, постоянно ретранслирующее то актуальную политическую повестку, то культурные тренды. Седьмого октября в России состоится премьера уж очень долгожданного нового фильма о шпионе на службе Её Величества — Джеймсе Бонде. В связи с этим Андрей Станкевич решил вспомнить все фильмы франшизы и проследить те трансформации, которые случились с одним из самых знаковых киноперсонажей XX века.

Создание агента 007

Автор романов о Джеймсе Бонде Ян Флеминг писал своего главного героя с нескольких известных шпионов Великобритании, некоторых он знал лично. Среди них были и герои Второй мировой войны, и двойные агенты, и те, кто слишком сильно отдавался пороку в виде азартных игр, выпивки или чрезмерного и даже ненормального влечения к женщинам. Всё это помогло создать образ живого, реального человека. Но больше всего Бонду досталось от самого автора: романтизированный взгляд на себя — именно таким Флеминг видел героя своих романов. Он писал о том, что очень хорошо знал: подобно Флемингу, Бонд закончил Итонский колледж, служил на флоте и дослужился до звания коммандера, любил яичницу и увлекался орнитологией.

Ян Флеминг. Фото: Ian Fleming / Facebook

Тут важно упомянуть, что именно увлечение птицами помогло автору выбрать имя главного героя, которого он назвал в честь американского орнитолога Джеймса Бонда. Флеминг когда-то вспоминал, что его персонажу нужно простое и заурядное имя, которое отлично подойдет грубому инструменту на службе короны. Мог ли он предполагать, что это имя со временем станет нарицательным?

Бонд — это верное и безотказное оружие Британии. Иногда грубый, но всё-таки скальпель для решения очень сложных и опасных задач. Он решителен, глубоко патриотичен, готов идти на риск и, что самое главное, готов приносить жертвы.

Будучи образом собирательным, Джеймс Бонд представлял собой эдакий эталон мужественности и истинно мужской красоты, где харизма и манеры преобладают над внешностью. Агент 007 всегда обладал отменным вкусом в одежде и был одет в дорогие костюмы. Он знал, какие напитки пить, какие часы носить, а его манеры и космических масштабов харизма с аурой очарования позволяли ему обладать любой женщиной. Из всего вышесказанного может сложиться впечатление, что речь идёт об очень легкомысленном произведении, где впечатления, основанные на низменных запросах читателя, поставлены во главу угла. И да, и нет, поскольку Джеймс Бонд рассказывает не только об элитарном гедонизме, но и поднимает важные темы — как для автора, так и для его страны.

Враги Джеймса Бонда

Ян Флеминг прошёл Вторую мировую войну, пережил её и застал Великобританию не в самом лучшем свете. Страна, которая когда-то была могущественной империей с огромным количеством колоний, в тот момент будто бы испытывала тяжелейший послевоенный стресс. Она растеряла былое величие, и весь тот престиж, который позволял туманному Альбиону быть с другими странами на равных. В реальной истории такие мысли находили своё подтверждение, когда очередные агенты британской разведки предавали родину и сбегали к врагам короны.

Флеминг болезненно воспринимал эти геополитические метаморфозы, ведь Бонду зачастую приходилось работать на территориях, которые когда-то были британскими, вести дела с теми, кто когда-то был под защитой короны, а теперь обрёл независимость. Но самое главное, что Британия, со всем этим грузом проблем и комплексов, сталкивалась с новыми вызовами. И она была обязана найти в себе силы им противостоять. Эта рефлексия не занимает ключевое место в Бондиане, но не упомянуть о ней было бы неправильно. Будучи отставным офицером, Флеминг пытался рассуждать на эти темы и говорить с читателем, но ещё больше он пытался понять, какое место в мире теперь занимает его родина. Отдельно стоит отметить, что как раз эту рефлексию некоторые исследователи творчества Флеминга оценивали отрицательно, а романы и фильмы о Бонде обвиняли в ностальгии по империалистическому прошлому. И с этим трудно спорить, поскольку Флеминг рассуждал не только о внутренних проблема Британии, но и о её внешних противниках.

Фильмы про Джеймса Бонда всегда старались работать с актуальной политической повесткой. Такой подход кажется наиболее разумным, поскольку зрителю проще погрузиться в мир фильма, понять, что стоит на кону и кто хорошие, а кто плохие парни. Случился энергетический кризис вследствие Арабо-Израильской войны? 007 отправляется на Ближний Восток. Холодная война в самом разгаре? Значит Бонд будет сражаться с «Красной угрозой». В повестке космическая гонка и мода на фантастику? Сразу вспоминается «Лунный гонщик» с Роджером Муром. Но не стоит забывать о немцах, ведь после войны они тоже помещены в позицию главных врагов свободного мира — например, граф Хьюго Дракс. В какой-то момент наступает разрядка отношений между Западом и СССР, и тут Бонд уже помогает одним хорошим русским победить плохих («Осьминожка»).

Переломный момент наступает с падением режима СССР (фильмы с Пирсом Броснаном). Бонд посещает страну, которая начинает испытывать те же проблемы, что и Британия после войны. Некогда могучее государство теперь должно найти новое место в мире, справиться со своими страхами и комплексами и вновь обрести силу. Сменяются и враги 007: вместо коммунистов и шпионов теперь бандиты и генералы, разворовывающие страну, вместо идеологического противостояния прибыль и нажива. На смену чуждым идеологиям  и идеологическим противникам приходят личные интересы отдельных людей.

Вместо военной машины, Бонд теперь сражается с синдикатами, террористическими группировками и медийными магнатами. Бонд видит, как его некогда великий враг меняется под давлением нового времени и трансформируется в ещё более непонятный для него организм («Золотой глаз»). Эпоха Броснана — противоречива, но именно в период этого актёра Бондиана лучше всего демонстрирует как под давлением реального мира изменяется тематика фильмов. И опять Бонд, будучи старомодным инструментом британской короны, доказывает себе и окружающим, что он способен адаптироваться к новым условиям ведения шпионской войны.

Актуальная на данный момент трансформация — террористы, амбициозные злые корпорации, наёмники и тайные организации. «Мир не стал более понятным, а ещё больше ушёл в тень. Когда вы представляете образ врага, можете ли вы увидеть флаг или мундир?» — сетует «М» в «Координатах: Скайфолл», как бы давая нам понять, что новый мир ещё более сложный и опасный, чем раньше. Что враг теперь всюду, а угрозы непредсказуемы. То какой-то синдикат мечтает контролировать запасы пресной воды на планете («Квант милосердия»), то бывший агент МИ-6, преисполненный чувством мести, придумывает план по уничтожению своего прошлого нанимателя («Координаты: Скайфолл»).

Кадр: «Квант милосердия» / MGM

Этот новый мир живёт во власти хаоса. Именно такие страхи и предупреждения передаются зрителю, а он, сравнивая сюжет фильма с тем, что обычно в новостях, соглашается. Но прочь страхи — политическая повестка и темы, которые волновали Флеминга, меркнут в сравнении с поп-культурным влиянием Бондианы. Ведь будет глупо преуменьшать значение такой франшизы.  

Культурное влияние

В первую очередь, книги и фильмы о Джеймсе Бонде сильно повлияли на шпионский жанр в целом. Образ элегантного рыцаря плаща и кинжала в один миг создал эталон. Зрители хотели всегда чего-то такого же, что уже увидели в Бонде. Того самого элегантного мужчину в дорогом костюме, решительного и непобедимого. Он водит крутые машины, и у него всегда туз в рукаве в виде какого-нибудь хитрого гаджета. И именно таким образом героя стали вдохновляться другие писатели и киноделы. За примерами далеко ходить не надо. Старый сериал про агентов U.N.C.L.E. через своих героев неприкрыто признавался в любви к Бондиане. А комедийные серии фильмов про шпиона Остина Пауэрса и «Напряги извилины» — сами по себе одна большая пародия на фильмы о 007. А сколько было простых и скоротечных оммажей на Бонда во многих других фильмах, даже не счесть.

Джеймс Бонд сам по себе стал брендом, который состоит из уймы маленьких деталей и элементов. Но каждая такая деталь узнаётся без труда. Коронная фраза Бонда при знакомстве («Бонд… Джеймс Бонд») стала настоящей визитной карточкой героя и оказалась в списке величайших киноцитат. Вступительная музыкальная тема Бондианы за авторством Монти Нормана и Джона Барри знакома всем и работает для знакомых с франшизой людей как некий триггер, поскольку стоит её услышать, и сразу начинаешь погружаться в атмосферу интриг, шпионских игр и погонь с обязательным спасением мира в финале. И навскидку я помню еще две-три главные темы из фильмов, которые обладают схожим эффектом погружения.

Гаджеты 007: часы со встроенным лазером, стрелковое оружие в автомобиле, лыжные палки, стреляющие снарядами, микрокомпьютеры, машины-трансформеры с торпедными батареями, фальшивый сосок… всего не перечислить. Да, в какие-то моменты фантазия сценаристов перегибала палку. Что, кстати, высмеивали в «Координатах: Скайфолл». Но после Бонда любой уважающий себя шпион должен превосходить врагов не только умом и силой, но и технологически быть выше.

Актёры, сыгравшие Бонда

Но самое важное во всей истории о 007 — это, конечно же, главный герой. Да, атрибуты, которые были описаны выше — универсальны. Без них Бонд не Бонд. Но за всю историю Бондианы в фильмах снимались разные актёры, каждый из которых приносил в персонажа что-то своё. Шон Коннери был первым, кто примерил на себя образ Бонда, тем самым он установил некие стандарты: каким должен быть герой, как он обязан говорить и вести себя.

Недаром именно образ Коннери многими воспринимается как лучший Бонд всех времён. И тот факт, что Коннери был первым, на чьи плечи пала ответственность по выводу героя со страниц книг на большой экран, только подчёркивает талант актёра. Игра Коннери отражала сразу несколько важных элементов, которые последующие актёры старались перенимать: обаяние и харизма, ореол загадочности, внешний фасад дружелюбия, который скрывает за собой хладнокровие и расчётливость. Фильмы с Коннери выходили в 60-е, и в те годы никто не стремился создавать очень серьёзного и мрачного персонажа. Такой подход мог оттолкнуть зрителей. Но при этом Коннери смог сыграть героя, который, на первый взгляд, слегка легкомысленно относится к происходящему, но на самом деле от него веет опасностью.

Фото: промо к фильму «Доктор Ноу» / MGM

Джордж Лэзенби сыграл Бонда всего один раз, но по иронии судьбы этот фильм очень любят поклонники серии. Лэзенби был первой попыткой сыграть серьёзного, живого Бонда с уклоном в драму. Режиссёр Питер Хант решил откинуть гаджеты и весь этот роковой флёр, который был присущ прошлому образу героя. Тем ещё смешнее тот факт, что Джордж смог получить роль 007 после того, как ударом вырубил постановщика трюков. Такой прямолинейный подход очень понравился продюсерам. Но не в том суть.

Вместо самоуверенного щёголя Коннери на экране появился более мужественный и более очеловеченный Бонд. В нём больше не было озорной искры Коннери, зато теперь в нём была человечность и чувственность. Благодаря этим качествам, сыгранный Лэзенби Бонд нашёл отклик в сердцах зрителей и подарил Бондиане трогательную любовную линию. Новый Бонд испытывал боль, как физическую, так и душевную, его могли ранить, он испытывал страх. Многие критики уже в наше время отмечали, что к Лэзенби в его время отнеслись несправедливо. И, если бы он продолжил играть Бонда, то новые фильмы определённо бы возымели успех. В итоге Лэзенби разругался с руководством студии и больше не снимался, хотя потом признавался, что его отказ от продолжений был ошибкой.

Фото: промо к фильму «На секретной службе её Величества» / MGM

Бонд Роджера Мура ознаменовал эпоху, когда продюсеры старались привнести в Бондиану что-то новое. Но это новое не всегда шло франшизе на пользу. То Бонд сражается с вудуистами, потакая модному течению блэксплойтэйшен (причёски афро и «пимпмобили» прилагаются), то герой отправляется в космос, чтобы остановить злодея, который намерен отравить газом всю планету, то устраивает масштабную кунг-фу битву в «Человеке с золотым пистолетом». И тут получается странная ситуация. С одной стороны, Мур пытался воплотить лучшие черты Коннери на экране — его мимику и движения. С другой стороны, Мур словно был калькой с Коннери, простой репликой, хотя репликой очень талантливой. Он воплотил на экране наиболее лёгкий образ героя: с шутками, саркастичной улыбкой и с некоторой долей самоиронии.

Кадр: «Человек с золотым пистолетом» / MGM

Тимоти Далтон — это Бонд рефлексирующий. Он зрелый, мудрый и склонен к самокопанию. Он далёк от китчевых образов прошлого. Вместо этого Далтон играет настоящее живое оружие, которое точно понимает, зачем он существует. Он служит государству, готов пересекать черту, чтобы выполнить миссию. Герой Далтона словно был каким-то компромиссом между тем, как играли Бонда Коннери и Мур. И именно за счёт этого фильмы с Далтоном публика приняла как очень «осторожные». В них отсутствовал юмор и бесшабашность, что ставило зрителей в ступор. Эксперименты прошлого были радикальными, и теперь студии хотелось вернуться в какое-то прежнее русло, но это возвращение должно было быть неспешным. Но были и те, кому образ нового Бонда пришёлся по душе.

В итоге Далтон создал более реалистичный образ героя: с какими ментальными последствиями столкнётся человек, который убивает на службе у государства, о чём он размышляет, к какому поведению он склонен. Стоит отметить, что такой подход к написанию персонажа более свойственен нашему времени, что впоследствии отмечали уже современные критики. И можно предположить, что такой Бонд просто опережал своё время.

Кадр: «Лицензия на убийство» / MGM

Приход Броснана на «пост» Бонда многие оценили воодушевлённо. Внешне актёр сильно напоминал тот образ, который описывал Флеминг в книгах. Более того, как уже было написано выше, одни из самых заметных контекстных изменений проявили себя именно в пору Броснана. Фильмы нового Бонда отличались умелым балансом между юмором, экшеном и повествованием. Бонд Броснана учитывал ошибки своего предшественника. Он давал то, что зрители хотели — действия. Он задавал необходимое настроение в истории, чтобы фильм смотрелся увлекательно. При этом, Пирсу свойственна и более глубокая психологическая проработка. Броснан принёс баланс между человечностью и тем архетипом, который был в начале пути. К сожалению, последний фильм Бондианы с его участием был разгромлен как зрителями, так и критиками. После чего серии понадобилась перезагрузка.

Постер: «Завтра не умрёт никогда» / MGM

Дэниэл Крэйг и его Бондиана

И вот мы подошли к самому актуальному и моему любимому Бонду — Дэниэлу Крэйгу. Мир Крэйговского Бонда — это наша действительность. Тут всё сложнее жить с парадигмой «свой-чужой». Здесь мир и угрозы, которые в нём таятся, максимально размыты. И вот в таком зыбком мироустройстве живёт новый Бонд. Дэниэл Крэйг сыграл весьма необычного персонажа. С одной стороны, это всё тот же грубый инструмент шпионажа и диверсии. Но теперь этот инструмент глубоко надломлен. За дорогим костюмом и вечно нахально улыбающимся лицом скрывается человек, постоянно испытывающий различные эмоциональные проблемы. Крэйг создаёт нового Бонда, который может ошибаться, и причём иногда очень сильно, его могут переиграть, им могут воспользоваться.

Это всего лишь цифры: «Не время умирать» — конец прекрасной эпохи Дэниэла Крэйга
Обзор долгожданного нового фильма про приключения агента 007 Джеймса Бонда

Новый 007 может по ошибке допустить гибель невинного, либо передать инициативу противнику. Если Коннери играл «инструмент», которому такая роль нравится, а Далтон играл «инструмент», который устал, то Крэйг играет «инструмент», который от своего бремени страдает. Он ищет утешения в мимолётно встреченных женщинах. Он ищет родительской любви и поддержки в «М». Он пытается сохранять хладнокровие и стойко встречать новые вызовы, но тем и прекрасна серия фильмов с Крэйгом — мы видим, как со временем он стареет. Он уже не так быстр и силён, по его следу уже идут молодые. Он уже который раз пытается уйти в отставку, либо воспользоваться обстоятельствами своей «смерти».

Бонд Крэйга инфантилен, склонен к необдуманному риску. Он представляет собой образ сбежавшего из дома ребёнка, который пустился во все тяжкие, не признает авторитетов и имеет склонность к разрушению всего, что его окружает. И именно всё это в купе с грубым и в какой-то мере неотёсанным очарованием делает из Крэйга восхитительный пример отлично прописанного персонажа, за которым одно удовольствие наблюдать.

Каким будет следующий Бонд?

В заключение я хотел порассуждать о том, каким может быть следующий Бонд? Благо, повод для такого размышления есть — новый фильм о 007 будет последним с Дэниэлом Крейгом в главной роли. В процессе написания статьи удалось в сжатом формате посмотреть, как Джеймс Бонд изменился, как он следовал трендам или задавал их. Как менялись актёры и чем отличались.

Но чем больше я писал о различиях, тем больше понимал, что дух Бонда за все эти годы не сильно менялся. Основные темы произведений преобразовывались, адаптировались под новые реалии, но оставались прежними. Персонажу добавляли новые детали, обогащали его внутренний мир, детально прописывали характер. Но его фундамент всегда оставался нерушимым.

В процессе промо-кампании нового фильма Дэниэл Крэйг и продюсер фильмов о Бонде Барбара Брокколи высказались, что есть незыблемые элементы франшизы, которые в ближайшем будущем вряд ли изменятся. Вероятно, будущий Бонд всё также будет отражать нашу действительность, хоть и сменятся его враги. Но можно быть уверенным, что элегантный смокинг, вальтер и очаровательный герой снова будут радовать зрителя, как и в 1962 году.

Понятно