Как «Семейка Аддамс» превратилась из эталона в пресное кино

Наталья Лобачёва

В российский прокат 14 октября выходит «Семейка Аддамс: Горящий тур» (The Addams Family 2) от режиссёра первой части и «Полного расколбаса» Грега Тирнана. Попытка реанимировать загробную историю разочаровала нас своей пресностью и поверхностью — почти вековой опыт экранизаций «Семейки» ничего не подсказал авторам. После просмотра сиквела мы решили разобраться, чем подкупали предыдущие истории Аддамсов и чего не хватило анимационной серии Тирнана.

Аддамсы на улице Вязов

Американскому художнику Чарльзу Аддамсу было по душе всё мрачное: он жил на улице Вязов в доме викторианской эпохи. В детстве будущий художник боялся духов, мертвецов и призраков, а чтобы преодолеть страх, часто ходил на пресвитерианское кладбище.

Вестфилд, 1938 год. Чарльз Аддамс рисует тогда ещё безымянную семейку для журнала The New Yorker, мечтая однажды проснуться знаменитым. В одном из первых выпусков будущая Мортиша встречает в холле продавца пылесосов, а человек-шкаф на заднем фоне (прототип Ларча) бездумно наблюдает за ними. На протяжении полувека художник будет создавать всё новые и новые истории, придумает персонажам имена (например, Мортиша означает «смерть» и «гробовщик») и застанет первые экранизации своего детища.

The Addams Family / Комиксы Чарльза Аддамса

В 1964 году вышел первый телесериал о семейке, задавший тон и планку дальнейшим интерпретациям: отличный актёрский состав — Джон Эстин (Гомес), Кэролин Джонс (Мортиша), Джеки Куган (дядя Фестер) — выразительно раскрыл героев и их парадоксальное сходство с типичными американскими семьями. После двух сезонов шоу закрыли, и вернулись персонажи только в 1991 году — уже в формате полнометражки.

Аддамсы Зонненфельда

Старый звёздный состав сменился не менее удачным новым: Кристофер Ллойд сыграл пропавшего Фестера, Рауль Хулиа — Гомеса, а Анжелика Хьюстон — Мортишу. На место режиссёра «Семейки Аддамс» претендовали тогда многие: среди них был и Тим Бёртон, мастер мрака, который в будущем ещё расскажет свою историю Аддамсов. Но тогда, в 1991 году, проект отдали Барри Зонненфельду. Он же ещё через два года снял продолжение — «Ценности семейки Аддамс».

Все три проекта были едины во мнении, какими должны быть Аддамсы. Семейка на первый взгляд казалась странной: детские игры с топорами и виселицами, праздники на кладбищах и высокий болевой порог. Эту семейку невозможно было убить: Фестер проглатывал ножи и выживал в ванной с включенным магнитофоном. Уэнсдей не раз сажала Пагсли на электрический стул без особых последствий. Из-за таких развлечений Аддамсов считали странными, но если углубиться в их философию, они во многом всегда обгоняли другие семьи.

Герои никогда не стеснялись своих интересов и образа жизни, ценили общие традиции и не навязывали другим свои взгляды. Мортиша и Гомес относились к детям как к взрослым, не контролировали каждый их шаг и уважали личное пространство. Поэтому и Уэнсдей с Пагсли свободно отстаивали свои права и желания как в разговорах с родителями, так и с незнакомцами. Герои и проводили время вместе, и могли спокойно побыть в одиночестве — никаких условий и обид. Сложно вспомнить эпизод, где Мортишу бы что-то вывело из себя или Гомес наказал кого-то из детей. Всё решалось через диалог и внимание друг к другу. Мама Мортиши, которая жила вместе с семьёй, не вмешивалась в воспитание детей или отношения дочери с Гомесом — никакого контроля или манипуляций.

Получается, Аддамсы — идеальная семейка с правильно выстроенными личными границами каждого из её членов. Они живут в своё удовольствие, не навязывают соседям свои идеи и не осуждают; при этом, в случае опасности герои быстро сплочаются. Обычно же нам, наоборот, показывают проблемные семьи, у которых только с виду всё хорошо.

The Addams Family Values / Paramount Pictures

Главный конфликт в обеих полнометражках строился на угрозе извне: в «Семейке Аддамс» это было непонятное возвращение Фестера. Знакомый Гомеса, знающий о богатствах героя, решает подослать похожего на брата Гомеса мужчину. Он должен был втереться в доверие, а потом украсть всё накопленное Аддамсами. Во втором фильме за деньгами семейки охотилась Дебби Джелински (Джоан Кьюсак), няня для Уэнсдей, Пагсли и новорождённого сына. Она отправила детей в лагерь, а сама вскружила Фестеру голову — как однажды он сделал с Аддамсами. В обоих фильмах герои не искали ответа за пределами своей семьи: наоборот, они сближались, из-за чего проблемы одного персонажа становились общими.

Взаимодействие с другими людьми им было не так уж интересно: Уэнсдей явно чувствовала себя выше остальных детей в лагере. Воспитанная в семье со здоровыми отношениями друг к другу, она не опускалась до уровня местных задир. Но при необходимости герои были готовы принять в семью не похожих на них людей: так в начале фильма Мортиша и Гомес искренне верили, что у Дебби с Фестером всё получится.

Что-то пошло не так

Сериал «Новая семейка Аддамс» 1998-1999 годов, который транслировали в России по СТС, пытался довести характеры героев до пика. Вышло не очень: Гомес походил на сумасшедшего, Мортиша стала более кроткой, а Уэнсдей пыталась выглядеть «нормальной». Шоу получилось слабоватым, но стало неплохим стартом для погружения во вселенную Аддамсов. Не самым лучшим решением было снимать и третью часть полнометражной истории «Воссоединение семейки Аддамс», где герои превратились в обычных людей, которых Фестер определил по колдовской книге как больных (но излечимых).

Спустя двадцать лет выходит уже новая «Новая семейка Аддамс», но в анимационном формате от Грега Тирнана. Визуально семья копирует героев из комиксов Чарльза Аддамса, остальной же мир мультфильма показан в приторных розовых тонах. Также авторы хорошо подмечают детали вроде домашнего льва или обстановки в доме. Первая часть концентрировалась на проблемах Уэнсдей и Пагсли: дочь начинает сомневаться, что она действительно любит весь этот мрак Аддамсов. Её брату же предстоит станцевать мазурку на семейном вечере, что даётся на репетициях нелегко.

«Новая семейка Аддамс» / MGM

Тогда авторы не внесли ничего нового в известную историю: мультфильм получился довольно стерильным и рассказывал о банальном столкновении обычных людей и «не таких, как все». Через Уэнсдей создатели пытались рассказать историю самоидентификации, но вышло тогда поверхностно — этакий подростковый бунт, из-за которого взрослые её не понимали. Но Аддамсы всегда и славились полным принятием друг друга и честным диалогом: это заметно по прошлым экранизациям. Тут же между героями появилось натяжение, которое не спадало и в сиквеле.

Горящий сиквел

«Семейка Аддамс: Горящий тур» рассказывает о роуд-трипе героев, в который они отправляются не просто так. Уэнсдей погружается в науку, но не отличается на школьном конкурсе: тогда во имя дружбы награждают всех участников. Героиня пропускает совместные ужины, и Гомес решается наладить отношения с дочерью, а заодно попутешествовать. Изначально мотивация кажется нелогичной и слабой: во-первых, в семье, где всё решалось диалогом, вдруг этого самого диалога и нет. Во-вторых, после просмотра «Митчеллов против машин» повод Гомеса выглядит неправдоподобно. В мультфильме от Netflix ситуация была действительно накалена: у Рика с Кэйти всю жизнь были сложности во взаимопонимании. Проблему можно было откладывать, но тут дочь собралась на учёбу в другой город. Там совместная поездка выглядела спонтанным, но логичным ходом — такой последней попыткой отца поговорить с дочерью. У Аддамсов же конфликт выглядит надуманным, а ситуация с Уэнсдей решается за один разговор.

На протяжении всего мультфильма сюжет концентрируется только на Уэнсдей. Это она то отдаляется, то сближается, остальные же герои не привлекают особого внимания. Из мрачных персонажей с колдовскими замашками они часто превращаются в безвольных и беззащитных. Вместо диалога и личных границ — гробовое молчание и робость. Авторы действительно постарались и сохранили визуал оригинальных комиксов, только вот забыли про характеры и сюжет.

Анимационные экранизации «Семейки» пытались выпускать и в 1973 году, и в 1992-ом. Оба раза проекты сворачивали: Аддамсы выглядели примитивно, а сериалы были рассчитаны на детскую аудиторию. С новыми мультфильмами происходит то же самое: сюжетно нам рассказывают истории, которых сегодня в анимации полно. Сейчас авторы пытаются запрыгнуть в повестку, говорить о внутренних метаниях, пропасти между поколениями и проблемами коммуникации, когда истинные Аддамсы ещё в прошлом веке все эти вопросы решали. Этим они отличались и покоряли. Сегодняшние экранизации рушат всю магию мрачной семейки, не давая ничего исключительного зрителю.

В следующем году выйдет сериал про Уэнсдей от Тима Бёртона. Верим в режиссёра и надеемся, что новый проект не станет ещё одним пятном на истории Аддамсов. Их там уже предостаточно.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно