Всё ещё круто: 20 лет трилогии «Властелин колец»

Иван Афанасьев

Российские зрители 15, 22 и 29 апреля смогут увидеть все три части «Властелина колец» Питера Джексона в отреставрированной версии, да ещё и на экранах IMAX. Удивительно, как эта трилогия даже в 2021 году остаётся настолько востребованной. Кинохоббит Иван Афанасьев почесал шёрстку на пятках и выдал пять причин, почему по сей день «Властелин колец» смотрится выигрышно, несмотря на 20-летний возраст.

Примерно с полгода назад я с удовольствием пересмотрел все режиссёрские версии трилогии по Толкину. Больше всего поражало то, что фильм не просто не устарел, но смотрится ещё более мощно, чем раньше. О банальных вещах вроде увлекательной истории, идеальной драматургии, эпичных схваток и любимых персонажей говорить смысла не вижу. Интереснее разобраться, как это всё работает и почему до сих пор у фильмов Питера Джексона нет конкурентов.

Кадр из трилогии «Властелин колец» / New Line Cinema

Баланс

Чаще всего напыщенные волшебники/супергерои/спасители мира и противостоящие им злодеи, изъясняющиеся языком, которому не хватает разве что брошенных друг в друга перчаток, выглядят смешно и нелепо. И главное – в таких персонажей просто-напросто не веришь, если только это не классические «Звёздные войны», возвышенную интонацию которых мы впитали с молоком мастера Йоды. «Властелин колец» умудрился найти идеальный баланс между пафосом и какими-то совершенно бытовыми вещами. Вспомните, например, первую встречу с Гэндальфом: могущественный волшебник пускает колечки из дыма и веселит детей-хоббитов фейерверками. Зато потом показывает себя в полной мере, вежливо, но решительно потребовав Бильбо отдать ему кольцо. И так во всём.

Концепция

Хочется противопоставить здесь «Властелину колец» один фильм, который наверняка сейчас вообще мало кто вспомнит – «Эрагон», фэнтези про дружбу 17-летнего парня и дракона по серии книг Кристофера Паолини. В нём не было ничего, кроме, собственно, сказочных героев и сражений. Во «Властелине колец», как пример, силы добра вверяют своё будущее в руки пары хоббитов, один из которых вечно борется с искушением – т.е., можно сказать, что это кино про веру и борьбу с первородным грехом. Библейские подтексты – штука очень удобная, ведь они часто основаны на общечеловеческих ценностях. С помощью них определённые смысловые пласты впитываются куда эффективнее, а главное – не навязчиво, если, конечно, речь не идёт про российский фильм «Викинг».

Кадр из трилогии «Властелин колец» / New Line Cinema

Юмор

Честно говоря, «Хоббита» было очень сложно воспринимать (говорю, как человек, все три части смотревший в кино) именно из-за его непрошибаемой серьёзности. Безусловно, какие-то шутки и гэги там были, но попробуй сейчас вспомни хоть одного персонажа, который не разговаривает так, будто лимонов в рот набрал. Во «Властелине колец» были отличные юморные эпизоды: начиная с озорной парочки Мерри и Пиппина и заканчивая слегка нелепой местами, но очень трогательной смелостью гнома Гимли. Это гораздо важнее, чем может показаться: даже в такой мрачной вселенной люди (хоббиты, эльфы, гномы, даже орки) не могут жить без какой-то радости – как не может и зритель.

Индивидуальность героев

В том же «Хоббите» молодого Бильбо сопровождала компания гномов – можете ли вы сейчас вспомнить отличительные черты хотя бы одного из них, за исключением, может, Торина Дубощита? Вот и я нет. Во «Властелине колец» каждый герой – совершенно особенный, и зрителю всегда есть, к кому «прибиться» в компании Братства кольца: к благородному ли Арагорну, к идеалисту Леголасу, к мудрецу Гэндальфу, к ворчливому весельчаку Гимли (мой фаворит). И главное – до сих пор не могу вспомнить фильм, в котором герои настолько врезаются в память и обладают такой яркой индивидуальностью. Даже когда Боромир погибает от стрел орков, мы помним его в разговорах с отцом Дэнетором – ведь у этого персонажа были характер, история и своя трагедия.

Реалистичность

Понятное дело, что сейчас в принципе редко кто станет заморачиваться и строить целые города, как, например, с Хельмовой Падью – можно всё докрутить компьютерной графикой. Но тут речь скорее в целом об уровне натуралистичности происходящего, например, о трюках в фильме – вспомните, как Леголас ехал по ступенькам на щите, стреляя из лука. Огромное количество материалов о съёмках фильма убеждают в том, что всё это – результат огромного ручного (или ножного) труда, и это впечатляет. И вспомните, как обратный пример, сцену с тем же Леголасом в «Пустоши Смауга», когда он скачет по бочкам на реке. Мягко говоря, две большие разницы, во что верить!

Кадр из трилогии «Властелин колец» / New Line Cinema

Короче говоря, «Властелин колец» – лучшая иллюстрация того, что раньше деревья (или энты) действительно были больше, эльфийский хлеб слаще, а блокбастеры – изобретательнее. Энергетика всех трёх фильмов чувствуется до сих пор; не знаю как вы, а я побегу на все три части в IMAX, хотя и не люблю этот формат. Потому что лучше повода для похода в кино, чем этот, просто не придумать. А уж если вы вдруг, по каким-то неведомым причинам, до сих пор не видели хотя бы один фильм трилогии, то поделитесь, пожалуйста, кусочком вашей девственно чистой памяти.

Кинокритик и киновед, чуть-чуть сценарист. Обожаю триллеры и хорроры не меньше, чем сложное фестивальное кино.

Понятно