Одержимость и поколенческая травма во втором сезоне «Отмены» от создателей «Коня БоДжека»

Одержимость и поколенческая травма во втором сезоне «Отмены» от создателей «Коня БоДжека»

Артём Нечаев
Вконтакте

В конце апреля по-тихому вышел второй сезон мультсериала «Отмена», созданный Кейт Парди и автором «Коня БоДжека» Рафаэлем Бобом-Ваксбергом. Первый сезон хоть и привлёк к себе внимание интернета, но всё равно прошёл как-то тихо. А сериал-то, между прочим, великий, глубокий и способный изменить ваш взгляд на реальность. Или на семью, если уж говорить о втором сезоне.

В центре истории — всё та же Альма, но сама история теперь другая. Первый сезон фокусировался на психическом заболевании героини (шизофрении) или же на её сверхъестественных способностях и возможности заглянуть за кулисы Вселенной. Чёткого ответа, реально ли то, что видит Альма, мы так и не получили (во втором сезоне в том числе) — сериал как раз размышлял о дуализме этого вопроса. Но не будем пересказывать, у нас про это есть отдельный текст. Там же мы подробно рассказали про технику ротоскопинга, в которой анимирована «Отмена».

Без вывода. Как «Отмена» от создателей «БоДжека» отменяет реальность
Боб-Ваксберг снова удивляет. Сначала мы убедим вас посмотреть его новый сериал, а потом попробуем разобраться, что же он хотел им сказать.

Дальше будут спойлеры к первому сезону и минимальные — ко второму. Если вы вообще не смотрели «Отмену», рекомендуем не читать дальше и идти исправляться.

Кадр из сериала «Отмена» / Amazon

Второй сезон начинается будто с чистого листа — Альма успешно переписала свой таймлайн и воскресила отца (к чему стремилась весь первый сезон). Точнее, мы всё ещё не знаем, реальны ли её приключения, но для удобства условимся, что реальны. Теперь у неё другая жизнь — она преподаёт, не показывает признаков шизофрении, не замужем и тд. Она же как-никак переписала историю, так что всё поменялось кардинально. Как и основная тема сериала: теперь он не про ментальные заболевания, а про поколенческую травму.

Для тех, кто не знаком с концепцией: поколенческая травма — это какая-то психологическая проблема (фобия, пагубный паттерн, вредная привычка и т.д.), передающаяся из поколения в поколение. Эта штука в том или ином виде есть в каждой семье, только масштабы разные — некоторые её просто не замечают. И второй сезон «Отмены» наглядно демонстрирует, как работает поколенческая травма, как её выявить и, возможно, исправить.

Кадр из сериала «Отмена» / Amazon

Сюжет теперь крутится вокруг мамы Альмы Камилы и бабушки Джеральдин (они по разным линиям, если что). Вместе с сестрой Беккой главная героиня пытается выяснить, что скрывает их мать. Красных флажков достаточно: странные денежные переводы, звонки за границу, споры с таинственными мужчинами и т.д. Подозрения сестёр оправданы, но они даже не догадываются, какие откровения их ждут.

Чтобы сильно не спойлерить: выясняется, что причиной скрытности Камилы стало плохое решение, которое она приняла по совету своей тёщи Джеральдин. И этот совет оказался пагубным как раз из-за детской травмы бабушки. Вот она, вскрылась поколенческая травма: Джеральдин попала в передрягу и сформировала у себя плохой психический паттерн, которому потом посоветовала следовать жене сына, которая потом своей скрытностью чуть не погубила семью. Одна ментальная загвоздка в жизни Джеральдин — и вот, три страдающих поколения в результате.

Кадр из сериала «Отмена» / Amazon

«Отмена» не просто показывает поколенческую драму, а даёт алгоритм, как её проработать. Альма с сестрой очень последовательно расследуют скрытность матери, как в детективе. Нашли корень этой проблемы, но он на самом деле произрастал из другого корня (по корню на поколение!) — и так по ветвям истории они спустились к самой сути, переломному моменту, который пустил трещину по всей семье. Ситуации бывают разные, но механизм разбора поколенческой травмы прост и универсален: её надо распутывать, как клубок.

Встаёт вопрос: а как её решать? Особенно если у вас нет способностей по переписыванию истории, как у Альмы. Ответ на этот вопрос — главная мысль всего сериала. И он тоже до боли прост: а её не надо решать. Альма, например, стала одержимой поиском способа вылечить семью. Для неё это стало зависимостью — она понимает, что способна всё исправить, поэтому не остановится ни перед чем. И в целом, если бы не эта одержимость Альмы, никакого хэппи энда не было бы.

Кадр из сериала «Отмена» / Amazon

Примерно то же самое было в игре Hades: сын бога мёртвых Аида с большим напором пытался вылечить раны Олимпийской семьи и ни перед чем не отступал. И именно поэтому в итоге ему удалось распутать клубок и воссоединить богов.

Как игра Hades поможет вам разобраться в отношениях с семьей
Трёхуровневый взгляд на проблему отцов и детей, бессмысленная борьба за лидерство в семье, сложные отношения между братьями и потерянные родственники.

«Отмена» делает вывод: решать не надо, надо принимать. Принимать себя, принимать свои проблемы, принимать проблемы своих предков. Джеральдин излечилась благодаря не фантастическому переписыванию времени, а реальному чувству принятия и послудеющей работы над собой. Альма в итоге точно так же излечилась от своих траблов, приняв себя в старом таймлайне. Фишка поколенческих травм в том, что корни уходят слишком глубоко и выкорчевать дерево практически невозможно. Поэтому остаётся только одно: дать ему расти дальше и ухаживать за ним всеми силами, чтобы не пришлось страдать следующим поколениям.

Смотрю мультики и играю в игры по работе. Иногда даже пишу о них.

Читайте ещё
Понятно