Интервью с группой «Сироткин» — о популярных песнях, «Добром злом» и планах на новый EP

Интервью с группой «Сироткин» — о популярных песнях, «Добром злом» и планах на новый EP

Наталья Лобачёва

Нам оказалось мало блиц-интервью с ребятами из группы «Сироткин» на фестивале «Дикая мята». Мы ещё раз встретились с музыкантами и обсудили, как из выдуманных на ходу мелодий рождаются песни, почему детство — постоянный лейтмотив в их альбомах и что ждать от грядущего EP. Не все участники пришли на фан-встречу, но нам удалось пообщаться с солистом группы Серёжей Сироткиным, гитаристом Максимом Макарычевым и барабанщиком Димой Ерошиным.

Вот они слева направо: гитарист Максим Макарычев, солист Серёжа Сироткин, барабанщик Дима Ерошин. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— На фестивале «Дикая мята» вы играли песню, где были следующие строчки: «По ночам я слышу больше, чем ты можешь рассказать, только море не ответит, кто я, да откуда морю знать». Нам стоит ждать новый альбом?

Серёжа: Это новая песня, да. Сейчас мы играем на концертах её и ещё одну, чтобы лучше прочувствовать и понять, что стоит поменять. Они пока не вышли, и непонятно, когда мы их выпустим. Точнее, мне понятно, но мы никому не расскажем. Планируем в этом году.

— Хорошо. Тогда перейдём к вашему коллективу. Расскажите, как сформировался тот состав, каким вы играете сейчас? Изначально ведь ты, Серёжа, всем один занимался?

Серёжа: Всё началось в 2015 году, когда я начал записывать треки дома на ноутбуке и выкладывать их во «ВКонтакте». Я часто рассылал свои песни по инди-пабликам, и по одной из публикаций на меня вышел Влад Хайдуров, наш клавишник, с предложением вместе сыграть. Так сольный проект превратился в небольшую, но группу. Позже к нам присоединился барабанщик Андрей Канушин, который сейчас с нами не играет. А потом пришёл нынешний бас-гитарист Вадим Беликов.

Дима: В марте 2019 года ребята пригласили меня в группу, и наше первое совместное выступление было на «Урганте» с песней «Выше домов». Провели пробную репетицию, меня утвердили, после чего мы начали готовиться к съёмкам в программе: на протяжении трёх часов играли одну и ту же песню. Потом мы выступали в питерском ДК им. И. И. Газа, а в клубе RED у нас прошёл первый потрясающий сольник уже с Максимом.

Максим: Да, у меня не получилось сыграть с ребятами в Санкт-Петербурге: в этот же день был концерт On-The-Go. Выступая в RED, я ещё не знал, останусь ли в коллективе. Но на концерте фотограф захотел сделать совместный кадр со всеми участниками группы, и меня позвали. Думаю, это был ключевой фактор меня оставить! (Смеётся.) На самом деле, мы с Серёжей ещё в 2016 году пробовали вместе работать над аранжировками, но они выходили у меня очень тёмные и сложные. Тогда записать песню не получилось, и мы замяли эту историю. А в 2019 году Серёжа пригласил меня в группу.

Серёжа: Да, с тех пор и не расстаёмся.

Серёжа Сироткин. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— Параллельно с «Сироткиным» ты, Максим, играешь в On-The-Go, а Дима — в «Андреграунде». Вы скорее привносите собственный стиль в звучание разных проектов или, наоборот, каждый из них рассматриваете как челлендж?

Максим: Думаю, и то, и другое. В двух группах исходный материал очень разный: здесь песни пишет Серёжа, в On-The-Go этим занимается Юра. Поэтому мой набор навыков пригождается везде по-своему.

Дима: Да, Макс точно отметил, к разной музыке требуется определённый подход: например, в «Сироткине» достаточно мягкий звук барабанов, который важно не испортить. Но, думаю, со стороны всё равно можно узнать, кто играет — всё-таки у каждого из нас уже сформировался свой стиль.

— Часто в коллективах у сотрудников по две должности: официальная и «бэк», скажем так. Например, кто-то берёт на себя организацию ивентов или выступает тамадой. Есть ли у вашей группы такая бэк-сторона?

Серёжа: Каких-то конкретных обязанностей ни у кого из нас нет, но, например, Влад работает ещё и в видеопроизводстве, поэтому он обычно отвечает за монтаж и режиссуру подобного контента — Влад лучше всех эту часть контролирует. В остальном мы распределяем задачи по мере загруженности.

— Как раз хотела у Влада уточнить, не хотелось ли ему срежиссировать клип для группы?

Серёжа: Мы это как-то обсуждали, но пока у нас вышло два лирик-видео на песни «Навсегда» и «Планы на это лето». Мне в целом нравится такой подход: замыкать многие задачи внутри коллектива. Пусть результат не будет выглядеть глянцево и профессионально, зато в нём больше будет нас самих.

— Как вы относитесь к своим популярным трекам? Некоторым исполнителям не нравится их играть по кругу, кто-то принципиально отказывается. А у вас какие отношения с той же песней «Бейся, сердце»?

Максим: Сейчас самые известные наши песни — это как раз «Бейся, сердце» и «Выше домов». В их создании я не чувствовал, но они мне безумно нравятся, люблю их играть. Не всегда понимаю, когда кто-то из ребят говорит: «Ой, это старая песня, давайте не будем её исполнять». Плюс, мы довольно быстро пишем новые треки, поэтому есть возможность взять на концерт как что-то из старенького, так и новое.

Серёжа: Кстати о популярных песнях! Вчера узнал, что во «ВКонтакте» у нас главный хит уже несколько месяцев — «Планы на это лето». Видимо, потому что лето… (Смеётся.) Я всегда радуюсь таким изменениям в общем топе, мне нравится вживую играть новые песни; плюс, многие из них написаны так, чтобы нам самим было максимально комфортно их исполнять. И «Планам» я очень рад — сильно их полюбил за последнее время. Здорово, что слушатели разделяют это.

— Кажется, ваш главный хит из альбома «Добрый злой» — это песня «К водопадам».

Серёжа: Да! Впервые мы не угадали фокус-трек, который будут больше всего слушать. До этого все наши ставки на EP срабатывали, а «К водопадам» оказалась сюрпризом.

Максим Макарычев. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— До «Доброго злого» ваши EP не повторяли названий треков. Почему тут решили поступить иначе?

Серёжа: Мы придумали название песни совершенно случайно: обычно я очень долго пишу тексты дома, а тут мы вместе с Максом дорабатывали припев. И он сказал: «Блин, было бы здорово с чем-то срифмовать “Помири меня с собой”». И мне моментально в голову пришёл «Добрый злой». Мы оба кайфанули, что это так быстро и случайно сложилось, решили этой строчкой назвать и трек, и сам EP. А ещё на правом наушнике у нас написано «добрый», на левом — «злой». Мы их всегда на концерты надеваем. Теперь в планах судиться с группой «Добрый злой», которая появилась за лет пять до нашей песни и украла название (смеётся).

— Вы распределяете песни в альбоме или ставите их в хаотичном порядке?

Макс: Распределяем, как и когда составляем сет-листы на концерты: определяем, с чего хотелось бы начать, ведь не каждой песней можно открывать выступление. Например, «Добрый злой» — довольно сложный и тёмный трек, обычно мы начинаем с «Героев», потому что они… А почему, кстати, Серёг, мы с них начинаем? (Смеётся.)

Серёжа: Их достаточно легко играть. Первая песня важна не только для слушателей, но и для нас самих, чтобы привыкнуть к сцене и настроиться. Сет-лист также зависит от формата концерта: если это фестиваль, неплохо понимать, кто играет до тебя, чтобы сохранить настроение аудитории. Как-то мы выступали после Владимира Преснякова, который в самом конце сыграл все свои энергичные хиты. Было непросто выйти группе, которую мало кто в зале слушает.

В альбоме первая песня производит сильное впечатление: от неё зависит, дослушает ли человек весь EP до конца. Поэтому ближе к началу мы всегда ставим треки, которые особенно хотим донести до аудитории.

— Я так понимаю, сначала Серёжа один писал музыку, но всё изменилось с приходом Максима в коллектив. Расскажите, как теперь строится ваш музыкальный процесс? Вы чаще соглашаетесь друг с другом, уступаете или дерётесь?

Серёжа: В основном да, мы пишем музыку вдвоём, порой Дима к нам приезжает, помогает с барабанными партиями. До драк пока не доходило… (Смеётся.)

Максим: Мы не ругались ни разу… пока что… У нас проблема в другом: мы часто договариваем фразы друг за другом и понимаем, что так никто не привносит чего-то нового, мы просто повторяемся.

— Но тексты Серёжи вы не редактируете?

Серёжа: Нет, это не так. Я стараюсь периодически показывать наброски: когда я пишу, часто замыкаюсь в собственном впечатлении и не понимаю, что мне нравится на самом деле, а что — нет. Подсказки и комментарии Максима и Карлы, моей жены, очень помогают мне развиваться и двигаться дальше. Но сейчас мы готовим песню, которую написал Максим!

— Это вы тоже не расскажете, так?

Все вместе: Само собой! (Смеются.)

Максим: Когда я только пришёл в группу, мне было сложно участвовать в написании текстов — я в этом совершенно не разбирался. Как-то раз я сходил на серёжину лекцию в Moscow Music School и теперь думаю, что я многое умею и знаю (смеётся). Так вышло, что вся моя семья уехала в отпуск на две недели, появилось много свободного времени, и одним утром я решил сочинить песню уже на готовую мелодию. Когда я начал её писать и припевать, возникло ощущение, как будто это Серёжа написал и спел — я так привык к его текстам и идеям! На репетиции я показал ему текст, на что он ответил: «Не нужно ничего менять, давай возьмём в работу».

— Получается, эта песня выйдет в том же EP, что и песня про море? Какой будет EP по настроению?

Серёжа: Мы хотим переплести простую рутину с магией, серьёзные вещи — с детским взглядом на мир. Подробнее пока не можем рассказать. Сами послушаете!

Дима Ерошин. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— Напеваете ли вы выдуманные песни, мелодии и рождаются ли из них ваши треки, которые вы потом выпускаете?

Дима: Если приходит какое-то ритмическое решение в голову, я обычно сразу сажусь за инструмент и записываю его. По-другому редко выходит что-то сочинить.

Серёжа: Я целенаправленно так делаю — редко получается писать просто для удовольствия. Не то чтобы я себя заставляю или сижу часами с гитарой — скорее постоянно кручу в голове какие-то строчки. Это часть рабочего процесса. Например, песня «Бейся, сердце» появилась, когда я лежал в кровати, засыпал и что-то напевал. В голове родилась мелодия, я промычал её на диктофон и с утра вернулся к записи. Мне кажется, так чаще всего и рождаются самые яркие песни: такая выдуманная мелодия ни на чём не завязана, она сама по себе. И если тебе через время хочется к ней вернуться — это уже важный маркер. По-другому, к сожалению, у меня не получаются ни тексты, ни музыка.

Максим: Да, у меня куча записей на диктофоне! Я часто напеваю мелодии, но, кажется, ещё ни разу их не использовал.

— У меня сложилось впечатление, что ваш лирический герой — довольно ранимый, но открытый к чувствам и впечатлениям человек. А каким вы его видите? С чем вы с ним похожи?

Серёжа: Для меня нет разделения между нами и лирическим героем. В альбоме «Добрый злой» мы пробовали с ним заигрывать, притвориться кем-то, кем мы не являемся на самом деле.

Максим: Серёжа даже надел кожаную куртку!

Серёжа: Да! (Смеётся.) В основе наших песен — то, что нас трогает, и мы надеемся, что тронет наших слушателей. Петь и играть о том, что нам важно, — единственное правило, которого мы придерживаемся в музыке.

Вообще классно петь от имени лирического героя, это убирает стеснение. Когда ты говоришь о себе, ты всё время контролируешь, что можно сказать, а о чём лучше промолчать. Когда ты высказываешься от чужого имени, гораздо проще раскрыться. Или когда ты пишешь не для себя: мы как-то писали песни для других исполнителей, и это оказалось намного проще, чем работать над своими текстами. Меньше ответственности, больше интереса из-за того, что не ты будешь петь. Хочется этой лёгкости добиваться и в нашей группе. Но одну из песен мы всё-таки не смогли отдать.

— Это какую?

Серёжа: «С самых высоких скал». Мы писали её не для себя, но потом моя жена запретила её отдавать…

— В 2015 году ты, Серёжа, писал к релизу Challenger: «Я собрался с силами, посильнее сжал ноутбук и гитару и записал EP, за который мне не стыдно. Я ставил его котам, и они были в восторге, ставил девушке, и она стала моей невестой». Меняли ли последующие релизы вашу жизнь?

Серёжа: Первый релиз, конечно, сильнее всего влияет на твою жизнь. До него ничего не существовало, а здесь появился проект, всё сложилось в конкретную идею. Мне очень нравится, что мы развиваемся в спокойном темпе: на нас не сваливалась внезапно слава, которая могла бы сорвать крышу. Это делает нашу жизнь легче. Выпуская альбом, мы считаем лайки, читаем комментарии и через два дня садимся за новые песни.

Максим: Я живу в музыкальном цикле: сочинение песен, запись, репетиции, концерты. С каждым таким циклом ты должен удивить, порадовать себя, группу и, желательно, слушателей. Никаких резких скачков не происходит.

— В одном из интервью ты, Серёжа, говорил, что часто берёшь вдохновение из своих детских воспоминаний. Изменилось ли это сейчас?

Серёжа: Всё по-прежнему: мне очень нравится мысленно и чувственно возвращаться в детство. Там у тебя максимально тонкая кожа — и в прямом, и в переносном смысле. Всё, что ты видишь и ощущаешь впервые, очень сильно тебя трогает. Сейчас я возвращаюсь к тому времени, чтобы прочувствовать прежние эмоции заново. Будучи 34-летним человеком, достаточно сложно чему-то удивляться, во что-то эмоционально вовлекаться так же сильно, как раньше. В окружающем сегодня мире мне сложно находить вдохновение, поэтому детство — постоянный лейтмотив в моих песнях.

Блиц-интервью с группой «Сироткин» на «Дикой Мяте. Violet». О планах на это лето, «Сейлор Мун» и взрослении
И, конечно, участники группы рассказали, кем бы они стали, будь они посмелей.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Tolstoy Comments
Читайте ещё
Рекомендуем
Популярное
Понятно
https://media.2x2tv.ru/intierviu-sirotkin/
Интервью с группой «Сироткин» — о популярных песнях, «Добром злом» и планах на новый EP
Интервью с группой «Сироткин» — о популярных песнях, «Добром злом» и планах на новый EP
«Петь и играть о том, что нам важно, — единственное правило, которого мы придерживаемся в музыке»
Музыка
2022-07-06T13:07
2022-07-08T14:07
Музыка
https://media.2x2tv.ru/content/images/2022/07/-----------1.jpg
1440
1440
true
1440
1080
true
1440
810
true

Нам оказалось мало блиц-интервью с ребятами из группы «Сироткин» на фестивале «Дикая мята». Мы ещё раз встретились с музыкантами и обсудили, как из выдуманных на ходу мелодий рождаются песни, почему детство — постоянный лейтмотив в их альбомах и что ждать от грядущего EP. Не все участники пришли на фан-встречу, но нам удалось пообщаться с солистом группы Серёжей Сироткиным, гитаристом Максимом Макарычевым и барабанщиком Димой Ерошиным.

Вот они слева направо: гитарист Максим Макарычев, солист Серёжа Сироткин, барабанщик Дима Ерошин. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— На фестивале «Дикая мята» вы играли песню, где были следующие строчки: «По ночам я слышу больше, чем ты можешь рассказать, только море не ответит, кто я, да откуда морю знать». Нам стоит ждать новый альбом?

Серёжа: Это новая песня, да. Сейчас мы играем на концертах её и ещё одну, чтобы лучше прочувствовать и понять, что стоит поменять. Они пока не вышли, и непонятно, когда мы их выпустим. Точнее, мне понятно, но мы никому не расскажем. Планируем в этом году.

— Хорошо. Тогда перейдём к вашему коллективу. Расскажите, как сформировался тот состав, каким вы играете сейчас? Изначально ведь ты, Серёжа, всем один занимался?

Серёжа: Всё началось в 2015 году, когда я начал записывать треки дома на ноутбуке и выкладывать их во «ВКонтакте». Я часто рассылал свои песни по инди-пабликам, и по одной из публикаций на меня вышел Влад Хайдуров, наш клавишник, с предложением вместе сыграть. Так сольный проект превратился в небольшую, но группу. Позже к нам присоединился барабанщик Андрей Канушин, который сейчас с нами не играет. А потом пришёл нынешний бас-гитарист Вадим Беликов.

Дима: В марте 2019 года ребята пригласили меня в группу, и наше первое совместное выступление было на «Урганте» с песней «Выше домов». Провели пробную репетицию, меня утвердили, после чего мы начали готовиться к съёмкам в программе: на протяжении трёх часов играли одну и ту же песню. Потом мы выступали в питерском ДК им. И. И. Газа, а в клубе RED у нас прошёл первый потрясающий сольник уже с Максимом.

Максим: Да, у меня не получилось сыграть с ребятами в Санкт-Петербурге: в этот же день был концерт On-The-Go. Выступая в RED, я ещё не знал, останусь ли в коллективе. Но на концерте фотограф захотел сделать совместный кадр со всеми участниками группы, и меня позвали. Думаю, это был ключевой фактор меня оставить! (Смеётся.) На самом деле, мы с Серёжей ещё в 2016 году пробовали вместе работать над аранжировками, но они выходили у меня очень тёмные и сложные. Тогда записать песню не получилось, и мы замяли эту историю. А в 2019 году Серёжа пригласил меня в группу.

Серёжа: Да, с тех пор и не расстаёмся.

Серёжа Сироткин. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— Параллельно с «Сироткиным» ты, Максим, играешь в On-The-Go, а Дима — в «Андреграунде». Вы скорее привносите собственный стиль в звучание разных проектов или, наоборот, каждый из них рассматриваете как челлендж?

Максим: Думаю, и то, и другое. В двух группах исходный материал очень разный: здесь песни пишет Серёжа, в On-The-Go этим занимается Юра. Поэтому мой набор навыков пригождается везде по-своему.

Дима: Да, Макс точно отметил, к разной музыке требуется определённый подход: например, в «Сироткине» достаточно мягкий звук барабанов, который важно не испортить. Но, думаю, со стороны всё равно можно узнать, кто играет — всё-таки у каждого из нас уже сформировался свой стиль.

— Часто в коллективах у сотрудников по две должности: официальная и «бэк», скажем так. Например, кто-то берёт на себя организацию ивентов или выступает тамадой. Есть ли у вашей группы такая бэк-сторона?

Серёжа: Каких-то конкретных обязанностей ни у кого из нас нет, но, например, Влад работает ещё и в видеопроизводстве, поэтому он обычно отвечает за монтаж и режиссуру подобного контента — Влад лучше всех эту часть контролирует. В остальном мы распределяем задачи по мере загруженности.

— Как раз хотела у Влада уточнить, не хотелось ли ему срежиссировать клип для группы?

Серёжа: Мы это как-то обсуждали, но пока у нас вышло два лирик-видео на песни «Навсегда» и «Планы на это лето». Мне в целом нравится такой подход: замыкать многие задачи внутри коллектива. Пусть результат не будет выглядеть глянцево и профессионально, зато в нём больше будет нас самих.

— Как вы относитесь к своим популярным трекам? Некоторым исполнителям не нравится их играть по кругу, кто-то принципиально отказывается. А у вас какие отношения с той же песней «Бейся, сердце»?

Максим: Сейчас самые известные наши песни — это как раз «Бейся, сердце» и «Выше домов». В их создании я не чувствовал, но они мне безумно нравятся, люблю их играть. Не всегда понимаю, когда кто-то из ребят говорит: «Ой, это старая песня, давайте не будем её исполнять». Плюс, мы довольно быстро пишем новые треки, поэтому есть возможность взять на концерт как что-то из старенького, так и новое.

Серёжа: Кстати о популярных песнях! Вчера узнал, что во «ВКонтакте» у нас главный хит уже несколько месяцев — «Планы на это лето». Видимо, потому что лето… (Смеётся.) Я всегда радуюсь таким изменениям в общем топе, мне нравится вживую играть новые песни; плюс, многие из них написаны так, чтобы нам самим было максимально комфортно их исполнять. И «Планам» я очень рад — сильно их полюбил за последнее время. Здорово, что слушатели разделяют это.

— Кажется, ваш главный хит из альбома «Добрый злой» — это песня «К водопадам».

Серёжа: Да! Впервые мы не угадали фокус-трек, который будут больше всего слушать. До этого все наши ставки на EP срабатывали, а «К водопадам» оказалась сюрпризом.

Максим Макарычев. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— До «Доброго злого» ваши EP не повторяли названий треков. Почему тут решили поступить иначе?

Серёжа: Мы придумали название песни совершенно случайно: обычно я очень долго пишу тексты дома, а тут мы вместе с Максом дорабатывали припев. И он сказал: «Блин, было бы здорово с чем-то срифмовать “Помири меня с собой”». И мне моментально в голову пришёл «Добрый злой». Мы оба кайфанули, что это так быстро и случайно сложилось, решили этой строчкой назвать и трек, и сам EP. А ещё на правом наушнике у нас написано «добрый», на левом — «злой». Мы их всегда на концерты надеваем. Теперь в планах судиться с группой «Добрый злой», которая появилась за лет пять до нашей песни и украла название (смеётся).

— Вы распределяете песни в альбоме или ставите их в хаотичном порядке?

Макс: Распределяем, как и когда составляем сет-листы на концерты: определяем, с чего хотелось бы начать, ведь не каждой песней можно открывать выступление. Например, «Добрый злой» — довольно сложный и тёмный трек, обычно мы начинаем с «Героев», потому что они… А почему, кстати, Серёг, мы с них начинаем? (Смеётся.)

Серёжа: Их достаточно легко играть. Первая песня важна не только для слушателей, но и для нас самих, чтобы привыкнуть к сцене и настроиться. Сет-лист также зависит от формата концерта: если это фестиваль, неплохо понимать, кто играет до тебя, чтобы сохранить настроение аудитории. Как-то мы выступали после Владимира Преснякова, который в самом конце сыграл все свои энергичные хиты. Было непросто выйти группе, которую мало кто в зале слушает.

В альбоме первая песня производит сильное впечатление: от неё зависит, дослушает ли человек весь EP до конца. Поэтому ближе к началу мы всегда ставим треки, которые особенно хотим донести до аудитории.

— Я так понимаю, сначала Серёжа один писал музыку, но всё изменилось с приходом Максима в коллектив. Расскажите, как теперь строится ваш музыкальный процесс? Вы чаще соглашаетесь друг с другом, уступаете или дерётесь?

Серёжа: В основном да, мы пишем музыку вдвоём, порой Дима к нам приезжает, помогает с барабанными партиями. До драк пока не доходило… (Смеётся.)

Максим: Мы не ругались ни разу… пока что… У нас проблема в другом: мы часто договариваем фразы друг за другом и понимаем, что так никто не привносит чего-то нового, мы просто повторяемся.

— Но тексты Серёжи вы не редактируете?

Серёжа: Нет, это не так. Я стараюсь периодически показывать наброски: когда я пишу, часто замыкаюсь в собственном впечатлении и не понимаю, что мне нравится на самом деле, а что — нет. Подсказки и комментарии Максима и Карлы, моей жены, очень помогают мне развиваться и двигаться дальше. Но сейчас мы готовим песню, которую написал Максим!

— Это вы тоже не расскажете, так?

Все вместе: Само собой! (Смеются.)

Максим: Когда я только пришёл в группу, мне было сложно участвовать в написании текстов — я в этом совершенно не разбирался. Как-то раз я сходил на серёжину лекцию в Moscow Music School и теперь думаю, что я многое умею и знаю (смеётся). Так вышло, что вся моя семья уехала в отпуск на две недели, появилось много свободного времени, и одним утром я решил сочинить песню уже на готовую мелодию. Когда я начал её писать и припевать, возникло ощущение, как будто это Серёжа написал и спел — я так привык к его текстам и идеям! На репетиции я показал ему текст, на что он ответил: «Не нужно ничего менять, давай возьмём в работу».

— Получается, эта песня выйдет в том же EP, что и песня про море? Какой будет EP по настроению?

Серёжа: Мы хотим переплести простую рутину с магией, серьёзные вещи — с детским взглядом на мир. Подробнее пока не можем рассказать. Сами послушаете!

Дима Ерошин. Фото: Наташа Лобачёва, дизайн: dorisovala / 2х2.медиа

— Напеваете ли вы выдуманные песни, мелодии и рождаются ли из них ваши треки, которые вы потом выпускаете?

Дима: Если приходит какое-то ритмическое решение в голову, я обычно сразу сажусь за инструмент и записываю его. По-другому редко выходит что-то сочинить.

Серёжа: Я целенаправленно так делаю — редко получается писать просто для удовольствия. Не то чтобы я себя заставляю или сижу часами с гитарой — скорее постоянно кручу в голове какие-то строчки. Это часть рабочего процесса. Например, песня «Бейся, сердце» появилась, когда я лежал в кровати, засыпал и что-то напевал. В голове родилась мелодия, я промычал её на диктофон и с утра вернулся к записи. Мне кажется, так чаще всего и рождаются самые яркие песни: такая выдуманная мелодия ни на чём не завязана, она сама по себе. И если тебе через время хочется к ней вернуться — это уже важный маркер. По-другому, к сожалению, у меня не получаются ни тексты, ни музыка.

Максим: Да, у меня куча записей на диктофоне! Я часто напеваю мелодии, но, кажется, ещё ни разу их не использовал.

— У меня сложилось впечатление, что ваш лирический герой — довольно ранимый, но открытый к чувствам и впечатлениям человек. А каким вы его видите? С чем вы с ним похожи?

Серёжа: Для меня нет разделения между нами и лирическим героем. В альбоме «Добрый злой» мы пробовали с ним заигрывать, притвориться кем-то, кем мы не являемся на самом деле.

Максим: Серёжа даже надел кожаную куртку!

Серёжа: Да! (Смеётся.) В основе наших песен — то, что нас трогает, и мы надеемся, что тронет наших слушателей. Петь и играть о том, что нам важно, — единственное правило, которого мы придерживаемся в музыке.

Вообще классно петь от имени лирического героя, это убирает стеснение. Когда ты говоришь о себе, ты всё время контролируешь, что можно сказать, а о чём лучше промолчать. Когда ты высказываешься от чужого имени, гораздо проще раскрыться. Или когда ты пишешь не для себя: мы как-то писали песни для других исполнителей, и это оказалось намного проще, чем работать над своими текстами. Меньше ответственности, больше интереса из-за того, что не ты будешь петь. Хочется этой лёгкости добиваться и в нашей группе. Но одну из песен мы всё-таки не смогли отдать.

— Это какую?

Серёжа: «С самых высоких скал». Мы писали её не для себя, но потом моя жена запретила её отдавать…

— В 2015 году ты, Серёжа, писал к релизу Challenger: «Я собрался с силами, посильнее сжал ноутбук и гитару и записал EP, за который мне не стыдно. Я ставил его котам, и они были в восторге, ставил девушке, и она стала моей невестой». Меняли ли последующие релизы вашу жизнь?

Серёжа: Первый релиз, конечно, сильнее всего влияет на твою жизнь. До него ничего не существовало, а здесь появился проект, всё сложилось в конкретную идею. Мне очень нравится, что мы развиваемся в спокойном темпе: на нас не сваливалась внезапно слава, которая могла бы сорвать крышу. Это делает нашу жизнь легче. Выпуская альбом, мы считаем лайки, читаем комментарии и через два дня садимся за новые песни.

Максим: Я живу в музыкальном цикле: сочинение песен, запись, репетиции, концерты. С каждым таким циклом ты должен удивить, порадовать себя, группу и, желательно, слушателей. Никаких резких скачков не происходит.

— В одном из интервью ты, Серёжа, говорил, что часто берёшь вдохновение из своих детских воспоминаний. Изменилось ли это сейчас?

Серёжа: Всё по-прежнему: мне очень нравится мысленно и чувственно возвращаться в детство. Там у тебя максимально тонкая кожа — и в прямом, и в переносном смысле. Всё, что ты видишь и ощущаешь впервые, очень сильно тебя трогает. Сейчас я возвращаюсь к тому времени, чтобы прочувствовать прежние эмоции заново. Будучи 34-летним человеком, достаточно сложно чему-то удивляться, во что-то эмоционально вовлекаться так же сильно, как раньше. В окружающем сегодня мире мне сложно находить вдохновение, поэтому детство — постоянный лейтмотив в моих песнях.

Блиц-интервью с группой «Сироткин» на «Дикой Мяте. Violet». О планах на это лето, «Сейлор Мун» и взрослении
И, конечно, участники группы рассказали, кем бы они стали, будь они посмелей.
ru-RU
https://media.2x2tv.ru/legal/
2х2.медиа
batman@2x2tv.ru
+7(495) 644 22 24
ООО «Телерадиокомпания «2x2»
192
31
2022
Наталья Лобачёва
https://media.2x2tv.ru/content/images/2020/11/IMG_3130.JPG
В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое
Наталья Лобачёва
https://media.2x2tv.ru/content/images/2020/11/IMG_3130.JPG
В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое
Интервью с группой «Сироткин» — о популярных песнях, «Добром злом» и планах на новый EP
https://media.2x2tv.ru/intierviu-sirotkin/