Бендер, у нас проблемы: почему приквел «12 стульев» хуже оригинала

Наталья Лобачёва

Этим летом кинопрокат затмит серия «Бендера» — приквела «12 стульев», которую выпустит телекомпания Sreda. Это уже не первая попытка в сериалы-полнометражки: в 2017-2018 годах выходил «Гоголь» с Александром Петровым. Теперь же 24 июня стартует новый проект «Бендер», который расскажет о формировании великого комбинатора Остапа Бендера из романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова. Мы уже посмотрели первый фильм «Бендер: Начало», чтобы рассказать вам про концепт, отыгрыш актёров и юмор в приквеле.

Внешне создатели постарались связать новый фильм с книгой и шедевром 1976 года от Марка Захарова, где Остапа Бендера сыграл прекрасный Андрей Миронов. Тут тоже свои могильщики, герой периодически мечтает о Рио-де-Жанейро (а ещё падок на красивых женщин). Проект растянется на четыре серии так же, как и музыкальный фильм Захарова. В приквеле Бендера играет Арам Вардеванян; по сюжету герой знакомится со своим отцом (тем самым турецкоподданным) и начинает вместе с ним охоту за сокровищами — в этот раз они спрятаны не в стуле, а в гробу. Золотой жезл, покрытый бриллиантами, кажется путёвкой в богатую жизнь без забот и хлопот — а что ещё нужно таким ребятам, как семейство Бендеров?

Отца Остапа (или Оси) играет Сергей Безруков, для которого это явно важная роль: он хотел сниматься в фильме Захарова и даже был на пробах. Его не взяли из-за слишком сильного сходства с героем: «Смешно звучит сейчас: „Слишком Бендер“. Настолько очевидно, что как великий режиссёр он решил ещё поискать», — вспоминает в одном из интервью актёр, — «наконец-то мы увидели этого очевидного Бендера в теперь уже бессмертном музыкальном фильме „12 стульев“ Марка Анатольевича Захарова».

Помимо Безрукова в фильме большой каст медийных персон: здесь и Гарик Харламов, и Александр Цекало, и Таисия Вилкова, а в трейлере следующей части заанонсирована Вера Брежнева. И вроде бы знакомые лица должны только увеличивать желание сходить на премьеру, но в итоге вместо сильного кино нам дают экранную версию медиа-тусовки. Видно, что актёрам нравится проект и они стараются в отыгрыше, но больше это напоминает любительский ролик для самых близких, нежели достойный приквел легендарного кино.

Проблема кроется в подаче юмора и отыгрыше казусных сцен. Если в советском кино сценарий был ироничен, шутки тонки, а пикантные сцены не отдавали звенящей пошлостью, то сейчас авторы пытаются замиксовать юмор из советского фильма с камедиклабоским, на котором строятся большинство российских комедий. В итоге мы получаем эпизод орального секса, где возбуждение героя на монтаже синхронизируется с добавлением молока в кофе.

В фильме 1976 года авторы ломали четвёртую стену, подписывали прямо на экране мысли героя или зачитывали вслух характеристики персонажей, но не чтобы пошутить над нами — мол, зритель сам не догадается. Они шутили вместе с нами — над неадекватностью происходящего. Кадры, где герои сами в камеру рассказывают о себе, отдавали форматами смешных интервью. А сегодня, в эпоху пост-мета-супер-юмора, их снова хочется смотреть (частично из-за того, что сейчас специально так снимают, а тогда это не было модным, но уже стало смешным).

В новом же фильме актёры тоже нарочно переигрывают, но не настолько нарочно, чтобы воскликнуть «КАКОЙ КРИНЖ!» и захотеть досмотреть. Они будто бы играют (в жизнь) в фильм, выстраивая стену перед зрителем: мол, вот, мы тоже понимаем, что это всё неправда. И из-за этого слишком сложно погрузиться в сюжет.

При этом, авторы как раз-таки позаботились об истории и сделали её настолько насыщенной событиями, что в какой-то момент немного начинает кружиться голова. Никаких вальяжных походок Остапа и песен-мечт о Рио, иронично склеенных на монтаже с кадрами гуляющих куриц и стирающих тряпки женщин. Всё беспредельно хаотично: вот герои в тюрьме, вот они умело выбираются из неё, вот они уже в лапах бандитов, а вот целуются с дамой на балконе. Никаких сюжетных пауз, чтобы оклематься. Возможно, зрителю они и не нужны — ведь в такие перерывы и замечается вся странность и неловкость происходящего.

И впереди этой неловкости — ещё аж три части. Интересно, насколько много людей захотят посмотреть приквел легендарного комбинатора. Но ещё интереснее — сколько его захочет досмотреть.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно