Самые токсичные серии «Южного парка», которым не стоит доверять

Самые токсичные серии «Южного парка», которым не стоит доверять

Редакция
Вконтакте

Чтобы упредить вопросы, которые неизбежно возникнут у фанатов «Южного парка», сразу сделаем несколько дисклеймеров. Для начала, мы не утверждаем, что сериал Трея Паркера и Мэтта Стоуна — плохой, и не умаляем его заслуг. Нет, это великое революционное ТВ-шоу, в своё время раздвинувшее границы возможного на телевидении так широко, как раньше никому не удавалось. Оно стало выразителем идей и эмоций целого поколения (а то и не одного) и вдохновило других талантливых авторов на свои зачастую не менее выдающиеся проекты. Скажем, без влияния «Южного парка» не появилось бы лучшее визуальное произведение последнего десятилетия — «Конь БоДжек», в чём признавался сам создатель последнего Рафаэль Боб-Ваксберг.

Мало того, многие серии «Южного парка» были передовыми для своего времени и остаются такими по сей день. Создатели сериала высмеивали расизм, в том числе полицейский и государственный («Джефферсоны», «Мексиканский Джокер»), антисемитизм (в исполнении Картмана в любом эпизоде, но особенно в «Страстях жидовых»), системную мизогинию («Ешь, молись, пускай газы»), американский культ оружия («Мертвые дети») и консервативное ханжество (от полнометражного фильма «Большой, длинный, необрезанный» до «Большой общественной проблемы»). Особенно много они сделали для борьбы с гомофобией («Большой Эл-гомосек и его гомояхта», «Бой калек», «Картман сосет»), что не раз вызывало возмущение в том числе и в среде российских традиционалистов.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В каких-то аспектах «Южный парк» и сейчас значительно прогрессивнее мейнстримного Голливуда и уж тем более российского кино/телевидения, однако это не значит, что ему некуда развиваться и что позиция авторов по любому вопросу априори верна. Трей Паркер и Мэтт Стоун — чрезвычайно талантливые, но всё-таки люди, причём с весьма ограниченным жизненным опытом белых гетеросексуальных и (с определенного периода) очень богатых мужчин, и они, само собой, могут ошибаться.

Конечно, кто-то отмахнется от претензий распространёнными отговорками: «это просто шутки» или «„Южный парк“ одинаково стебёт всех», но это очень слабые аргументы, особенно применительно к конкретному шоу. Шутки Паркера и Стоуна — чаще всего не просто шутки, а выражение политической и социальной позиции авторов (и они этого не скрывают). Каждая серия буквально заканчивается моралью, объясняющей, что конкретно они хотели сказать. «Равномерный стёб над всеми» в свою очередь не учитывает, что различные группы населения страдают от дискриминации в разной степени. И если стёб над людьми, обладающими властью и привилегиями, вроде Дональда Трампа или даже в целом белых американцев, едва ли может им серьёзно навредить, то шутки о наименее защищённых группах населения (женщинах, представителях ЛГБТК+, расовых меньшинствах) ухудшают их и без того незавидное положение. Ещё Джордж Карлин отмечал, что комедия должна «бить вверх», чтобы быть смешной, но Паркер со Стоуном нередко нарушали этот принцип.

А теперь — к примерам.

«ДЖУНГЛИ-ШМУНГЛИ» (3 СЕЗОН, 1 ЭПИЗОД)

О чём серия? В школу к ребятам приходит мисс Стивенс, руководительница песенного тура в защиту окружающей среды, рассказывающая о важности спасения центральноамериканских джунглей. Четвёрку основных героев (Кайла, Стэна, Кенни и Эрика) за плохое поведение отправляют вместе с ней в Коста-Рику, где детский хор теряется в тропических лесах. Джунгли оказываются крайне недружелюбным местом, полным змей, насекомых, повстанцев, дикарей и прочих опасностей. И мисс Стивенс в итоге меняет своё мнение, искренне радуясь прибывшим на выручку бульдозерам, намеренным сравнять тропический лес с землей.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? В знаменитой «пофигистской» философии «Южного парка», которую превосходно разобрали в материале Vice. Едва ли в какой-то другой серии (за исключением, может быть, эпизода Goobacks о мигрантах из будущего) создатели так настоятельно продвигают мысль, что всерьёз пытаться делать что-то для улучшения ситуации в мире и участвовать в активизме — глупое, лицемерное и даже «гейское» занятие (детский хор здесь буквально называется Getting Gay With Kids).

Проблема уничтожения тропических лесов, не только сохраняющих уникальную и богатейшую экосистему, но и обеспечивающих атмосферу Земли кислородом, вполне реальна и требует общественного внимания, однако «Южный парк» предлагает самый странный и неэффективный ответ на этот вызов — спрятать голову в песок и не обращать внимания.

Сериал высмеивал экоактивистов на протяжении многих лет, представляя их то маньяками («Терренс и Филлип: обратная сторона успеха»), то террористами-зоофилами («Клизма и дерьмо»), и постоянно пытался обвинить людей, ведущих чуть более экологичный образ жизни, в самодовольстве и лицемерии («Угроза самодовольства!», «Пусть едят малашу»), но тем самым оказывал большую услугу не американскому обществу и уж точно не природе, а корпорациям, разрушающим планету.

«ЧЕЛМЕДВЕДОСВИН» (10 СЕЗОН, 6 ЭПИЗОД)

О чём серия? Проигравший президентскую гонку Альберт Гор, чтобы привлечь к себе внимание, выдумывает неизвестное науке чудовище — Челмедведосвина — и пытается убедить детей в его существовании. Из-за махинаций Гора вся четвёрка друзей оказывается в смертельной опасности и лишь чудом выживает. Эпизод пародирует борьбу бывшего вице-президента США с глобальным потеплением: Гор, получивший два «Оскара» за документалку «Неудобная правда» и Нобелевскую премию мира, был одним из первых публичных лиц, громко заявивших о проблеме изменения климата.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? Если «Джунгли-Шмунгли» обесценивали озабоченность людей экологией в целом, то вышедший в 2006 году «Челмедведосвин» действует более точечно, высмеивая только идею глобального потепления. Характерно, что 12 лет спустя, когда научный консенсус по поводу вызванного человеком изменения климата стал почти абсолютным и когда не осталось ни одной крупной научной организации, сомневающейся в этом, а все аргументы скептиков были безоговорочно разбиты, произошло небывалое: сценаристы «Южного парка» извинились перед Гором внутри самого сериала. В эпизодах «Настало время сурьёзности» и «Никто не станет сурьёзным?» из 22 сезона высмеиваются уже скептики, отрицающие существование Челмедведосвина, хотя тот убивает людей прямо на их глазах.

Эти серии показывают, что даже такие непробиваемые ребята, как Трей Паркер и Мэтт Стоун, способны менять своё мнение под давлением фактов, чего не скажешь о многих фанатах шоу.

«ПРАВИЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРЕЗЕРВАТИВА» (5 СЕЗОН, 7 ЭПИЗОД)

О чём серия? Родители Южного парка замечают, как дети «доят собак», то есть мастурбируют им, чтобы получить «молоко». Шокированные произошедшим, они поднимают вопрос на школьном собрании, чтобы ввести половое воспитание с более юного возраста. Однако учителя (ничего не знающий о сексе мистер Мэки и ненавидящая секс мисс Заглотник) лишь запутывают и пугают детей, вызывая настоящую гендерную войну. После разрешения конфликта Шеф подводит итог происходящему словами: «Секс — это не то, что можно выучить по учебникам и диаграммам. Секс — это эмоции. Этому можно научить только в семье».

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? Уроки полового воспитания в школах — чрезвычайно необходимая вещь в мире, где, по данным ЮНЕСКО, только 34% молодых людей способны более или менее точно сказать, как можно защитить себя от ВИЧ, а в отдельных странах две трети девушек узнают о менструации, только когда она у них начинается.

Благодаря школьному секспросвету дети и подростки больше узнают и лучше справляются с вопросами сексуального поведения и репродуктивного здоровья. Согласно статистике, в странах, где введены уроки полового просвещения, число подростковых беременностей, а также число подростков с венерическими заболеваниями ниже, чем в государствах, где такое образование отсутствует. Причём специалисты рекомендуют обучать детей по программам сексуального воспитания уже с 10-летнего возраста.

Весьма символично в этом смысле, что финальный монолог Шефа почти дословно совпадает с высказыванием по тому же поводу Ольги Васильевой, экс-министра образования России (страны с зашкаливающим числом подростковых беременностей и эпидемией ВИЧ, где и взрослых неплохо было бы научить правильному использованию презерватива): «Такие вопросы должны быть не в начальной школе. Я против упрощенности. Этот флёр не должен исчезать из нашей жизни. Мир не должен жить без любви».

«Я ЛЮБЛЮ КАНТРИ» (7 СЕЗОН, 1 ЭПИЗОД)

О чём серия? Перед школой Южного парка проходит антивоенный митинг, и детям разрешают присоединиться, если они не одобряют вторжение Америки в Ирак. Те радостно соглашаются, чтобы пропустить уроки, но на митинге не могут толком ответить на вопрос репортера об Отцах-основателях США. Возмущённый мистер Гаррисон задает им сочинение «Что сказали бы Отцы-основатели об Иракской войне?», и пока Кайл, Стэн и Кенни честно пытаются сделать доклад, Картман отправляется в прошлое, чтобы получить ответ от самих Отцов. Выясняется, что Америка стала великой страной именно из-за своей гибкой позиции: она не переставая ведёт войны, но в то же время позволяет половине населения протестовать против них, сохраняя лицо.

Транслировать финальную мораль тут неожиданно выпало Картману: «Вы, кто поддерживает войну. Вам нужны те, кто против неё, потому что благодаря им кажется, что в стране остались разумные люди, умеющие сопереживать. А тем, кто против войны, нужны квасные патриоты, потому что, если бы страна состояла только из сочувствующих слизняков, нас бы в момент поимели».

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? Этот эпизод наглядно демонстрирует, насколько бессмысленна и лицемерна привычная для «Южного парка» философия «истина посередине». Формально он высмеивает обе стороны конфликта, но на деле поддерживает статус-кво — нынешнее положение вещей, при котором США ведёт многочисленные завоевательные войны без каких-либо моральных оправданий. Создатели «Южного парка» перенимают милитаристскую риторику республиканцев, утверждая, что без «ястребов» страну немедленно «захватят террористы или Китай» (цитата из серии). Хотя звучит это откровенно смешно, учитывая, что на протяжении многих десятилетий США не вели войн на своей территории, зато участвовали в десятках конфликтов в других государствах (Россия, кстати, тоже не сильно отставала).

Особенно беспомощным этот аргумент выглядит применительно к войне в Ираке, необходимость которой тогдашний президент Джордж Буш-младший обосновывал связями Саддама Хусейна с «Аль-Каидой» (не подтвердившимися) и производством в стране оружия массового поражения (свидетельства ЦРУ, на которых основывались обвинения, оказались ложными и даже намеренно сфальсифицированными — это впоследствии признал сам озвучивший их госсекретарь США Колин Пауэлл). Война была начата без санкции Совбеза ООН и унесла жизни, по разным оценкам, от 150 до 600 тысяч мирных иракцев.

Именно эту войну — на чужой территории против никак не угрожающей Америке страны с огромными человеческими жертвами — Трей Паркер и Мэтт Стоун в эпизоде «Я люблю кантри» сравнивают с Войной за независимость США, мало чем отличаясь от наших пропагандистов, оправдывающих любую агрессию России ссылками на Великую Отечественную.

Впоследствии создатели сериала развили эту мысль в мультфильме «Команда Америка: мировая полиция», где вновь попытались доказать, что при всех недостатках американский милитаризм необходим миру.

«ГОЛУБОЙ САУС-ПАРК» (7 СЕЗОН, 8 ЭПИЗОД)

О чём серия? Мужчины и мальчики Южного парка под влиянием шоу о том, как геи учат натуралов быть красивыми и модными, становятся метросексуалами: они носят яркую дизайнерскую одежду, следят за своим внешним видом и общаются друг с другом в стереотипно «гейской» манере. Поначалу женщины поддерживают эти начинания («Теперь наши мужчины такие чистые, аккуратные. Теперь они говорят о своих чувствах, пьют вино и украшают дом»), однако со временем понимают, что мужчины перестали заботиться о чем-либо, кроме педикюра и покупок, и неспособны справиться с серьёзными проблемами вроде пожара.

Недоволен и мистер Гаррисон, считающий, что натуралы таким образом занимаются апроприацией, копируя культуру геев, как белые зачастую копируют сленг и одежду темнокожих. Но хуже всего приходится Кайлу, который не поддается метросексуальной моде и подвергается реальной дискриминации за свою «инаковость».

В конце выясняется, что эта мода была навязана миру живущим глубоко под землей Крабовым народом, чтобы ослабить и поработить человечество.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? В этом случае вопрос надо задавать создателям «Южного парка». Из всех доводов понятной кажется только обеспокоенность мистера Гаррисона: метросексуальность действительно может восприниматься как апроприация квир-культуры, хотя конкретные границы выявить сложно — мужская мода, в том числе в весьма экстравагантных проявлениях, была распространена во все времена вне зависимости от уровня принятия гомосексуальности в обществе. Однако в том, чтобы хорошо одеваться, мыться и делиться чувствами, нет никакой проблемы — это не делает мужчину более слабым, трусливым или морально неустойчивым. А многие женщины наверняка не согласятся с финальным «женским» посылом серии: «Даже если меня и тошнит от Стивена, я его люблю за грубые шутки и мужиковатость».

Эпизод в сущности утверждает, что биологический пол полностью определяет, как ты должен выглядеть и вести себя, а любое проявление гендерной неконформности, если оно не связано с гомосексуальностью, всего лишь дань моде и явление для общества опасное. Честно говоря, старую присказку о том, что мужчина должен быть свиреп, волосат и вонюч, больше ожидаешь услышать от каких-нибудь российских депутатов, чем от двух вполне метросексуальных голливудских звезд.

«ВИДЕОНАБОР ТУПОЙ ИСПОРЧЕННОЙ ШЛЮХИ» (8 СЕЗОН, 12 ЭПИЗОД)

О чём серия? Сюжет во многом напоминает «Голубой Саус-Парк». Пэрис Хилтон открывает в городе магазин одежды «Тупая испорченная шлюха», что вызывает восторг у местных девочек, во всём пытающихся подражать скандальной звезде. Новая мода на женскую «развратность» не нравится только Венди, из-за чего она становится изгоем. На помощь ей приходит мистер Мазохист, вызывающий Пэрис (которая большую часть серии пьет, сплевывает сперму и пытается сделать Баттерса своим питомцем) на дуэль шлюх. Он и побеждает в состязании, буквально насаживая себя на тело Хилтон, после чего объясняет девочкам, что им, в отличие от него самого, быть шлюхой не стоит.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? Несложно догадаться — в слатшейминге и мизогинии, притворяющихся заботой о женщинах. Возможно, действительно было бы неплохо, если бы примерами для подражания становились нобелевские лауреаты, а не актеры, певцы, спортсмены и прочие селебрити, но Пэрис Хилтон не то что бы выделяется на общем фоне. Пожалуй, самое страшное, что она совершала, — это вождение в нетрезвом виде (что делал едва ли не каждый третий известный человек в США — от Киану Ривза до Мела Гибсона), однако про это «Южный парк» не вспоминает. Вся критика эпизода связана исключительно с «распущенностью» Хилтон, то есть буквально с тем, что девушка занимается сексом когда и с кем хочет, не спрашивая разрешения Паркера и Стоуна.

А когда то же самое делают мужчины (например, в серии «Сексуальное исцеление»), создатели сериала, напротив, оправдывают их некими биологическими причинами — «все мужики такие, наши мозги так устроены». Сценаристы спокойно принимают даже всегда готового к самым необычным видам секса Мистера Мазохиста, поскольку тот «родился таким» (почему они решили, что Пэрис не родилась такой? и какое это вообще имеет значение?). Но сексуально активные женщины, свободно распоряжающиеся своим телом, вызывают у авторов сериала настоящий ужас. Сериал Паркера и Стоуна, который так любит обвинять других в лицемерии, неискренности и ханжестве, сам не стесняется применять к людям откровенно ханжеские двойные стандарты.

Создатели настолько убеждены, что частая смена партнёров претит женщинам на биологическом уровне, что сравнивают её с такими завязанными на анатомии вещами как мочеиспускание стоя и бритье мошонки. Однако в реальности, хотя «усредненная» женская сексуальность и отличается от мужской (например, большей вариативностью паттернов), это ничего не говорит о конкретных индивидуальностях, а само понятие «шлюха», которым «Южный парк» оперирует на протяжении всей серии, ещё один способ контролировать женское поведение.

«НОВАЯ МОДНАЯ ВАГИНА МИСТЕРА ГАРРИСОНА» (9 СЕЗОН, 1 ЭПИЗОД)

О чём серия? Мистер Гаррисон ложится на «операцию по смене пола» (нам демонстрируют реальные кадры разрезания и выворачивания половых органов, сопровождаемые ироничными комментариями о «естественности» такого вмешательства) и появляется в городе в новой, женской ипостаси. Увидев это перевоплощение, Кайл, которого не взяли в баскетбольную команду, решает, что внутри он — высокий афроамериканец, и тоже планирует лечь под нож. Его отец Джеральд сначала отказывает сыну в оплате операции, но выяснив, что и сам может стать дельфином, о чём всегда мечтал, разрешает сыну «сменить расу» хирургическим путем. Тем временем, новоявленная мисс Гаррисон обнаруживает, что не способна забеременеть или даже иметь месячные, и разражается откровением: «Получается, что я не женщина — я мужик с изувеченным членом». Кайл, действительно превратившийся в черного парня, готовится к матчу, не подозревая, что в его коленях скрыта бомба замедленного действия.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? В старой доброй трансфобии. Сериал совершает типичную ошибку поленившихся разобраться в теме людей, путая биологический пол и гендерную идентичность. Если пол — это действительно набор анатомических характеристик (гениталии, хромосомы и половые гормоны), которые люди, как правило, не предъявляют на публике и которые почти не играют роли в социальной жизни за пределами спальни, то гендерная идентичность — это личное представление о себе как о мужчине, женщине или, например, небинарной персоне (вариантов на самом деле много, гендер — это спектр).

Трансгендерные люди (то есть те, чья гендерная идентичность не совпадает с приписанным при рождении полом) сравнительно редко прибегают к хирургической реконфигурации гениталий (например, вагинопластике или фаллопластике). Гораздо чаще они ограничиваются гормональной терапией. И, разумеется, едва ли кто-то из совершающих трансгендерный переход считает, как мистер Гаррисон, что вмешательство хирурга может буквально изменить биологический пол, однако операция, если до неё доходит, помогает трансгендерным людям примириться со своим телом и лучше выразить свой настоящий гендер.

Попытка «Южного парка» показать, что гендерная идентичность — такая же неизменяемая характеристика человека, как его раса или даже биологический вид, выдает лишь очевидное непонимание сути вопроса. А представление корректирующей операции как чего-то чрезвычайно страшного, неестественного и позорного, сильнейшим образом бьёт по и без того крайне уязвимой группе.

По данным Американской психологической ассоциации, трансгендерные дети чаще других подвергаются насилию в школе, особенно во время занятий в спортзале и при посещении туалетов. Будучи взрослыми, транс-персоны нередко подвергаются насмешкам и угрозам насилия, даже когда просто идут по улице или в магазин. Также у трансгендерных людей гораздо более высокие шансы (по сравнению с цисгендерными) стать жертвами сексуального насилия и преступлений на почве ненависти, и они значительно чаще совершают самоубийства. Едва ли панчи «Южного парка» о «фриках с изуродованным членом» (а ведь сериал не избегает трансфобных шуток даже в новом сезоне — в частности, в серии «Настольные девушки») как-то помогают исправлению этой статистики.

P.S. Отдельно отметим, что в этой серии понятие «женщина» сводится к чисто биологическим функциям — менструации и деторождению, что само по себе вызывает немало вопросов.

«ПОДНИМАЯ ПЛАНКУ» (16 СЕЗОН, 9 ЭПИЗОД)

О чём серия? Картман впервые признаёт, что он толстый, но находит способ извлечь из этого дополнительную выгоду. Передвигаясь на мобильном скутере, он пробирается в любые места без очереди и грозит судебными исками заведениям, в чьи двери не может проехать. То же делают и многие другие толстые люди, заполоняющие общественные пространства своим спецтранспортом. В это время Кайл узнает о популярном реалити-шоу «А вот и Ханни Бубу», где мать закармливает маленькую девочку вредной едой и энергетиками на потеху зрителям, и понимает, что планка человеческого достоинства в стране опустилась слишком низко. Поднять её способен только режиссер Джеймс Кэмерон, отправляющийся на дно Марианской впадины.

Кадр из «Южного парка» / Paramount

В чём проблема? В фэтфобии — пожалуй, одной из самых общественно одобряемых форм дискриминации. Серия вполне здраво осуждает продюсеров реалити-шоу за циничное использование необеспеченных людей, вынужденных делать отвратительные вещи на камеру, и зрителей, радостно потребляющих такой продукт (неожиданно актуальный посыл в контексте споров о фильме «Дау» Ильи Хржановского). Однако основная критика в этой истории приходится не на них, а на толстых людей, которые по каким-то причинам должны стыдиться своего внешнего вида. Авторы сериала напрямую сравнивают их со свиньями и даже поощряют прямые физические атаки на них («Не хотят, чтобы на них нападали, — пусть слезают с кресел», — говорит самый «рациональный» персонаж эпизода Кайл).

С одной стороны, проблема ожирения и связанных с ним болезней действительно стоит в США остро как никогда. С другой, оскорбления в адрес толстых людей демонстрируют не желание решить эту проблему, а лишь стремление самоутвердиться за чужой счёт.

Дело даже не в том, что огромную роль в наборе веса играет генетика и что масштабы проблемы определяет сам уклад современной жизни (дешевая, жирная и насыщенная углеводами еда, сидячая работа, нехватка времени на готовку, недостаток сна) или что здоровье больше связано с физической активностью, питанием и сном, чем непосредственно с весом. Дело в том, что стигматизация толстых людей ухудшает их здоровье и качество жизни куда сильнее, чем «лишние» килограммы, увеличивая их риски столкнуться с диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, расстройством пищевого поведения и так далее. То есть фэтфобные шутки «Южного парка» (также в сериях «Лагерь для толстяков», «Безопасное пространство» и вообще всех, связанных с Картманом), каким бы благовидным предлогом они ни прикрывались, не исправляют, а лишь усугубляют ситуацию.

Новый канал для новых взрослых

Читайте ещё
Понятно