«Псих» Фёдора Бондарчука: как на самом деле работают психологи и где их границы

Ангелина Казакова

Восьмисерийный «Псих» Фёдора Бондарчука вышел в конце 2020 года на стриминговом сервисе more.tv, это первая работа режиссёра в таком формате, а автором сценария выступила его супруга Паулина Андреева. Сериал рассказывает о московском психологе по имени Олег, который работает с достаточно обеспеченными людьми, переживает потерю жены (она исчезла год назад при таинственных обстоятельствах) и очень хочет завести ребёнка, прибегнув к суррогатному материнству.

А ещё у него сложные отношения с матерью, которую играет актриса Гоголь-центра Роза Хайруллина. Её он называет Кирой, и в первой серии нам сразу дают понять, что он в свои 40 лет живёт с ней. Параллельно нас знакомят с подругой героя Верой (Елена Лядова), которая ушла от очень богатого мужа к милому архитектору (Александр Горчилин) в шалаш, но и у них не всё благополучно. Благополучных героев в этом сериале вообще нет. Каждый по своему травмирован, почти все либо сами психологи, либо их клиенты. Именно исходя из того, что львиную долю экранного времени мы проводим в кабинете главного героя, наблюдая за его работой с людьми, нам стало интересно разобраться, насколько достоверно показана реальная работа психолога в сериале Бондарчука. Для этого мы заручились поддержкой практикующего психолога и парой этических кодексов психологических ассоциаций.


Практикующий психолог Вероника Монахова: «Оговоримся, что в России не существует специального органа, куда психолог может встать на учёт как врач, так как официально врачи — психотерапевты и психиатры. В России психолог формально может делать всё что угодно, и это никак не регулируется, так как нет лицензии, нет органа. Во многих странах, например, в США, есть лицензия и жёсткие принципы этики. А в России есть лишь сообщества, в которые психологи могут вступать, и уже в них есть этические кодексы. И за их нарушение может последовать исключение из этой организации».

Кадр со съёмок «Психа»

Сериал «Псих» рассказывает именно о психологе, но при этом в одном из эпизодов у него возникают проблемы с «сертификатом» на работу — по жалобе в Российское психологическое общество он был вызван на этический комитет. Разберём этический кодекс, представленный на сайте общества, и соответствие ему работы психолога в «Психе».

Так как психологи в России не проходят обязательную сертификацию, членство в различных психологических сообществах добровольное и определяется каждой ассоциацией отдельно. В РПО максимальная санкция — приостановление членства (по кодексу). Формально это не мешает психологу продолжать практику, что мы и наблюдаем в сериале.

Пункт 1. Психолог обязан иметь опыт личной психотерапии

Кодекс: Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни её процесс, ни её результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.

Герой Константина Богомолова переживает серьёзную травму после исчезновения любимой жены, но продолжает консультировать клиентов. Свою боль он предпочитает глушить употреблением наркотиков и алкоголем. В обычной жизни психолог, переживающий глубокую травму, не может консультировать других людей, пока не справится со своими переживаниями. Вспомним поговорку «сапожник без сапог» — в сериале «Псих» мы видим именно это. Получается, что человек в тяжёлом личностном кризисе получает доступ к открытым психологическим «ранам» других людей.

Кадр из сериала «Псих»

«Многие институты в России, которые обучают методу работы, закладывают определённое количество часов личной терапии, которую должен пройти человек перед получением сертификата», — рассказала нам практикующий психолог Вероника Монахова.

Пункт 2. Психолог не даёт советов

Кодекс: Психолог признаёт право Клиента на сохранение максимальной автономии и самоопределения, включая общее право вступать в профессиональные отношения с психологом и прекращать их.

В одном эпизоде герой Богомолова безжалостно указывает на сексуальную ориентацию клиента, которую тот пока не готов признать. В другой серии — советует клиентке делать или не делать аборт. В практике это, конечно, абсолютно недопустимо. Потому что работа терапевта во многом заключается в том, чтобы помочь клиенту разобраться и принять самостоятельное решение.

«Совет — это некая готовая инструкция и процесс перекладывания ответственности с клиента на психолога. То есть он даёт готовый рецепт, и клиент это берёт как модель поведения. Не стоит так делать», — говорит Монахова.

В сериале Бондарчука герой вступает с клиентами в отношения вне терапии, приходит к ним с личными просьбами, не прислушивается к просьбам клиента о смене терапевта.

Кадр из сериала «Псих»

Пункт 3. Наркотики и алкоголь

Зависимость от веществ — признак психологических проблем. Психолог не должен работать, имея зависимость. Также в рамках терапии не допустимы прямые оскорбления.

Это опять же о принципах уважения к клиенту и избежания причинения вреда.

Из серии в серию набором джамп-катов мы наблюдаем, как Олег раскуривает косяки между сеансами и может провести разговор с клиентом в нетрезвом виде. Необходимость что-то употреблять часто работает как компенсаторный механизм, «помогающий» переживать эмоции.

Мы не будем углубляться в анализ этого, но нужно помнить, что люди приходят к психологу/психотерапевту и отдают ему весь багаж переживаний. Задача психолога — максимально профессионально помочь человеку выбраться из этих ощущений. Герой сериала же никого не щадит и будто не понимает последствий своих действий. При работе с клиентами с суицидальными мыслями, например, это может привести к самым страшным исходам.

Кадр из сериала «Псих»

Пункт 4. Конфиденциальность

Конфиденциальность клиента как тайна исповеди у священников. Ваши конфиденциальные данные в ходе терапии не должны выходить за пределы кабинета. Так же, как и запрет работать с клиентами, которые близки друг с другом, это может пагубно повлиять на ход терапии — опять же по той причине, что тайну сохранить трудно.

Герой Богомолова по этому правилу тоже не живёт. Во второй же серии он раскрывает секрет клиента своей подруге, которая знакома с ним. Это, конечно, подрывает на корню доверие к психологу и должно стать причиной разрыва отношений с врачом, но в «Психе» этого не происходит, потому что в ход вступает взаимовыгодный обмен информацией личного плана (не связанных с терапией) между психологом и клиентом. Герой Богомолова просит своего клиента (Игорь Верник) помочь с отслеживанием биллингов звонков его пропавшей жены.

Кадр из сериала «Псих»

Пункт 5. Компетентность

Конечно, стоит ещё добавить про принцип компетентности. В психологии существует понятие «супервизия» — это способ повышения квалификации через регулярные консультации со старшим специалистом о ходе работы с клиентами (сохраняя анонимность клиента) и поиска наилучших способов оказания помощи. Но «столичный психолог» из «Психа» не считает нужным ни проходить личные консультации, ни взаимодействовать со старшими коллегами. А ещё он легко обесценивает работу коллег. В одной из серий герой Богомолова объясняет это тем, что он просто «о*уенный психолог».


Хочется заметить, что психолог не лечит тело, но лечит умы, поэтому он также обязан избегать причинения вреда, как и обычный врач. Сериал «Псих» в этом смысле, конечно, сильно влияет на имидж психологов и на представление о психотерапии в целом. Установка, что поход к психотерапевту — развлечение для богатых и избалованных, в ходе которого вас будут оскорблять, ваши тайны не сохранятся, а проблемы обесценятся, мало кого может вдохновить на попытку разрешить ментальные проблемы с помощью профессионала, будем откровенны.

Возможно, Бондарчук вдохновлялся образом «Доктора Хауса» — злого врача на препаратах, саркастичного, но в то же время обаятельного и очень яркого. Но мы живём в России, где, по данным Минздрава, в 2019 году было зафиксировано 5,8 миллионов пациентов с психическими расстройствами, а, по данным ВОЗ, депрессией страдают 40 миллионов человек.

Репрезентация психологической помощи в корректном ключе не просто важна для российского зрителя — она жизненно необходима. Конечно, в сериале «Псих» герой несёт бремя вины за некоторые свои действия, но это не умаляет того, что в основном его работа представлена некорректно.

За последний год российский сериальный рынок наполнился историями про психологию и ментальные проблемы. В 2020-м же вышел сериал «Триггер» с Максимом Авдеевым в главной роли, в котором психолог, используя не совсем этичные методы, попадает в круговорот криминальных событий. Или «Хороший человек» Константина Богомолова, основанный на истории о поимке ангарского маньяка Михаила Попкова.

В европейском кино давно существует психоаналитический подход, который рассматривает фильм как способ взаимодействия с подсознательным (режиссёра и/или зрителей). Тот же Ингмар Бергман, например, в своих работах очень часто и глубоко выстраивал мотивации своих героев, опираясь на работы Фрейда и Лакана.

В нашем кино этот подход не так распространен, во многом потому что в нашу культуру психотерапия пришла не так давно. И даже поколение наших родителей в принципе ничего не слышало о том, что свои внутренние проблемы нужно разрешать как-то иначе, кроме как стиснув зубы или поплакавшись другу на кухне.

Кадр из сериала «Псих»

И исходя из того, что в последние годы мы видим всё больше российских фильмов, которые пытаются разбираться в подсознательном и использовать внутренние механизмы психики в качестве обоснования для мотивации героев, можно предположить, что в Россию, наконец, пришёл тренд на психотерапию и психологию. Всё чаще в соцсетях и в публичном пространстве можно встретить дискуссии о депрессии, личных границах, тревожности. Всё больше людей готовы говорить о том, что посещают психолога. Конечно, как и любое новое явление, поначалу оно кажется грубым и громким, будто из каждого утюга тебе кричат, что необходимо любить себя или нужно избегать каких-нибудь триггеров, или что у каждого второго депрессия. И, конечно, хочется немножко оправдать Бондарчука и заметить, что само появление разговора о психологии в массовой культуре в России — это большая победа. Но, к сожалению, все мелкие искажения, о которых мы написали выше, добавляют в эту победу очень много горечи.

Работа психолога — это не просто глянцевая картинка, где красивые люди сидят на кожаных кушетках, говорят о высоком и плачут; это ещё и работа с огромным куском необработанных человеческих эмоций, боли, страха, ненависти, любви. И от того, насколько психолог будет успешен в своей работе, зависит не только настроение, но иногда и жизнь клиента. Развлекательное кино не обязано работать в просветительском формате, но было бы круто, если бы вооружившись принципом «не навреди», режиссёры осознавали, что за желанием сделать сюжет провокационным, а героев яркими, есть ещё и ответственность. А то вдруг люди поверят в происходящее на экране.

Понятно