Интервью с «АИГЕЛ»: о Signal 2021, «Гравити Фолз» и волшебстве через боль

Наталья Лобачёва

На фестивале «Сигнал 2021», проходившем в Николе-Ленивце с 19 по 22 августа 2021 года, выступил хип-хоп дуэт «АИГЕЛ». После концерта, который закончился в 12 часов ночи, Айгель Гайсина и Илья Барамия поделились с нами ощущениями от фестиваля, рассказали о цепляющих их мультфильмах, работе над сериалом «Топи» и оголённости творческих людей.

— Как у вас настроение после выступления?

Айгель: Офигительное! Мы когда днём ходили по локациям, думали: где все? А все люди пришли на нас. Оказалось, что здесь очень много народу. Тут очень круто и красиво. Везде мелькают огоньки — атмосфера волшебства.

— Как вам участие в фестивалях вроде «Сигнала»? Чувствуете себя комфортно или больше нравятся сольные концерты?

Илья: Везде нравится выступать!

Айгель: Особенно, когда выступать не всегда получается, потому что половина концертов отменяется. Вообще, это два совершенно разных формата: на своих концертах мы можем петь более серьёзные песни для аудитории, которая нас уже хорошо знает. На фестивалях же мы стараемся немножко раскачать народ, чтобы те, кто впервые нас услышал, не испугались, а те, кто уже знаком, порадовались.

— Вы впервые на Signal? Как вам фестиваль?

Илья: На «Сигнале» не был, только в «Никола-Ленивце» лет десять назад. Приятное место.

Айгель: Я здесь впервые — в прошлом году хотела приехать как гость, потому что у нас отменилось какое-то выступление, а Signal был единственным фестивалем. Но было довольно далеко ехать, стало немножко лень, и я осталась. А в этом году, бац, и мы приезжаем уже выступать! Большая радость. У «Сигнала» своя атмосфера, люди сюда хотят.

— Вы писали музыку для сериала «Топи». По ощущениям, у ваших песен и у проекта похожий вайб — утопия, потерявшиеся герои, окружение соблазнами. Расскажите подробнее, как вам опыт работы над сериалом?

Илья: Дмитрий Глуховский [режиссёр сериала — прим.ред.] нас долго искал: ещё для другого проекта, но тогда мы ничего не успели. Тут он нас выловил, мы глубоко погрузились в сериал: отсматривали все рабочие материалы, прочитали сценарий. Глуховский был тоже настроен на то, чтобы соединить наш вайб с сериалом. На мой взгляд, это получилось.

Айгель: Нас позвали в этот проект, потому что мы уже были на него похожи. И после прочтения сценария поняли, что это абсолютно наша тема. Те песни, которые мы написали для сериала, — это материал, который мы можем спокойно встраивать в наши концертные программы.

— Когда вы работали над фильмом, были ли какие-то разногласия с командой проекта?

Айгель: Мы изначально говорили про одну песню к сериалу, когда её показали, нам предложили написать ещё. Потом ещё одну. Потом ещё несколько. После сценария я сразу написала «Топи». Прислала ребятам, Илье и Глуховскому. Они сказали, что всё супер, но они ждали песню, открывающую титры, а я думала, что мы хотим закрывающую. Тогда предложили написать ещё и для начала эпизодов — и мы придумали «Тебе кажется». С командой работалось легко — приятно сотрудничать с людьми, которые не говорят: «Давайте переделаем».

— В мае этого года у вас вышел анимационный клип на песню Төн. Расскажите, как выбрали именно этот формат и нашли Алису Пономареву, Марию Антонову и Варю Завражину для разработки клипа?

Айгель: Это не официальный клип, а личная инициатива девчонок из ВШЭ. Они предложили сделать видео, и мы согласились. Классно, когда наши треки вызывают желание создать что-то прикольное, тем более, мы с визуалом никак не работаем. Сейчас этот ролик вставляем в концертную программу, людям нравится этот вайб советской анимации.

— А вы бы хотели сами поэкспериментировать с анимацией?

Айгель: Иногда у меня в голове всплывают какие-то картинки-ассоциации, например, как девушка идёт и стирает каждый своим шагом реальность позади себя. Это не снять, можно только нарисовать. Но делать такое достаточно дорого, мы в визуал не забираемся.

— Какие у вас вообще отношения с анимацией? Что нравится?

Айгель: Я каждый день смотрю по пятьдесят миллионов мультиков, Илья, наверное, тоже — потому что у нас дети.

Илья: А куда деваться!

Айгель: У меня уже настолько материнская профдеформация, что я когда где-то смотрю телик, обязательно останавливаюсь на мультяшном канале. Анимация для моего мозга мамки — это что-то успокаивающее. Подсознательно думаю, что сейчас ребёнок занят, значит, у меня есть свободное время. Даже если ребёнка рядом нет.

Сейчас мы с дочкой уже третий раз пересматриваем «Гравити Фолз», у нас все три дневника дома. Я всё жду, когда мы с ней сможем смотреть взрослую анимацию.

— Есть какой-то любимый мультфильм или сериал?

Айгель: «Тайна Коко» супер! Многие пиксаровские — попсовые, а этот за душу берёт.

Илья: У меня, наверное, почти все ранние пиксаровские любимые.

Айгель: Вот поэтому мы и популярны. Илья нас вытаскивает в попсу!

Ещё очень люблю «Унесённых призраками». Мне действительно нравится «Гравити Фолз» за то, что он не такой грязный, как многие взрослые мультфильмы. Автор умудряется сделать мультик детским, но одновременно интересным для взрослых.

Pixar празднует 35 лет. Вспоминаем наши любимые мультфильмы студии
Как мы плакали и смеялись над «Вверх», «Душой» и «В поисках Дори»

— В одном из интервью ты говорила, что в гармоничном состоянии редко пишешь, обычно это происходит, когда внутри есть конфликт. Нет ли ощущения, что пишущие люди подсознательно иногда жертвуют «простым» счастьем, чтобы была почва для вдохновения, переосмысления и творчества?

Айгель: Так и есть. Просто у людей, которые пишут, обычно очень оголённые рецепторы. Они не сознательно ищут надлом, а скорее надламываются от многих вещей сами.

— Илья, вы в одном из интервью говорили про вашу музыку: «Хочется думать, что это как у Тима Бёртона — пугалки, которые оставляют ощущение энергии и красоты». С кем ещё из поп-культуры вы сравниваете, отождествляете свои песни?

Илья: Нравится ещё Мишель Гондри, он создаёт какой-то эзотерический мир, который ты не до конца можешь понять. Это сподвигает тебя фантазировать.

Айгель: С «Запредельем» (The Fall) Тарсема Сингха, это мой любимый фильм. Очень красивая история, как парализованный герой рассказывает девочке сказки, они такие трогательные, адаптированные под детское восприятие. Это что-то похожее на Тима Бёртона: история волшебства, которое происходит через какую-то боль. Оно не должно тебя оставлять одного, наоборот, призвано освободить.

— Айгель, в одном из интервью, ты говорила, что не можешь переслушивать «музыку, которая давит» — слушаешь один раз и больше не возвращаешься. Часто такую давящую музыку люди слушают в сложные времена. Что тебе тогда помогает переживать трудности?

Айгель: Обычно сама начинаю писать в такие моменты. Наверное, я уже выросла просто, поэтому мрачнявые песни меня не питают. Люблю тишину и монотонное техно, мне нравится очищать свой мозг от мелодий, смыслов — слишком много всего в голове.

В свободное от работы время я смотрю мультсериалы и опять думаю про работу, да что ж такое

Понятно